Рецензии на книгу «Тридцатилетняя война» Сесили Вероника Веджвуд

В начале XVII века Европа представляла собой взрывоопасный котел, в котором бурлили страсти взаимной ненависти протестантов и католиков. Территориальные претензии друг к другу предъявляли практически все страны материка, а многочисленные правящие дома вели бесконечные политические и дипломатические интриги. Взрыв был лишь вопросом времени и повода — поводом же послужила кровавая расправа в Праге над тремя представителями Священной Римской империи. Так началась масштабная Тридцатилетняя война. С...
MrBlonde написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

О Тридцатилетней войне (1618-1648) вне Германии, Австрии и Швеции знают, пожалуй, лишь историки, да участники интеллектуальных игр. При её упоминании в памяти не всплывают имена народных героев, великих полководцев и славных побед. Если что и помнится, так это ужас насилия, чума, разорение земель, тысячи беженцев и экономический упадок. Вспыхнув искрой восстания в Праге, война за несколько лет охватила земли от Гамбурга до Мюнхена и от Дрездена до Страсбурга. Австрийский дом предпринял попытку объединить разрозненную империю под знаменем католицизма, Швеция выступила на стороне протестантов, Франция и Голландия объединились против Испании. Веджвуд посвящает немало страниц предисловия характеристике предвоенного состояния Европы, конфессиональному расколу, состоянию классов общества, торговли, устремлениям ключевых политических деятелей. Затем постепенно разворачивается трагедия войны, описания походов армий и немногочисленных битв чередуются с картинами лишений народа, разграбления богатых городов, но особенно много говорится о мотивах действий властителей и полководцев. Автор не увлекается цитированием источников, но в то же время прямо говорит о своём отношении к героям и событиям, что придаёт в общем-то строго научной книге личный оттенок. Это черта настоящих историков.

Для тех, кто не в теме:
Для Вероники Веджвуд горести войны не были отвлечённым понятием. Между первым и вторым изданиями "Тридцатилетней войны" она пережила кошмары Второй мировой. Любой историк так или иначе пишет под воздействием взглядов своего времени, и в книге чувствуется резкое отношение автора к агрессорам, тщеславным глупцам и жестоким солдафонам. Веджвуд противен фанатизм, но она признаёт политический практицизм и, напротив, тонко высмеивает пустое тщеславие. Она далека от разделения своих героев на хороших и плохих. Император Фердинанд II не только стремился насадить католицизм во всей Германии, но и пытался объединить страну. Ришелье - это не спрут, протянувший денежные щупальца во все дворы Европы, а осторожный, ошибающийся, но целеустремлённый дипломат, как и шведский канцлер Оксеншерна. Глупый курфюрст Фридрих и его английская красотка-жена Елизавета, отправились добывать богемскую корону и потеряли всё, но разве нельзя не восхититься этой безбашенной парой? Шведский король Густав Адольф стал мессией для протестантов, но разорил полстраны и погиб, не только не принеся решительной победы, но и отодвинув мир на шестнадцать лет. Эти герои, а ещё Валленштейн, Тилли, Оливарес, Бернхард Веймарский и другие действуют наряду с простыми людьми, голодающими на вытоптанных полях, воюющими в рядах наёмных армий, молящимися своему богу. Два измерения, "простой человек - исторический деятель", как у Толстого или в сериалах HBO.

Для тех, кто в теме:
Эта война была никому не нужна, и до Веджвуд об этом в принципе договорились. Новым в её книге стало утверждение, что после войны в положении Центральной Европы мало что изменилось. Сравнивая данные по населению городов до и после конфликта, Веджвуд опровергает расхожий миф о вымирании чуть ли не двух третей населения Германии. Экономический упадок также нельзя однозначно связать с Тридцатилетней войной, в Германии он начался гораздо раньше и стал следствием раздробленности. Её-то как раз и закрепил Вестфальский мир, фактически установивший полную независимость маленьких германских княжеств. Ещё более существенным итогом стало окончательное разделение Германии по линии юг-север, заметное и в наши дни: Бавария, Вюртемберг, Гессен и их соседи тяготели к Австрии, тогда как на севере Бранденбург-Пруссия начал свой двухсотлетний путь к гегемонии. Франция, завоевав Эльзас ("вековечный повод для войн"), получила право вмешиваться в имперскую политику, а Швеция, раздувшись по обоим берегам Балтики, ожидаемо коллапсировала полстолетия спустя под ударами русских. Выросло целое поколение, не знавшее мира и так и не понявшее, что война приводит только к новой войне.

