Рецензии на книгу «Русский дневник» Джон Стейнбек

Книга известного американского писателя Джона Стейнбека "Русский дневник" написана в 1947 году после его путешествия по Советскому Союзу. Очень точно, с деталями быта и подробностями встреч Стейнбек воспроизводит свое путешествие по стране (Москва - Сталинград - Украина - Грузия). В этот файл добавлены фотографии путешествовавшего вместе со Стейнбеком фотографа Роберта Капы.
CoffeeT написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Как же все-таки странно устроена жизнь – вокруг столько прекрасного, доброго и волшебного, но нет, твои ручки постоянно тянутся к чему-то сомнительному и неочевидному. И речь идет не только о выборе сосисок в продуктовом магазине (кстати, почему они столько стоят?), месте летнего отдыха (да не будет там дождей, я точно знаю) или будущей жены (кстати, почему они столько стоят?), но и, конечно, о книгах. Ну вот, скажите, неужели так мало скандинавов, которые трудятся на детективном поприще? Так почему же я читаю румынского мастера пера и конской кражи Чировици? (и почему все шутки про румынов получаются такие расистские?). Про фантастов я вообще не говорю – числа им нету, там от хороших до великих сотня мастеров. Но знаете, что мне протягивает дядька из службы доставки Озона? Египетского фантаста Рамеза Наама. И я как наяву возвращаюсь на пляжи Хургады, а усатый аниматор кричит «Давай, давай, выше руки, улыбайся, красивая, танцевайся». И ведь сам же все эти книги берешь в свои руки. Как бы, осознанно, никто тебя не заставляет. В общем, не знаю, как это работает.

Но если вышеприведенная история еще понятна (то есть не очень понятна, но уже принимается за аксиому в этом сложном и запутанном мире), то есть еще хорошо замаскированные алежименты. Их еще некоторые называют леокасты, но я чуши большой не слышал (хотя хорошо интернированный леокаст может быть любопытен). Это, грубо говоря, когда ты такой «хорошо-хорошо, Литература, сейчас ты мне сказала нет, но после пары коктейлей и моего коронного танца, посмотрим, как ты запоешь». И ты стараешься такой, просишь приставную лестницу в книжных магазинах, чтобы на пыльной и скрытой от света и человеческих глаз антресоли найти книгу, которую читали только родители автора, его лучший вымышленный друг и переводчик. Долгие часы ты проводишь подробный поиск везде, где только можешь. Твоя мама волнуется, жив ли ты, девушка пишет, что бросает тебя, друзья думают, что ты нашел девушку - но ты точно знаешь, что все это не зря. И вот ты находишь свой маленький литературный Грааль, малоизвестную, изданную малым тиражом (изданную ли вообще?) книгу Букеровского лауреата 1994 года. И вот сейчас из ниоткуда заиграет классическая музыка, а твои глаза станут свидетелями чего-то чудесного.

Нет.

К сожалению, даже если вы тратите очень много времени и усилий на поиск книги (сосисок, жены), то это вам не может гарантировать человеческое благополучие, радость, беззаботность и мир во всем мире. Это тоже работает как-то так, как никто не знает. Вы мне скажете, друг мой, обычно, если книга хорошая – то о ней и так говорят, а она не лежит на антресоли. Конечно, доля смысла в этом есть, пока я не вспоминаю, что дьявол придумал маркетинг и рекламу. Что автоматически наполняет информационное поле любителей хороших книг авторами, которые учились в одной известной румыно-египетской литературной школе. Это приводит нас к еще двум умозаключениям: 1) найти нового хорошего автора очень сложно 2) их нет. Это тоже относительная правда, конечно же – они есть, просто прячутся, ну либо знают, что вы все равно купите Глуховского, поэтому не пишут. Здесь мы по идее должны опять вернутся к феномену, почему мы иногда (часто, редко, всегда) покупаем неочевидные книги вместо, например, Стейнбека, но мы пойдем дальше. К магии.

Вот лежит новая книга Глуховского в магазине и манит тебя, манит. И ты уже тянешься, как бабах, и что-то происходит. И у тебя в руках «Русский дневник» Стейнбека. И ты думаешь, что это 45678-я по счету книга, которую ты хотел прочитать, что в институте ты читал «Гроздья гнева» и тебе было скучно, что, блин, все равно Глуховского так не сейчас, так потом читать (ДА НЕ ЗНАЮ Я, ЗАЧЕМ!!!). Но нет, таки Стейнбек. И вот вопрос – то ли, у нас, у глупых людишек, все-таки где-то просыпается чувство прекрасного, и мы находим что-то такое, от чего потом солнышко светит на пару часов больше. То ли опять же не знаю, очередная тайна века, открытый финал, закрытый шкаф, твинпикс.

