Рецензии на книгу «Укус ангела» Павел Крусанов

«Укус ангела» – огромный концлагерь, в котором бесправными арбайтерами трудятся Павич и Маркес, Кундера и Филип Дик, Толкин и Белый… «Укус ангела» – агрессивная литературно-военная доктрина, программа культурной реконкисты, основанная на пренебрежении всеми традиционными западными ценностями… Унижение Европы для русской словесности беспрецедентное… Как этот роман будет сосуществовать со всеми прочими текстами русской литературы? Абсолютно непонятно.
trounin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Маркес -> Павич -> Крусанов =
= кузнечик

Forane написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я честно говоря удивлена, что книга мне даже в некоторой степени понравилась.
Я с интересом читаю философские рассуждения героев, их размышления, ведь они могут дать много пищи для размышлений или даже изменить твою точку зрения на какое-либо явление. Но! Здесь этих рассуждений слишком много. На каждую главу листа по 3-4. В середине книги они стали заметно надоедать, и я прекратила внимательное чтение данных отрывков текста.

Мне не понравился мир, странное сочетание современного и непонятно какого. Я долго не могла определиться с временным промежутком, в итоге решила не парится приняв за точку отсчета 50-е (каким образом я до такого досчиталась даже не спрашивайте, стройную логическую теория выдвинуть не смогу:). Видимо в этой книге тоже проглядывает хвостище "магического реализма", с которым у меня мягко говоря не очень.

Приличного героя в книге я тоже не нашла. Главный герой натуральный психопат с целым букетом соответствующих признаков. Для остальных героев мне так же трудно подобрать приличные слова для их описания. Они настолько уродливы, что кажутся привлекательными.

Но несмотря на эти минусы, книге я поставила крепкую 3. Мне понравился язык, которым написана книга, читать было легко. Иногда встречались очень приятные остроумные моменты (впрочем, наверное, большую их часть я пропустила. У автора очень тонкое чувства юмора). И, наверное, еще одной причиной довольно высокой оценки является то, что во мне, несмотря на мое крайнее несогласие с действием героя, в который раз за последнее время, проснулся империалист и монархист))) Вот такие дела)

Часто в описаниях или рецензиях упоминают, что книга просто ужасна жестока, что там льются реки крови и все в таком духе. Я, как оказалось, закалена сериалом Мыслить как преступник и первой книгой цикла Мартина. Так что кровавые подробности меня особо не цепляли. Пару раз появлялось чувство брезгливости (это чувство достигло своего апогей, когда описывался "перерожденный" князь Кошкин), но не более того.

Скорее всего прочту еще какие-нибудь книга автора. Посмотрим везде ли он так много внимания уделяет философии и жестокости.

Прочитано в рамках ТТТ. Спасибо за совет Zatv .

Green_Bear написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Поскольку фантасмагория с эзотерическими играми — это не мой жанр, поэтому я нарекаю данный текст «нерецензией».
Дебютный роман «Укус ангела» Павла Крусанова представляет собой явление неординарное, скорее относящееся к большой литературе, чем фантастике. Этакая нестандартная литературная игра, перенасыщенная многочисленными аллюзиями, цитатами, как смысловыми, так и стилистическими, и переделками реальных теорий, как торт «Наполеон» жирным масляным кремом. Употреблять такое чтение следует небольшими порциями, чередуя с горячим кофе философских трудов или хотя бы кипятком словарей. По «треножнику» Олди чуть ли не в каждой сцене идет перекос в сторону эстетики или размышлений.

Если вспомнить официальную аннотацию романа, где помпезно обещают «огромный концлагерь, в котором бесправными арбайтерами трудятся Павич и Маркес, Кундера и Филип Дик, Толкин и Белый», то можно уверенно сравнить «Укус ангела» с литературным паноптикумом, где автор любезно и даже с гордостью демонстрирует читателям — «здесь вот я такого уродца вывел, а тут вообще нечто невообразимое раздобыл, там... это не каждому дано понять».

Весьма забавно, что попутно отыскалось зерно, из которого впоследствии вырос роман «Железный пар». Почти весь синопсис линии старшего брата уложился в неполный абзац: «Порой Петру казалось, что философия в целом есть результат некоего осквернения ума. Ведь и вправду, старинное пособие по мраморированию бумаги со всеми своими, ныне памятными лишь штукарям, секретами: грунтом из отвара льняного семени, квасцами, бычьей желчью и фарфоровыми ступками для красок — в куда большей степени способствовало становлению мировоззрения, нежели пять аршинов защищённых за год диссертаций, густо засеянных «корреляциями», «дискурсами» и «модусами бытия».»