Общая оценка:
Бесконечная война Вероники Веджвуд.

Оформление+оценки

lessthanone50 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Подумать только, Веджвуд не было еще и тридцати, когда она написала свою «Тридцатилетнюю войну». И как написала! Не только распутала хаос информации, но и создала книгу, которая может быть интересна и понятна даже не специалисту или вообще профану (это я).

По запутанности события Тридцатилетней войны сравнимы разве что с раздробленностью самой Германии. Многие, наверное, помнят расхожее выражение школьных учителей истории о Германии начала XVII века – «лоскутное одеяло». Раздробленность была величайшей проблемой Германии. Веджвуд предполагает, что там насчитывалось около 300 самостоятельных властителей, которые вовсе не хотели жить дружно. Разумеется, ни о какой сильной централизованной власти и речи не было, равно как и совместной защите имперских земель. Каждый беспокоился лишь о своих интересах и о своем крошечном кусочке земли и власти. Собственно, люди тогда и не ассоциировали себя с какой-либо нацией, а разделялись скорее по религиозному принципу. Вообще, интересно наблюдать за тем, как изменился мир даже за эти 30 лет. Война католиков и протестантов постепенно переродилась в открытое противостояние двух великих династий – Бурбонов и Габсбургов. Испанцы, в начале войны шедшие в бой с именем Девы Марии на устах, последние сражения завершали криками «Ура, Испания!».

Книга заканчивается словами о бессмысленности любой войны. Позже Веджвуд изменила свое мнение по этому вопросу, но ее вердикт относительно Тридцатилетней войны остался неизменным: это была «бессмысленная, бесполезная и ненужная война». Населению Германии она принесла неисчислимые беды. Правда, однако, и то, что экономический кризис начался на этих землях еще до войны. Кроме того, в мирное время крестьянам жилось немногим лучше: они так же терпели голод, поборы, насилие и болезни. Во время войны многие крестьяне рады были вступить в ряды солдат, ведь грабить с оружием в руках куда приятнее, чем быть ограбленным. Веджвуд утверждает, что если и были значительные последствия войны, то они были не социальными или экономическими, а политическими – границы империи очень изменились. О бессмысленности Тридцатилетней войны красноречиво свидетельствует один любопытный факт: мирная конференция заседала уже почти год, когда делегаты обнаружили, что у них нет четкой subjecta belligerantia – вопросов, относящихся к причинам и целям войны.

Нельзя не сказать и о манере письма Веджвуд. В том, как написана книга, заключена немалая доля ее успеха. Во-первых, автор опирается только на факты и первоисточники. Каждая страница заканчивается столбиком библиографии, что определенно внушает доверие. Во-вторых, Веджвуд не ограничивается только сухими фактами. Она не боится фантазировать там, где это позволено. Абсолютно все исторические персонажи предстают перед нами объемными фигурами, во всем блеске своих дарований и свершений, на котором нередко увидишь и темные пятнышки недостатков – таких естественных, таких человечных.

Книга Веджвуд увлекательна настолько, насколько вообще может быть увлекательным научное исследование достаточно узкой темы. Но это ни в коем случае не исторический роман и даже не приближение к нему. «Тридцатилетняя война» - серьезное и подробное исследование сложного и запутанного периода европейской истории, требующее внимания, вдумчивости и терпения. Но оно того стоит.

Rosio написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

1618 год. Ситуация в Европе схожа с посиделками на пороховых бочках, т.к. интриги, заговоры и имперские амбиции одних шли в разрез с мечтами о независимости других, и почти каждый уголок от Испании до Швеции представлял собой конфликт, готовый перерасти в открытые столкновения. Тут и противостояния католиков и протестантов, которые в свою очередь тоже разбиты на лютеран и кальвинистов. Тут и амбиции германских князей. Тут и Габсбурги. И реформация. И ненависть к католической монархии в протестантских странах. И желание испанской короны обрести земли Рейна и подчинить все Нидерланды. И интересы Франции. И независимость Венецианской республики. Любая "бочка" могла вспыхнуть от искры. Этой искрой стало восстание в Чехии 23 мая 1618 года. Книга С. В. Веджвуд описывает политическую обстановку перед этим событием и то, что последовало вслед за переворотом и согласием Фридриха принять корону Богемии.