Мне тут говорят, мол, пару слов о книге. Хорошо. Так, это первое. Очень хорошо. Все, что нужно знать. Стейнбек – все равно что непьющий сосед, который был моряком (или пилотом истребителя) и объехал весь свет, и теперь знает тысячу баек, которых постоянно рассказывает, искромётно шутя. Посмотрите, кому интересно, с какой формулировкой Стейнбеку дали Нобелевскую премию в 1962. Мягкий юмор – лучше не скажешь. Хотя, когда нобелевцы недавно поднимали архивы, оказалось, что получил американский романист свою премию только лишь потому, что фаворит – датская писательница Карен Бликсен – умерла за несколько месяцев до вручения. Ну это так, опять про злоказни (или наоборот, кому как) судьбы. "Русский дневник" очень сложно назвать выдающимся литературным произведением, но там очень вкусный, добрый и теплый язык, которым подкрепляется очень здоровая и адекватная идеология автора.

Нельзя не сказать и пары слов про друга и соратника по путешествую Стейнбека, фотографа Роберта Капу. Про него нужно знать немногое - это был мужчина с просто колоссальными cojones. Это даже не к тому, что он прошел целую кучу войн и отснял их изнутри, а скорее про то, что пока миллионы пытались оттуда свалить подальше, Капа лез туда сам. И даже тот факт, что его личная муза и придумавшая его псевдоним девушка была раздавлена танком, его не останавливал от новых войн и, очевидно, новых потерь. В фотографиях мне сложно ориентироваться, но сам дядька очень поразил, почитайте про него. И да, конечно же, он погиб на войне.

В общем, довольно о книгах. О чем это всё – в вашей жизни наверняка тоже много чего есть румынского и египетского (что румынским и египетским быть не должно). И вы, наверняка, не очень рады таким сюжетным перипетиям, это понятно. Но поверьте, тратить все свое время на что-то очень, как вам кажется, важное и нужное – это отчасти такой же румыно-египетский процесс. Потому что все, что на самом деле нужно, оно рядом. И один, по сути, случайный стейнбек доставит гораздо больше удовольствия, чем все эти пляски с бубнами.

Хотя это тоже, тот еще Бермудский треугольник.

Ваш CoffeeT

reader261352 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мне никогда не приходило в голову провести отпуск в Афганистане, съездить на уикенд в Сирию или лично убедиться, так ли всё «не демократично» в Северной Корее. Ну потому что хотеть такого странно, глупо и вообще-то, я боюсь.

Конечно, я совершала много беспричинно безрассудных и откровенно тупых поступков. Обладаю рядом выдающихся качеств, но геройство к ним (аминь) не относится.

Понятно, что личности вроде Джона Стейнбека и Роберта Капы заставляют меня чувствовать бессмысленность существования, даже его ущербность. О чем тут рассуждать?! Люди эпического мужества!

Один – известный литератор, лауреат Нобелевской и Пулитцеровской премий, второй – бесстрашный военный фотограф.

Их "Русский дневник" - поразительная штука.Рассказ о событиях семидесятилетней давности читается как современный трэвелог.

1947 год, совсем недавно закончилась Вторая Мировая война, всего два года назад умер любимый Франклин Рузвельт, президентский пост занял непредсказуемый Гари Трумэн. США объяты страхами: не утихают разговоры о Холодной войне, «железном занавесе», сталинском режиме.

И вот Стейнбека вдруг посещает одиозная мысль - «Почему бы не съездить в СССР, посмотреть, как там у них на самом деле?! Захватить с собой Капу (парню, наверное, скучно), пусть человек пофотает, расслабится!».

Писательское окружение трепещет: «Что вы! Вас будут пытать! Вы не вернетесь! Там дети под советский гимн у радиоточки пьют водку на завтрак!».

Стейнбек и Капа никого не слушают, едут. За два месяца посещают Москву, Киев, Сталинград и Тбилиси, стараются лучше узнать людей и не замечать политики. И умудряются интересно и честно рассказать о закрытой чуждой стране.

Стейнбек аккуратно выстраивает рассказ как репортаж в лучших традициях документалистики, не оставляя даже маленькой щелочки для предвзятости и стереотипов. Открыто говорит, что нравится, удручает, поражает, пугает. Смотрит на людей не через правую или левую призму, а так как человек порой смотрит на человека.

У него всегда находятся простые и меткие слова для описания удивительной, страшной действительности. А еще он шутит, и хорошо шутит (ну ни так, как я).

А Роберт Капа? О нем достаточно знать то, что его любимую переехало танком. Танком, блин!