Учитывая, что герменевтика и эзотерика мне совершенно неинтересны, то впечатления колебались едва ли не диаметрально, от «едва читаемо» до «восхитительно». При этом условные эпизоды «иваново детство» и «африканские записки» весьма понравились. Чрезвычайно забавным получился Петруша, самонадеянный эгоистичный философ, не заметивший, как поспособствовал рождению чудовища. История Клюквы, сироты-пророчицы, которая во имя любви и мести раскроила империю на две части огненным поясом, оч-чень впечатлила.

Вообще роману свойственна сказочная и даже скорее фольклорная жестокость, которая выглядит абсолютно естественно для формирования новой ментально-философской архитектоники, необходимой, чтобы возвести на престол нового государя. Проблематика, если оставить за кадром эзотерические пляски, лежит в области устроения государства, природы власти и необходимых государю личных качеств.

Крайне забавно наблюдать переклички дебютного «Укуса ангела» с последним на данный момент «Железным паром». В обоих случаях фокус направлен на перестройку общества и философию власти. В целом «Железный пар» мне понравился чуть больше, чем «Укус ангела», из-за большей прозрачности стиля и смыслов, из-за более четких привязок к нашему современному миру и меньшего количества эзотерики, хотя по сумасбродности стиля выше стоит, конечно, дебют.

Итог: философское восхождение по лестнице Власти в бездну Апокалипсиса.

Zatv написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Крусанов – мистик. Он создает новую мифологию. В его романах и повестях шаманы и моги (искусные операторы тонких миров) на равных с людьми творят историю и вмешиваются в земные дела.
Константин Крылов в своей работе «Волшебство и политика» пришел к интересному выводу. Когда в дело вмешивается магия, которая по определению может практически все, единственной осмысленной целью существования остается – власть.
Весь «Укус ангела» посвящен становлению абсолютной власти в ее самом неприглядном виде. Это не опереточное действо, когда умирающий успевает еще пропеть целую арию перед кончиной, а жестокая реальность, где даже смерть не заканчивает мучительное существование.
Иван Некитаев был зачат от мертвого (отец его умер на матери – разошлись швы на располосованном турецким ятаганом животе), воспитывался древом (местный предводитель, осуществляющий опекунство, в конце жизни превратился в ясень) и был фактически женат на своей сестре, имея от этого брака полоумного ребенка.
Именно он – бравый вояка, прошедший не одну военную компанию стал единым императором огромной страны, раскинувшейся от Европы до Аляски. Для этого ему пришлось умертвить второго правителя – издревле империя управлялась двумя консулами, и установить диктатуру.
Крусанов детально исследует сам механизм становления власти – казнь несогласных, конформизм интеллигенции, военное усмирение взбунтовавшихся, магические метаморфозы с непонравившимися.
Вот, например, во что он превратил князя Феликса Кошкина, вселив в него дух своей бывшей любовницы (Каурки), которую выбросил из самолета.

«После того, как Бадняк подселил в земную оболочку князя Кауркину душу, Феликс разительно переменился: прежние его рыжеватые волосы выпали, а на их месте выросли новые – иссиня чёрные, в мелких прядках, завитых посолонь. Зубы его также поменялись – их стало ровно сорок и все они были одинаковой формы, точно горошины в стручке. Кроме того, кожа Кошкина сделалась золотистой, между бровями пробился странный белый волосок, пальцы на руках сравнялись в длине, а срам без следа ушёл в плоть и пах стал как подмышка. В общем, тело его так переродилось, что теперь он мог, не сгибаясь, достать руками до коленей, спина его между лопаток заросла тугим мясом, а на ногах просияли диковинные колёса – по два на каждой подошве. Однако, помимо этих знаков совершенства, жестокий опыт оставил на теле князя ещё одну печать – на месте пупка у него развился зев, напоминающий огромную миножью пасть. Это жуткое едало, подменившее Кошкину запаянную глотку, походило на зубастую присоску и было немо, как водится у рыб и семидырок.»


Безудержная жажда власти заставляет Некитаева воевать практически на всей территории земли.

И когда уже было испробовано последние средство – обмен с Америкой ядерными ударами, жажда победы приводит его к решению выпустить в наш мир псов Гекаты. Бадняку – главному могу империи по силам это было сделать на семь секунд.

«– Нам не всё известно о природе Псов Гекаты. – Казалось, Бадняк с трудом подыскивает слова, которые бы наилучшим образом отражали истину – закон под страхом смерти запрещал на заседаниях Имперского Совета говорить ложь. – Но то, что нам известно, заставляет предположить в них необычайную, неистовую злобу. Я могу обратить их ярость против наших врагов.
– И как они на них свою злобу сорвут? – спросил фельдмаршал Барбович.
– Псы Гекаты пожрут их живые души, после чего их тела пять месяцев будут биться в агонии, желая смерти, но не находя её.»