Удивительно, как один человек может спутать все ходы в вроде бы продуманной шахматной партии. Хотя, продумано-то оно было с двух сторон, но в отличии от людских войн в шахматных баталиях белые фигуры не переходят на сторону черных, и ладьи да ферзи не отказываются вести в бой свои пешки из-за того, что король не может им в данный момент заплатить. Сторонники отворачивались, талантливые полководцы оставались без поддержки, а главные фигуры... одни не обладали нужными качествами, другие старались остаться "добрыми соседями", стараясь остаться в стороне, третьи пытались выгадать и просчитывались. Всё вылилось в тридцать лет войн "по всем фронтам", закончившихся Вестфальским миром. Но...

Вестфальский мир, подобно другим мирным договоренностям, расставил на карте Европы лишь очаги для разжигания новой войны.

Написано потрясающе. Всю "разжёвано", да простят мне это слово, но оно тут подходит лучше всего. Читателю остаётся только проглотить. Тем более, что "блюдо" неимоверно вкусное - интересно, подробно. События не просто описываются - подведены предпосылки, ситуация показана с разных сторон, о главных действующих лицах автор рассказывает не только как о политиках, но и как о людях, коим присущи свои слабости. "Тридцатилетняя война" Вероники Веджвуд - одна из самых лучших из прочитанных мной книг по истории Европы.

Прочитано в рамках "Флэшмоба 2014". Огромнейшее спасибо за совет DocG !

gross0310 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Достаточно хорошая научно-популярная книга про не очень известную у нас войну. Веджвуд удалось изложить основную канву Тридцатилетней войны и при этом не утонуть в безумном количестве фактов и дат. Книга читается достаточно легко. У Веджвуд получилось написать книгу, с которой можно начать изучение истории Тридцатилетней войны, но на мой взгляд в книге не хватает некоего анализа происходивших событий, поэтому полбалла убрал. Твердая четверка с плюсом.

Книга прочитана в рамках флэшмоба-2015. Персональный совет от Rosio и в рамках 21 тура нон-фикшн.

Romansero_55 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Хроника тридцатилетней борьбы за мир

Я перевернула последнюю страницу книги английского историка прошлого векаСесили Вероники Веджвуд «Тридцатилетняя война» (1938) и перевела дыхание. Несмотря на достаточно приличный объём, книга глотается, настолько она интересна. Да, конечно, все мы в школе, а некоторые и в ВУЗе изучали все эти многолетние войны – столетние, тридцатилетние, семилетние… Они давно перемешались в памяти и похоронены под другими войнами, датами, героями. Когда это всё было? Стоит ли сейчас возвращаться к этим далёким от нас и оттого кажущимся нереальными битвами за не пойми что? Прочтя хорошую книгу на историческую тему, можно смело сказать: стоит. А книга Веджвуд как раз из разряда очень хороших.

Ещё в предисловии про исторические труды Веджвуд сказано так: «В отличие от учёных экономического склада, пытавшихся разобраться в том, ПОЧЕМУ произошли те или иные исторические события, Веджвуд предпочитала рассказывать о том, КАК они происходили.» И она сама обращает внимание читателей на то, что для неё«социально-психологические факторы эпохи» предпочтительнее социально-экономических. Мне кажется, именно этот фактор и делает данную книгу такой интересной. А ведь это не художественная литература, а настоящий исторический рассказ о страшной европейской войне 1618-1648 гг., «войне, изменившей Европу».

Сесили Веджвуд обладает прекрасным лёгким слогом, что для популяризации научного труда является просто настоящим золотом. Описание битв не растягивается на полсотни страниц, а занимает максимум страницу, а то и половину её. Автор не останавливается на подробностях зверств наёмников и тяготах войны для простого народа — она несколькими яркими мазками даёт понять, насколько это было тяжело, но не более, то есть обвинить её в излишнем натурализме нельзя. И это тоже идёт в плюс.

Очень интересны характеристики, которые она даёт политическим деятелям, например, кардиналу Ришелье: «обладал той целеустремлённостью в служении стране, которая не ограничена терзаниями об её благополучии и обыкновенно свойственна политическим гениям… Он был до мозга костей государственным деятелем, свято верившим в монархию, но ему хватало здравого смысла для понимания того, что не человек создан для государства, а государство – для человека. Он был деспотом, а не диктатором». Вот ещё пример – характеристика Фердинанда III, будущего императора Австрийской империи: «он оказался слишком умён, чтобы быть счастливым, и недостаточно умён, чтобы быть успешным». И такие характеристики рассыпаны по многим страницам книги щедрой рукой историка.