А он снова и снова возвращался в зону боевых действий, чтобы сделать несколько хороших кадров. Капа боялся не за жизнь, а за испорченные негативы. По истине, у дядьки самообладание впечатляющей крепости. В поездке в страну Советов он работал также увлеченно, на износ. Сделал 4 000 фотографий… и даже десятая их часть не попала в "Русский дневник"...

Пусть это звучит слегка высокопарно. Меа кульпа. Но я уверена, что благодаря таким как Стейнбек и Капа открывались новые континенты, исследовались неизвестные земли и появилась если не дружба то зачатки взаимопонимания между народами... Возможно, эти цели и должна преследовать журналистика-публицистика... Не всё же пугать и хайпить (привет вам, Дмитрий Киселев и Ирада Зейналова) ;)

strannik102 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Документалистика — ответственный и важный жанр литературы

Замечательная книжка. Не потому, что в ней Стейнбек расхваливает СССР — тем более, что он этого и не делает. И не потому, что она чрезвычайно интересна своим событийным рядом или выдающимися литературными достоинствами. А прежде всего тем, как в ней сформулирован и выполнен самый важный принцип честного журналиста — что наблюдаю, то и пишу. Не оценивая и не пытаясь глубоко осмыслить и тем более додумать увиденное. Просто описание — святая святых любого наблюдателя. То, на чём стоит вся наука и любая разведка. Максимально объективно описываю то, чему являюсь очевидцем. И всё. Аналитика будет потом.

И замечательный вывод из увиденного и услышанного в СССР — русские точно такие же простые люди, как и американцы. И живут теми же самыми заботами и проблемами, что и американцы. И хотят, в принципе, того же самого, чего хотят в своей общей массе простые обыкновенные американцы. Конечно, и у нас (русских) и у них (американцев), равно как и в любой другой нации и народности, всегда найдутся единичные негодяи и сволочи. Но ключевым тут будет определение "единичные".

Безусловно, с той поездки прошло уже более шестидесяти лет (70+, если нужно точнее) и мир изменился. Прежде всего изменился в сфере информационных технологий. И мы все теперь в гораздо большей степени подвержены тому или иному информационному влиянию. И потому как раз важно уметь делать то, что проделал Стейнбек — быть максимально объективным и не искать того, чего в наблюдаемой картине нет. И уметь не принимать на веру любые утверждения, основанные на голословных "фактах", особенно когда они идут в чьём-то пересказе.

Прочитано в рамках 61 тура игры Открытая книга, в подборке советов №7, совет от ScoutAlice

Lihodey написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Неожиданно был приятно удивлен дневниковыми заметками Джона Стейнбека о его поездке в 1947 году в СССР. Знаменитый американский классик не удовлетворился общепринятым мнением об СССР, как о сосредоточении всего мирового зла, навязанным западной пропагандой, и предпочел получить информацию из первых рук, лично посетив страну. Что из этого получилось – он отразил в издании своего дневника.
Стейнбек – это человек, умеющий фильтровать те потоки информации, что выдает правящая система. Он отправляется в путешествие по СССР с не предвзятыми взглядами и в своем дневнике старался отразить увиденное максимально объективно. За это ему большое спасибо. Не всегда получалось на 100% объективно, но здесь больше важно не предвзятое отношение и постоянное стремление автора понять другую страну, несмотря на языковой и культурный барьеры.

Самое сложное в мире для человека - просто наблюдать и принимать окружающее. Мы всегда искажаем картины нашими надеждами, ожиданиями и страхами.

Стейнбеку вместе со своим другом и фотографом Робертом Капой довелось побывать в Москве, Киеве, Сталинграде и Грузии. Турне получилось не самое легкое, автор не раз и не два сетует на то, что программа была крайне перенасыщенная, и не всегда это шло на пользу адекватному восприятию действительности.
Что хотелось бы особо отметить в отчетах Стейнбека?
Во-первых, это поразительная наблюдательность автора и умение сразу увидеть и понять суть многих вещей, совершенно прежде незнакомых и чуждых. Причем, он в равной степени замечал как отрицательные моменты, такие, например, как перегибы советской бюрократической системы, так и многие положительные моменты, взять хотя бы особенную веру советского народа в светлое будущее.

Если какой-либо народ и может из надежды извлекать энергию, то это именно русский народ.