Только от одного вида этих существ потустороннего мира:
«Стражники у дверей сидели на полу и беспомощно скулили – они выдавили себе пальцами глаза и по лицам их текла кровь; братья Шереметевы опустили вмиг поседевшие головы на руки; Свинобой с исполненным безумия взглядом жевал бумагу, заталкивая её в рот пальцами; министр войны осел в кресле и его неподвижное оскаленное лицо не оставляло сомнений – он был мёртв.»

«– Я выслушал вас, господа, – медленно произнёс Некитаев. – Вы преданы отечеству и отважны, вы ясно высказались, и тем не менее вы заблуждаетесь. Победа никогда не ускользнёт из наших рук. – Иван Чума вытянул из под воротничка гимнастёрки шнурок с крестиком и раскалённой золотой подвеской. – Мы не отведём войска со своих позиций и не уступим ни пяди взятой земли. И мы ещё не заслужили покоя. Властью, данной мне Богом, завтра в полночь я впущу Псов Гекаты в мир.»


Это последние слова романа и последние мгновения мира, описанного в нем. Все приходит к логическому концу – абсолютная власть пожирает саму себя.

sam0789 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Ох бееее...

На вкус и цвет, конечно, но после такого мне надо дезинфицировать наушники, через которые ЭТО слушала, а также телефон, который ЭТО хранил в своей памяти! И себя желательно)

Хотите самое начало? Китаянка сбежала с русским и родила дочку. Русский воевал и умирая завал ещё ребёнка! Одновременно кишки лопнули и семя извергнул! Китаянка потом родила сына, превратилась в уклейку и не стало китаянки. Появились дети сироты. Красота? Что ещё сюда надо.... Добавим инцест. Сознательный. Добавим философии в пропорции 1% истории к 99% философии. Берем Россию, добавляем упорного мужчинку и смешиваем с вышеперечисленным!

Я еле это прочитала... Я мучала это. Понять я это просто уже не хотела. Слушала так - в одно ухо влетело, из другого вылетело то, что не интересно (в моем случае это было почти весь объем книги).

И если есть бред, который надо читать под стопочку водочки (бокал вина, бутолочку пива - на свой вкус), то здесь ничего не помогло)))

Tanka-motanka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Говорить о сюжетной оригинальности романа Крусанова не приходится - ее нет. Ну да, блистательный император, инцест, умница приближенный, захват страны - все это не ново. Я бы даже сказала, что это переписывается испокон веков - и ничего принципиально нового открыто не было. Ну, меняются имена, портреты, декорации, но по сути все тоже самое.
Чего это мне тогда это очень понравилось? Ну...Объяснять это на основе сюжета - примерно как выложить на стол составляющие для пирога и уверять вас, что это будет еда дивного вкуса. Просить вас поверить мне на слово - тоже нельзя. Но у Крусанова из старого получилось нечто абсолютно новое - и получилось только с помощью языка, который прекрасен чуть более чем полностью.

За рекомендацию большое читательское спасибо blinch

mmarpl написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Только что сняла наушники.
Да уж! Это посильней "Парфюмера" Зюскинда.


Начав читать в электронном виде "Мертвый язык" Крусанова же, умудрилась не доехать в метро остановку до нужной, потом перепутала направление движения и поехала в сторону, противоположную дому.

Дома же на гребне волны восторга скачала аудиокнигу "Укус ангела" и наслаждалась первые минут 10.
Дослушав книгу до конца, хочу предложить ее автору на выбор любой способ казни, из щедро предоставленных им на страницах его ... хм... произведения: могу утопить в корыте, могу выбросить в открытый люк самолета, пролетающего над горами, могу натравить чудовище-людоеда со ртом на животе, могу превратить в дерево или содрать с живого кожу, особенно легко могу предложить псов Гекаты, чтобы сожрали они его сложноизвращенную душу, а тело бросили на пятимесячную (почему пятимесячную, а не пятилетнюю?) агонию без обретения упокоения.
Могу еще что-нибудь вспомнить, но и этого с избытком, есть из чего выбирать.

С определением жанра у меня возникли проблемы. Более-менее фантастическая альтернативная история, мифологизированная до безобразия и упрощенная до сюжета, который можно уместить в нескольких словах.

Сюжетец книжки совсем незамысловатый. Безжалостный император Иван Некитаев по прозвищу Чума захватывает мир. Когда появилась угроза обломать зубы об Африку, именно он решает выпустить на Землю тех самых псов Гекаты, заточенных в каком-то вневременном пространстве, которые пожирают души людей.

Композиционно построено это явление довольно просто: путь становления Вани-Чумы как императора. Для объяснения положений дел в мире автор привлекает всевозможные мифы.
Событийные эпизоды разбавлены философскими вкраплениями, которые, на мой взгляд, существуют отдельно от сюжета. Но книжка-то одна, поэтому все сюжеты и философствования склеены прочной замазкой из крови, дерьма, спермы, огня и воды, древесных опилок, упоминания нефритовых частей тела (не стержней) и прочей лабуды.