Это всё очень интересно, но потрясающей её делает совсем иное. Неожиданно для себя, примерно в середине первой главы, я вдруг почувствовала, что всё описанное… происходит сейчас. Государства другие, век другой, слова немножко (совсем немножко!) другие, но суть, цели, задачи, даже сама хроника происходящего вдруг до боли начала напоминать то, что мы все вот уже год наблюдаем на экранах телевизоров. (Некоторые, правда, не на экране, а на собственной шкуре испытывают, что такое война.) И если заменить терминологию, например, вместо понятия «борьба за веру» использовать «борьба за демократию», вместо «эрцгерцог» — «президент», а также изменить названия государств, то картина открывается столь страшно узнаваемой стороной, что делается темно в глазах. Неужели история действительно может научить только тому, что она ничему не может научить?

Я не буду сама проводить никаких аналогий. Это может сам сделать каждый, взяв в руки книгу. Я просто приведу некоторые цитаты из книги, которые можно (или скоро будет можно), не редактируя, включать в ежедневные сводки с полей битвы войны, которая начала разгораться в самом центре Европы под фанфары политических баталий и визги рвущихся в светлое будущее толп. Оценок не даю, каждый сам волен расставить акценты – в меру своего понимания войны и мира:

«Конфликтовали Франция и Испания; Германия служила полигоном. Кто должен быть хозяином в этой европейской «коммуналке» — Габсбурги или Бурбоны?»

«Свобода веры для всего мира» — позабытый призыв эпохи, позабытый людьми, привыкшими верить в то, что им говорят.»

«Война длилась уже более 14 лет, и практически любой мир был бы желателен почти для всех в империи. Однако те, кто был
во власти заключить его, имели на этот счёт разные мнения.

Никогда прежде в её [Германии] истории не было такого всеобщего ощущения беды и животного страха. «Я никогда не поверил бы в то, что так можно изничтожить страну, если бы всё это не видел собственными глазами». (генерал Мортень)

Война была страшна в большей мере для отдельного человека, деревни или города, чем для нации.
В своей трагедии Германия должна винить прежде всего саму себя.

Чем больше у человека власти, тем больше и ответственности. Следовательно, надо осуждать прежде всего тех, кто мог остановить войну, но не сделал этого.

Агрессивность, династические или другие амбиции и фанатизм всегда присутствуют в войне, и последняя из религиозных войн незаметно переросла в псевдонационалистическую войну будущего.
[Война] переросла из конфликта религий в войну наций за господство. В мир политики вошли новые стандарты «правоты» и «неправоты».

Конфликт, так долго длившийся и поддерживавшийся, в итоге не доказал правоту ни одной из сторон. Проблемы война не разрешила. Морально отвратительная, экономически разрушительная, социально губительная, преследовавшая малопонятные цели, бесчестная и фактически безрезультатная, эта война вошла в историю Европы как выдающийся пример бессмысленного кровопролития.»

Такое впечатление, что кто-то СВЕРХУ решил опять поиграть в давно забытую игру: вытащил из сундучка старенькую потрёпанную коробку, что-то подклеил, что-то подрисовал, новые названия подписал, разложил на столе поле для игры, расставил фишки – и поехали. Игра вроде бы и новая, только вот правила какие-то до боли знакомые (ключевое слово здесь – до боли).

Автор книги с сожалением и горечью отмечает в эпилоге: «Война, унесшая столько жизней неизвестно во имя чего, заставила людей задуматься над целесообразностью отстаивать свои убеждения посредством меча. Они отвергли религию как повод для войн и придумали другие». Да, насчёт придумывания поводов человечество отличается завидным разнообразием. Жаль, что со здравым смыслом у него не так ловко получается. И поэтому заключительные слова книги оставляют в душе тревожный след: «Они стремились к миру и за мир воевали тридцать лет. Люди не понимали тогда и не понимают сейчас, что всякая война порождает только войну».