Во-вторых, это потрясающее чувство юмора у автора. Признаюсь, даже не подозревал, что Стейнбек такой юморист. Временами (описание картины в гостиничном номере, заметки о сантехнике в тех же номерах, антипьеса для Симонова и др.), не удерживался и хохотал в полный голос. Относиться ко всем препонам и неурядицам, возникающим на пути, с изрядной долей юмора и самоиронии – это практически безупречная позиция рассказчика, вызывающая моментальную симпатию к нему со стороны читателя.
В-третьих это короткие, но очень емкие и атмосферные зарисовки увиденного. Благодаря им, буквально проникаешь сознанием во время послевоенного периода СССР. Автор всего в нескольких коротких предложениях описывает к примеру: пострадавшую от боев местность, или транспортный самолет-развалину, или используемые в поезде бельгийские вагоны производства 1912 года, или красочное авиа-шоу, или праздник 800-летия Москвы, но картинка складывается объемная и живая.
Текст дневника не лишен некоторой шероховатости, но это нисколько не портит положительное и светлое впечатление о книге. Ну, а за итоги "Русского дневника" так и хочется пожать Джону Стейнбеку руку:

Мы увидели, как и предполагали, что русские люди ― тоже люди, и, как и все остальные, они очень хорошие. Те, с кем мы встречались, ненавидят войну, они стремятся к тому, чего хотят все: жить хорошо, в безопасности и мире.
...Мы не делаем никаких выводов, кроме того, что русские люди такие же, как и все другие люди на земле. Безусловно, найдутся среди них плохие, но хороших намного больше.

Прочитано в рамках Бесконечного приключения.

Arleen написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Мне всегда был интересен взгляд иностранцев на Россию, а в данном случае на СССР, поэтому я без раздумий решила прочесть книгу Джона Стейнбека, тем более его литературный стиль мне очень нравится. Не могу сказать, что это лучшая книга, которую я читала за последнее время, но всё же было интересно.

И всё же если отбросить личность автора, книга не такая уж впечатляющая лично для меня. Наверное, было бы гармоничнее, если бы Стейнбек не приводил так много подробностей, не имеющих отношения к путешествию, и сосредоточил бы повествование на своих впечатлениях от новой страны. Например, автор слишком часто рассказывает забавные истории об авантюрах фотографа Капы. Поначалу это вызывает улыбку, но постепенно начинает раздражать. Я уже поняла, какой человек Капа и все остальные, и мне не очень хочется читать о них постоянно.

Но описания самой поездки, рассказы о простых советских людях действительно заинтересовали меня. Конечно, Стейнбек увидел далеко не всё, многое ему бы просто не позволили увидеть, но он хотел, чтобы книга получилась беспристрастной, чтобы обычные американцы узнали о жизни обычных русских, ведь, несмотря на различия, есть у нас и что-то общее.

Virna_Grinderam написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Из праха восставший…

Очень неоднозначная книга. Оставила целый океан впечатлений и бурю эмоций.
Для начала – события описанные автором в книге не были новостью для меня. Но вот желание властей подать это все иностранцу. КАК это было…
Начнем сначала. По сюжету: Писатель (именно с большой буквы) мировой известности, прославленный Джон Стейнбек, берет друга-фотографа и едет в СССР, из чистого любопытства, просто посмотреть, что это за «всемогущий зверь» такой и как он «пережил» войну. После множества разнообразных справок, проверок и разрешений, они таки выбираются к нам. Здесь их поражает буквально все, от самолетов и путешествия в них, до величия городов, стоящих в руинах. Помимо Главнейшей Столицы, они посещают Житницу (Украину) и Здравницу (Грузию) Советского Союза. Все визиты оставляют неизгладимое впечатление. Автор мастерски расхваливает все увиденное, как бы невзначай подчеркивая, что все не совсем так ярко и блестяще, как пытаются показать. Мол, я не настолько наивен, как пытаюсь показаться.)

Мои впечатления… Это никому неинтересный участок рецки, который можно спокойно пропустить… Слишком впечатлительных и ярых, хейтеров и активистов, прошу выдохнуть и проскроллить этот момент, ибо дальше присутствует мат, крик души и личные сентенции.