Неужели так никогда мы и не поумнеем? Тогда зачем всё?

taollo написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Очень серьезная и сложная книга. Масса информации, множество имен и событий. Сама книга по объему невелика, но читается нелегко из-за своей глубины и насыщенности информацией. Середина 17 века, между 1620 и 1645 годами, католики против протестантов, развал Испании, ее соперничество с Францией, Ришелье и потом Мазарини. Бурбоны против Габсбургов, Германия как набор маленьких княжеств, агрессивная и победоносная Швеция. Даже Дания оказывается воевала:). Главный вывод- всякая война порождает только войну...

MMaria написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Эта книга – одна из самых сложных из прочитанных мной за последнее время. Причем сложная она не из-за сухого стиля и обилия карт и диаграмм – напротив! Автор настолько погружена в происходящее, настолько близка своим героям, настолько рада рассказать о них, показав при этом свое авторское отношение, что очень скоро я стала ощущать себя школьницей, умудрившейся поменять школу посреди учебного года. Все вокруг что-то обсуждают, против кого-то дружат, даже собираются кому-то темную устроить и свято уверены, что окружающие должны быть в курсе, а ты стоишь дура-дурой и пытаешься понять кто такой Георг Вильгельм, которого какой-то Иоанн Георг склонил к тому, чтобы забыть о совете какого-то Шварценберга! Притом каждому герою честно уделено хотя бы несколько строк с краткой, но емкой характеристикой… для новичка в теме – слишком краткой. Никогда не думала, что подобная эмоциональность и вовлеченность могут быть для меня минусом, но тут я растерялась. Свою роль сыграло, конечно, и то, что о Тридцатилетней войне я знала только, что в Германии с голоду съели почти всех лошадей, а Валленштейна кто-то зачем-то убил. Когда я взялась за книги о истории Столетней войны, мне было гораздо легче - после тренировки на Дрюоне и Шекспире, я эту Санта-Барбару уже в общих чертах понимала. А что тут делать?!

Может быть, я бы и отступилась, при всем интересе к теме и восхищении стилем изложения, но так как я уже недавно испугалась сложностей и не дочитала «Женщины в любви» Лоуренса и «Истину и красоту» Стюарта, то мне стало банально стыдно отступать. Славабудде – на помощь пришла как ни смешно Википедия. Я просто, сталкиваясь с новым действующим лицом, делала паузы, лезла в интернет, читала статью, рассматривала портреты, иногда, признаюсь честно, делала это раза по два – и ведь возвращаться к Веджвуд становилось легче и легче. Между возвращениями заодно открыла для себя «Пажа Густава Адольфа» и от души похлюпала носом. А там и упоминания о старом знакомце Ришелье подоспели, а т.к. (повторюсь) настолько эмоциональные описания интереснее читать о знакомых действующих лицах, то встретила я Его Высокопреосвященство, как родного. Правда, каюсь, к финалу я уже чуть подустала от новых знакомств, и описания делегатов при подписании Вестфальского мира пролистнула по диагонали.

Эта книга - одна из самых вежливых и благожелательных, из прочитанных мной. Кажется, автор находит хорошее в любом из своих героев:

«Его благотворительность не имела границ, он знал в лицо многих своих подданных, особенно нуждающихся, интересовался их жизненными невзгодами»


«Он всегда был честен, говорил то, что думает, искренне хотел мира и добра для германской нации»


«Герцог был способнейшим среди германских правителей»


«Великодушный и образованный гений»

Или ну хотя бы так:

«Его безумие проистекало из вдохновения»

Мир того времени был полон талантливыми, сострадательными и просто хорошими людьми! Как эти люди-таки развязали такую войну – великая загадка (хотя не большая, чем история 1й мировой).

Эта книга - одна из самых антивоенных исторических книг. Как-то так получается, что когда пишут о войнах или революциях, случившихся раньше 19 и уж тем более 20 века, то очень легко увлечься романтикой и конфликт оправдать. Веджвуд по этому пути не идет, она очень строга ко всем, кто мог остановить войну, но предпочел бороться за свои права или религиозные свободы. Я даже в сомнении – а не слишком ли строга, хотя, окажись я в гораздо более легкой переделке, я бы предпочла на права наплевать, но жить при мире. Самое больше осуждение автора вызывают пытающиеся нагреть руки на войне иностранцы – Ришелье и Густав-Адольф. Это тоже было для меня немного странно. В отличии от многих других героев этой книги, Ришелье – мой давний знакомец, я прочитала не одну книгу о нем, и почти в каждой он прославлялся за политическую дальновидность – правильно вычленил Габсбургов, как врагов Франции, повернул внешнюю политику страны, хитро и дальновидно повел с ними борьбу и сильно врага ослабил (а следующие политики его дело подхватили и вот уже нет больше Пиренеев). Короче говоря, «то, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства.» (черт побери, когда я писала, что читала о Ришелье, я имела в виду не только Дюма-отца). О Густаве-Адольфе я знала меньше, но то, что знала, было в тонах восторженных и почтительных. Хотя логику автора понять легко – можно быть патриотом и гением и принести много горя другим странам, так что восхищение или неодобрение зависит только от точки зрения.