Я - поздний ребенок в семье, но все мои родственники так или иначе были участниками, или помнят некоторые события описанные в книге. К примеру: мама отца (моя бабуля) потеряла мужа и старшего сына на войне, осталась одна с пятью парнями в войну и послевоенную голодовку. Мама матери (вторая бабуля) также с семьей пережили это все, и если бы не пайка железнодорожника, которую получал её родной брат (получивший контузию в последствии ранения на той же войне, куда пошел в 15 лет, соврав о настоящем возрасте (сказал, будто ему уже 18), потому как дома уже реально не было чего кушать и как выживать, а семья большая), не пережили бы голод 1947-1948 года. Покойный отец, 1939 года рождения, иногда, но очень неохотно, говорил о голоде 1947 года, когда рассказывал как просил маму хоть маленький оладушек но из муки, а не лебеды, чесслово, шевелились волосы на голове, ибо как можно было накормить пять маленьких пацанят нищей голодной вдове??! А вот как, представьте, куча детей собирают листья из сорняков и деревьев, мамы их сушат, делают муку, из это муки оладушки... Так питались и выживали многие, - спросите у своих дедушек, бабушек, прадедушек, прабабушек, они расскажут. И не спешите тыкать в них пальцем, сердиться или смеяться, если они, несмотря ни на что, сушат много сухарей, или же делают большие запасы всего (спички, соль, гвозди, крупы и т.д.) ибо это у них уже в подсознании. Знаете, есть такая фраза:"Кто был в армии, тот в цирке не смеется", так и в этом случае, кто пережил великую нужду, не знает слова "много"... А тут, после всего этого, читаешь в книге, - хлеб в Украине в 1947 году чуть ли под ножки столов не подкладывали, мол все было, - и хлеб, и галушки, и вареники, и хлебзаводы делали почти тройную норму в сутки. И сразу хочется разь*башить планшет, на котором читаешь книгу, об стену, ибо знаешь, как было на самом деле… Тааакое изобилие, йопта! Вопрос лишь в том, почему даже маленькие детки, поднимались в 4.30 утра и ходили за косарями и жнецами в поле, выбирая каждое зернышко упавшее на землю из колоска, если, судя по прочитанному, этого «хлеба» было хоть попой жуй??! Уж простите мой французский…
Я не имею ничего против СССР, есть вещи которые меня восхищают в той эпохе, есть и противоположные. В любом случае, все что я могу, это просто поделиться своим мнением. Рассуждать же можно бесконечно.
Но в целом книга мне понравилась именно тем, что Стейнбек на самом деле был «зрячим» и достаточно четко видел разницу между тем, что было на самом деле, и тем, что ему пытались показать. В процессе чтения я сравнивала то, что было, с тем, что стало, любовалась фотографиями, восхищалась описаниями природы, тогдашнего быта, юмором автора. Но, в большинстве, это было как пилять себе руку тупым ножом и улыбаться. В целом книга мне очень понравилась и я бы рекомендовала её к прочтению всем, особенно тем, кто младше 20 лет (чисто для сравнения и всеобщего развития, делая сноску на тонкую иронию), ибо фактические события и описанные в книге им уже никто не расскажет и не напишет в учебниках. А это именно та история, которую мы должны знать и помнить, ибо без нее не было бы нас. Но, опять же, решать Вам - читать это произведение или нет.)
Всем спасибо за внимание и прошу прощения, если что не так.
Ярких эмоций и приятного чтения!)

Книга прочитана совместно с Виртуальным Клубом Литературы Разных Стран

Decadence20 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Стереотипы никто не отменял.

Это не заметки о России. Это заметки о нашем путешествии по России.

Благодаря Флэшмобу представился случай побывать в Советском союзе 1947 года и увидеть всё глазами двух американцев - писателя Джона Стейнбека и фотографа Роберта Капы. Понятно, что в каждой стране имеются свои представления о других народах: их политическом устройстве, нравах, обычаях, культуре и т.д. Америка не исключение, там эпидемия "заболевания" под названием Московитис - состояние, при котором человек готов поверить в любой абсурд, отбросив очевидные факты. Это видно по советам уезжающим американцев-доброжелателей:

Да ведь вы же пропадете безвести, как только пересечете границу!.. У вас неплохие отношения с Кремлем, иначе бы вас в Россию не пустили. Ясное дело - вас купили... Вас будут пытать, вот что там с вами сделают. Просто посадят вас в какую-нибудь ужасную тюрьму и будут пытать. Будут руки выкручивать и морить голодом, пока вы не скажете то, что они хотят услышать...

И вот захотелось двум представителям другой культуры "если удасться, добраться до простого русского народа". Без купюр. Без политической подоплеки. Из Стокгольма - в Хельсинки, оттуда - в Ленинград и, наконец, в Москву.

Итак, с чем пришлось столкнуться иностранцам? С не имеющей никакого отношения к пассажирам стюардессой, а также с самой сильной и единственной из всех встреченных за свою жизнь девушкой-грузчицей с металлическими зубами. В Москве - наткнуться в номере гостиницы со странной картиной на стене, "подарившей" гостям кошмары на долгое время, помыться в ванной с отбитой эмалью на дне, где в последствии образовалась ржавчина, поесть в  коммерческом ресторане, посетить советские магазины с простейшим ассортиментом товаров, как в продуктовых, так и в других магазинах... А в городе тем временем вовсю идет полготовка к празднованию 800-летия Москвы. Посещение Красной площади, Кремля, парка Горького... Путешественники наблюдают за всем с интересом, и, несмотря на некоторые недоразумения, без осуждения. Да и может ли оно быть, если лишь два года минуло с момента окончания войны.

Следующим пунктом назначения американцев был Сталинград, ведь "здесь, в этих страшных руинах, и произошел один из основных поворотных пунктов войны." В этом городе они особенно ощутили яркую контрастность некоторых моментов. Я бы разделила в данном случае неотделимое: это сам город и люди, живущие в нем.

1. Отстраивающиеся новые дома на окраинах Сталинграда и та ужасающая "воронка", оставшаяся после войны внутри кольца уже воздвигнутых зданий.

2. Продолжение жизни одних людей, по крайней мере, сносная жизнь с поддержанием опрятности и работой и, буквально в нескольких метрах, жизнь "собачью" одичавшей девочки:

Каждое раннее утро из этой норы выползала девочка. У нее были длинные босые ноги, тонкие и жилистые руки, а волосы были спутанными и грязными. Она казалась черной от скопившейся за несколько лет грязи. Но когда она поднимала лицо, это было самое красивое лицо, которое мы когда-либо видели. У нее были глаза хитрые, как у лисы, но какие-то нечеловеческие. В кошмаре сражающегося города что-то произошло, и она нашла покой в забытьи. Она сидела на корточках и подъедала арбузные корки, обсасывала кости из чужих супов. Но однажды утром я увидел, как из другой норы вышла какая-то женщина и дала девочке полбуханки хлеба. Та схватила его почти рыча и прижала к груди. Она глядела на женщину, которая дала ей хлеб, глазами полубезумной собаки и следила за ней с подозрением, пока женщина не ушла к себе в подвал, а потом отвернулась, спрятала лицо в ломте черного хлеба и как зверь смотрела поверх этого куска, водя глазами туда-сюда...

Был еще маленький мальчик, безропотно приходящий каждый вечер навестить своего отца... на братскую могилу.

Стейнбек и находящийся в постоянном нервном напряжении фотограф также решают побывать и в Киеве. Жизнь там значительно отличается от той, какая бурлит в столице. Совершенно другие люди в эмоциональном плане: улыбчивые, веселые, добродушные, гостеприимные. На столах вдоволь еды, хоть и нет разговора о деликатесах, но обычной и очень вкусно приготовленной едой мягко говоря наедались до отвала. А еще пили много алкоголя. То же было и в Москве, и потом в Грузии.

Тифлис и Батуми, к слову, произвели на американцев наиболее сильное впечатление. Красивая природа, сладость фруктов, вкусная еда, радушные хозяева, находящиеся будто на другой планете: разговоров только о вине и поэзии, непризнание которой другими людьми принимается за личное оскорбление. Оценили писатель с фотографом местный колорит.

Увезли путешественники с собой домой, кроме трех тысяч снимков, море эмоций, воспоминаний и осознания, что русские - такие же люди, как и все.

Извечная бюрократия, перекладывание принятия решений и, следовательно, ответственности на других. Бесконечная круговая порука. Подозрительность, страх, заученные ответы, проверки, огромные затраты времени на то, что американцам кажется даже не стоящим внимания.

В целом, книга не вызвала отторжения. Всё (или почти всё) описанное наверняка имело место быть. Но всё же не могу полностью избавится от ощущения некоторой "рисовки" по отношению к приезжим иностранцам и щемящего чувства по отношению к простым советским людям того времени...

P.S. Как ни странно, следующие стереотипы существуют у иностранцев и в нашем веке: "В России всегда снег и лютые морозы, медведи ходят по улицам и пьют водку..." Всё это по отдельности существует конечно, но не могу придумать хоть одну адекватную причину, по которой иностранцы постоянно объединяют всё это в одно целое...

P.P.S. В коллаже использованы фотографии, сделанные Робертом Капой для книги "Русский дневник".

Книга прочитана в рамках игры "Флэшмоб 2017"

За совет благодарю Atia !) это было интересное путешествие во времени)

Привет Юле Uchilka :) с нетерпением жду твоих впечатлений :)

varvarra написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

«Это рассказ не о России, а о нашей поездке в Россию» ©

«Мы должны постараться не критиковать и не хвалить, делать честные репортажи о том, что мы видели и слышали. Мы будем обходиться без редакционных комментариев и без выводов о том, что мы недостаточно хорошо знаем»
(Джон Стейнбек, Роберт Капа)

Дневник и фоторепортаж.
40-дневная поездка, продиктованная интересом к жизни простого советского народа, антифашистскими настроениями, состраданием и любознательностью, привела в Советский Союз людей со сходными политическими взглядами - Стейнбека и Капу. Писатель уверен, "что этот дневник не удовлетворит никого – ни истых левых, ни вульгарных правых", но читатели до сих пор не теряют интерес к написанному 70 лет тому назад...
Признаюсь, что с предубеждением отношусь к взглядам американцев на нашу действительность, но всё же...