Короче говоря (мне всегда сложно закончить рецензию), я рада, что не отступилась и книгу прочитала. Кажется, надо собраться с силами и взяться-таки за Лоуренса и Стюарта!

euar написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Война никогда не меняется?

Книга Сесили Вероники написана живым и легким языком. Читается легко и быстро. Понятно даже неподготовленному читателю. Не буду пересказывать события книги, перейду сразу к своим мыслям и дам оценку главным действующим лицам, основываясь на материале этой книги.

Фридрих V Виттельсбах, курфюрст Пфальцский - молодой идеалист, поверивший советам своего учителя и принявший корону Богемии, чем поддержал выбор народа. События сложились так, что его выбор уже не мог ничего изменить в политике империи, к войне он был не готов и из тех, кто мог и обещал его поддержать никто не выступил на его стороне. Итог предсказуем, всю оставшуюся жизнь скитался и умер прежде времени. Скорее всего он стал просто жертвой обстоятельств, однако кроме упорства и решимости он никакими положительными качествами не обладал.

Фердинанд II, император. Религиозный фанатик. Главный виновник развязавший войну. Хотя его можно понять, примерно в такой же ситуации оказался Николай I. Оба только что стали императорами и чуть тут же все не потеряли. В обоих случаях итог печален: один опустил свою империю в пучину войны на 30 лет, другой так "закрутил гайки", чем очень сильно подорвал здоровье своей империи. Приведу цитаты описывающие Фердинанда II:

Император не смог полностью отобрать Германию у еретиков, но Пражским миром он затвердил права церкви на все земли, которые она имела в 1624 году. Уже одного этого, если даже не считать очищение от ереси Австрии и Богемии, было достаточно для того, чтобы он мог гордиться своими достижениями. При виде толп людей, обращенных в его веру и идущих в католические храмы в Линце, его глаза наполнялись слезами умиления и благодарности. Император преуспел и во многом другом: сплотил австрийскую династию, еще теснее сблизил ее с испанским родом, привив к нему своего сына, реформировал управление своими землями, порушил и лигу и унию, объединил большинство германских князей, хотели они этого или нет, под своим скипетром. Все эти достижения он смело мог представить на суд Всевышнего. Его ничто не тревожило, и его совесть была чиста, когда он готовился отчитаться на Божьем суде. В девять утра 15 февраля его душа и тело расстались: его останки отправились гнить в фамильном склепе в Граце, а душа полетела получать вознаграждение за труды.




Однако его политические достижения обошлись дорого, даже слишком дорого. Теоретически в Германии верховной считалась власть императора, в действительности всем заправляла солдатня. Везде и повсюду верховодили солдаты, а не генералы. Банер чистосердечно признавал, что он совершенно не мог контролировать своих людей, и стынет кровь от рассказов о разграблении Кемптена имперцами, Ландсберга — шведами и Кальва — баварцами. Имперские солдаты убивали детей в подвалах, выбрасывали женщин из окон верхних этажей, сварили одну домохозяйку в ее же котле. Шведы сыпали на своих узников порох и поджигали, баварцы Верта заперли жителей Кальва, запалили стены, направили пушки на ворота и расстреливали людей, пытавшихся вырваться из огня. В историях о зверствах не исключены преувеличения, но они потрясают, даже если в них есть хоть какая-то доля правды. Не было ничего необычного в том, чтобы оставить мирных граждан, захваченных в плен, умирать на обочинах дорог с удавками на шее и привязывать священников к повозкам и заставлять их, как собак, бежать на четвереньках. Солдаты с легкостью брали детей в заложники и требовали за них выкуп, морили голодом в застенках пойманных бюргеров и крестьян и пытали их со всей изобретательностью, на какую только способен человек.