Во-первых, я очень благодарна Стейнбеку и Капе за возможность увидеть их глазами жизнь нашей страны в тот далёкий 1947 год. Благодарна за то, что этот взгляд был простым и честным.
Во-вторых, наблюдая, как писатель удивляется тому или иному явлению, я могла представить, как обстоят дела по этому вопросу в самой Америке. Если Стейнбек изумляется постоянным тостам "за мир во всём мире" и отсутствию личных пожеланий, то можно предположить, за что пьют в его стране. И так далее.
А теперь о моей любимой Родине. Увы, многие негативные зарисовки просто ошеломляют своей стойкостью.
Разруха, жилищные и бытовые сложности, нехватка товаров и услуг, высокие цены, тяжёлый труд - всему этому было объяснение в то время. Страна понесла огромные потери в войне и слишком свежи ещё её раны.
Но я хорошо помню 80-ые и тот же самый дефицит из-под полы. То есть, прошли десятки лет, но ситуация не сильно изменилась.
Читая главу, в которой Стейнбек и Капа ехали в купе с закрытым окном, изнывая от жары и отсутствия свежего воздуха, вспомнила летнюю поездку в этом году. В нашем купе окна вообще не открывались, так как были законопачены под установку кондиционеров. Но видимо, на этом этапе усовершенствование вагона так и остановилось. Я всю дорогу смачивала водой платок и обтиралась. А моя попутчица меняла маечки и футболки, которые через 5 минут становились такими же мокрыми, как только что снятые с потного тела. И удивляться этому не приходилось. Я до сих пор удивляюсь лишь тем случаям, когда поездка выдаётся комфортабельной и удобной.
Порадовал в повествовании о непростой поездке юмор. Стейнбек часто использовал его, чтобы затушевать некоторый негатив, посмотреть на него с усмешкой. И сама я улыбалась некоторым моментам. Например, рассмешил рассказ о встрече с грузинскими писателями, на которой американцы слушая лекцию ожидали перевода с грузинского, но через время догадались, что лектор читает на английском.
Но в "Русском дневнике", и особенно в фотографиях Сталинграда и Киева, много боли и сострадания, глазами американцев мы видим наших людей, измученных войной, а ещё одурманенных советской пропагандой, людей, которые боятся свободы слова и убеждены в истинности своих запрограммированных ответов.
Книга вызывает разные эмоции, иногда противоположные и неоднозначные. Но я рада, что познакомилась и с этой стороной творчества любимого писателя.

Книгу слушала в исполнении Вячеслава Герасимова. А так как это дневник, то всё сказанное представляет собой личное мнение автора. Слушая Герасимова, я поневоле принимала его интонации и голосовую окраску тех или иных высказываний, приписывая их Стейнбеку. Понимаю, что это не есть правильно. Подобные книги-дневники надо слушать только в собственном исполнении автора или читать. Иначе возникает предубеждённое отношение к тону и манере исполнителя.
Надеюсь, что найду время и перечитаю "Русский дневник" глазами, рассматривая фото Роберта Капы (особенно, если удастся приобрести бумажный вариант книги).

Благодарность всем участникам КЛРС, игре Нон-фикшн 2018 и группе Мир аудиокниг.

NeoSonus написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Увидеть себя.

Увидеть себя глазами другого, едва ли не самое ценное. Особенно, когда речь идет о точке зрения человека незаинтересованного, отстраненного, чужого, такого, который не будет бояться обидеть или задеть чем-то, кто вполне способен сказать о недостатках, но при этом не замолчит о достоинствах. Того, кто искренне хочет увидеть и услышать тебя, а не чужие фантазии и стереотипы о тебе.
Послевоенные годы. Уже произнесена речь Черчилля в Фултоне. С грохотом опускается железный занавес, уже запущен маховик холодной войны. По обе стороны невидимой линии фронта нарастает истерия и страх, возмущение, недоверие и ненависть. И в этот момент, два американца решают поехать в СССР, чтобы своими глазами увидеть, как и чем живут советские люди, действительно ли является правдой все то, о чем пишут газеты и говорят люди.