Хоть здесь и описываются ужасы войны, творимые интервентами, но автор однозначно возлагает за это вину на императора. Вот только большинство "плюсов" было утеряно его сыном, а "минусы" только увеличивались. Кстати, похожие взаимоисключающие параграфы встречаются в тексте очень часто. Так и хочется спросить: "А вы, Сесилия Вероника, за красных или за белых?" Но, постепенно пришел к пониманию, что для нее и те и другие дикари-с, вот если бы пришли настоящие джентльмены, быстро бы навели порядок в этой варварской Германии.

Фердинанд III, император. Сын главного виновника. Судя по всему для него слова "Священная Римская империя Германской нации" никакого священного смысла не имели, поэтому он заботился о своей Австрии и не хотел отдавать никаких своих приобретений. Из-за его жадности страдала Германия.

Иоганн Георг, курфюрст Саксонский. И.Г. - конституционалист, как его называет Вероника Сесилия, а по-моему, он просто известная субстанция в проруби, которая не знает к какому берегу пристать. Так и болтался, пока не купился на красивые слова императора, чем подверг свой надел безднам оккупации. Повинен в начале войны.

Максимилиан Виттельсбах, герцог Баварский. Поддержи он своего дальнего родственника и войны бы не было. Старался консолидировать католических князей и держаться нейтралитета, но в какой-то момент так же клюнул на красивые слова императора, но потому что был гораздо более весомой фигурой, получил еще и курфюршество Пфальц в качестве оплаты.

А теперь про положительные личности в истории:

Решилье. Великий француз. Католик, воевавший на стороне протестантов, сколько бы мисс Веджвуд не говорила, что война перестала быть религиозной, других подтверждений этому не было. Так что здесь огромная заслуга Решилье, что он вообще представил, что католический монарх может воевать против других католиков на стороне протестантов.

Валленштайн. Нет! Альбрехт Венцель Эусебиус фон Валленштайн. Легендарная личность. Главный герой одноименной трилогии Шиллера.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Валленштейн,_Альбрехт_фон

Как ни старалась автор преуменьшить его заслуги и значение, но он ярко выделяется на фоне остальных
деятелей империи и Германских княжеств. Выдающийся полководец, отличный администратор. Если бы он был более знатного происхождения, тогда он раньше понял возможности открывающиеся перед победоносным полководцем и мог бы повернуть историю в другое русло. Да, убили его англичане, поэтому Вероника всячески пытается выставить Валленштайна в неприятном свете.

Густав Адольф, король Швеции. За каждое предательство придется платить. Император предал Валленштайна, в тот момент когда можно было закончить войну и Густав Адольф заставил предателя заплатить сполна. Великий полководец и новатор в военном деле. Повел лично в атаку свою кавалерию и схватил пулю, сильно тому удивившись. Поэтому не успел показать имперцам кузькину мать.

В завершении автор продолжает свои морализаторства с использованием взаимоисключающих параграфов. Оставлю это на ее совести. Закончу цитатой, которая стала возможной благодаря тому, что Германия не пала перед дряхлеющей империей.

…Не в империи германской,
Не в князьях народа честь.
Рухни древняя держава —
Он величье, гордость, славу
Сможет сам в века пронесть!


Тем из нас позор навеки,
Кто не ценит Человека —
Званье выше всех корон,
Кто чужим кумирам служит,
Кто с казной британца дружит,
Галла мишурой пленён.


Все народы на земле
В некий день венчает слава,
Путь в бессмертье величавый
Светит каждому во мгле.
Нашей славы час пробьёт —
Немца день ещё придёт!

MSemikolenov написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Прочитал эту книгу за несколько дней. Написано (переведено) хорошим языком.

Интриги, хитросплетения европейской политики, огромное количество сложных взаимосвязей между персонажами - получил удовольствие от прочтения. За некоторых персонажей (Фердинанд II, Валленштейн, Оксеншерна, Иоганн Георг, кардинал-инфант) "болел", как при чтении художественного произведения. Про этот период европейской истории я почти ничего не знал, поэтому для меня в книге были "повороты сюжета", как в анекдоте - "где-то с середины фильма было такое чувство, что в конце Колчака расстреляют".

Рекомендую при чтении смотреть на подробную карту Центральной Европы того периода.

Отличная книга!