Давайте будем реалистами. Скажем прямо, дерзкий замысел Стейнбека и Капы был изначально неосуществим. И то, что у них получилось в итоге и поехать, и поездить, и пофотографировать, уже настоящее чудо. Несмотря на то, что в течении всей книги видно документальное подтверждение этого путешествия, я постоянно ждала подвоха. И была твердо уверена, что все негативы и пленки Капы в конце путешествия конфискуют. Ну, это просто нереально, господа! Любой мало-мальски знакомый с отечественной историей человек, знает какие масштабы обрели в СССР репрессии и страх после войны. Как человек мог пострадать, просто за то, что флюгер на его картине с идиллической сельской местностью повернут на запад (Ага! Вот куда ветер дует!). Абсурд и маразм доведенные до крайности. Пик культа личности. И при этом – два американца, которые путешествуют по стране?! Это невозможно.

Конечно. Безусловно. Неоспоримо. То, что гостям показали только то, что захотели показать – очевидно. Но самое смешное, что скрыть всю страну нельзя))) Можно скрывать прорехи, но иностранцы видят не одну какую-то маленькую проблему, ведь они не знают даже о чем речь, для них все целиком внове, поэтому то, что власть постаралась тщательно продумать «загончик» для американцев это одно. То, что всю страну не переделать – совсем другое. Поэтому писатель и фотограф с удивлением смотрят на одежду, на магазины, на дефицит каких-то продуктов, на очереди, на серьезные, неулыбающиеся лица, на демонстрации, на самолеты, на работу такси. Наше правительство могло ковровой дорожкой выстлать весь маршрут, но оно не могло изменить контекст. Слишком разителен был контраст.

Мне невероятно понравилась эта книга! Своим чувством юмора, своим подходом, каждой историей и каждым нюансом. Мне невероятно понравился рассказ о Грузии и о том, что для советского человека – это рай на Земле. О водителе-ковбое и о том, как Стейнбек чуть не умер от переедания. Мне было интересно все! И пусть это глазурь и вишенки, пусть это даже не одна сотая действительности – это уже ценно и важно. Возможность посмотреть на историю своей страны чужими глазами. Это отличная книга, которую я могу посоветовать любому человеку с любыми литературными пристрастиями.

Посмотреть на себя. Увидеть себя. Понять себя. Иногда для этого нужен кто-то Другой.

Это рецензия из моего жж

lector_liber написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Наконец-то добрался до этой книги, стояла на полке с октября.
Что могу сказать? По сравнению с "Московской экскурсией" П. Трэверс в этой книге больше подробностей и больше наблюдений. Автор, как и хотел в начале книги, не даёт оценку увиденному, а лишь приводит факты. Интересны его описания быта послевоенного СССР (особенно понравилось, как он описывает еду, которую ему подавали в Украине и в Грузии)...но...слмшком много было подробностей из их проживания в отелях. Вот не хотелось мне знать, как долго Капа оставался в ванной и т.д.
Но к прочтению советую.
Издание хорошее, белая бумага и комфортный для глаз шрифт, но опять есть "но". Хотелось бы побольше фотографий и непонятно назначение цитат из текста на каждой странице.

StefanieShp написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Книга оставила меня совершенно равнодушной. На фоне такого большого количества восторженных отзывов даже чувствую себя белой вороной, но ничего поделать с этим не могу.

Стейнбек сразу предупреждает читателей о том, что

Это не заметки о России. Это заметки о нашем путешествии по России.

И всё же эти заметки получились слишком поверхностными и, в основном, малоинтересными. Очень мало описаний, деталей, психологических портретов людей, максимум фраза - "он нам сразу понравился". Никакого исторического экскурса, анализа, хоть намёка на аналитическую деятельность ума. Нет-нет, только факты, события, в основном про то, где они спали, что ели, как страдали от такого количества водки и отсутствия горячей ванны.

Вообще о взаимоотношении Капы и ванной комнаты написано в разы(!) больше, чем, например, о русском балете. Я до сих пор не понимаю, зачем мне информация (абсолютно не интересная) о том, сколько часов Капа проводит в ванне.. А вот узнать впечатления американцев от посещения Большого театра было бы очень любопытно. Однако и здесь автор отделался буквально одним предложением - "балет нам очень понравился". И таких моментов было достаточно на протяжении всей книги. Всё это скорее разочаровывает, чем вызывает интерес.

Фотографии меня тоже не прям как впечатлили, и их действительно, как пишут во многих рецензиях, мало. Говорят, что можно найти на просторах интернета. Но почему бы их сразу не поместить в книгу, тем более, что заметки и фоторепортаж позиционируются как один совместный продукт двух гениев. Получается купил книгу и получил половину, а интересное ищи в интернете.. тогда смысл?

Хотела поставить 3/5, но добавила пол балла Стейнбеку за честность. Всё же с задачей, которую он сам себе ставил, - постараться быть максимально не предвзятым - он поверхностно, но справился.

Нон-фикшн 2018
Книга прочитана в рамках Клуба литературы разных стран