Язык. Так красиво, так красиво, что хочется если не сблевать, то сплюнуть. Почти по Гоголю:

«В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: «Какой приятный и добрый человек!» В следующую ничего не скажешь, а в третью скажешь: «Черт знает что такое!» — и отойдешь подальше…»



По словам самого автора, "вакуум,упакованный в слово". Слов много, а смысла - чуть.

Герои. Характеров нет. Может и есть, но они статичны, как древнегреческие колонны. Герой либо близок к народу, что угадывается по его речи, либо вхож в среду поэтов и демагогов, что тоже понятно по философическим разглагольствованиям.

Самый мерзкий герой - главный герой. Жестокосердое чудовище, злодеяния которого автор называет действиями во имя Любви. Любовью в этой извращенческой книге названа дикая животная страсть брата к сестре, которую он имеет во всех местах во все места. Сестра имеет от него сына. И вся любовь. И смерть, смерть, смерть, в особо неприглядных формах.

Абсолютно безнравственная книга, даже если принять, что литература не обязана никого ни учить, ни лечить, ни воспитывать. Избавиться от этой помойки запретами не удастся, да и не нужно. Но должен же кто-то противопоставить этому потоку грязи что-то настоящее, живое, чтобы сохранить человеческое в человеке!

Зачем читала, вернее, слушала? На это у меня были 3 причины.

1. Внезапно пробудившийся личный интерес к современной русской литературе.

2. За голос чтеца, выразительную манеру чтения, качество записи готова прозакладывать... нет, не душу, конечно, но 9 часов личного времени, проведенного в дороге. Хорошо читает, и запись сделана хорошо.

3. Все мы не без греха. И дерьмо иногда бывает куда притягательней красивого и полезного.

Но уж читать "Мертвый язык" меня не заставит никто. Хватит. Теперь плавали - знаем.

PS Для себя. Рецензия.
Алексей Кузьменков. В топку.ру

ogla написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

какой бред!
эта фраза решительно не шла у меня из головы, пока я читала эту книгу. поначалу меня это веселило, интересно было, что же еще ввернет автор. география, времена и нравы, стили, люди, кони - все смешалось. похоже на ощущение, когда вы поднимаете сумку, предполагая, что она тяжелая, а она оказывается легкой: несоответствие ожиданиям бодрит:) потом стало невыносимо скучно, но решила дочитать из принципа. хотелось определиться, к чему ж ведет автор. в чем, как говорится, соль. фраза "какой бред!" не покинула меня, но приобрела иную окраску. финал - все то же ощущение неожиданно легкой сумки. ожидаешь бум, а на поверку получаешь пшик.
справедливости ради скажу, что иногда меня определенно радовали некоторые формулировки. в целом же, герои картонные, половина из них - из комиксов. философическая тетрадь петруши легкоступова и его монологи, вероятно, привет небанальному продвинутому читателю. история воцарения великого императора (да-да, об этом книга), вы говорите? ничуть. какие то картинки с выставки. с нескольких выставок, если быть точным.
словом, хотите часок повеселиться, начинайте читать. но дочитывать не стоит.

Booksniffer написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Берёшь очередную книгу отечественного автора и открываешь с трепетом: а вдруг она добавит лепту в стёршееся золото былой великой литературы, обнаружит ключик к душе, пустит весёлую энергию по чёрным буквам, слишком послушно сообщающим нам информацию? Был расчёт на Крусанова.

И начал он неплохо: патриархальная Россия, история рода, знакомая дихотомия друг-враг, борьба за полузаморскую красавицу. Захотелось сладкого томления от смеси гг. Лермонтова, Гончарова, Тургенева и иже. Над пирогом, правда, быстро зароились мухи, ну а куда в наше время без мух? С болота современного книжного рынка, по старинке ещё именуемого литературой некоторыми оптимистично настраивающими себя мненниками (бывшие критики), потянуло липскеровщинкой, пелевинфилософией, нуарно-задорным членовредительством Большого мэна; заглянул заграничный Павич, почуяв родное кипение русской кровушки. И пошли они рядить-управлять писательской кухней в тщетной попытке родить нечто супероригинальное. А то и до «Мастера и Маргариты» добраться – вот шуму-то будет! Но не зафурорилось. Булк и Борх улыбнулись, но врата Валгаллы не отворились.

Извергнувшись, можно и поговорить. Стиль Крусанова очаровывает сразу, чётко поэтический, тугой, звенящий. Но – с чрезмерностями: колокольчики звенят там, где им как бы и делать нечего. Затем мощный поток истории, географии и эзотерики сбивает с ног. Азиатских терминов в русском языке, оказывается, хватит на целый словарь. Забавно получается: читаешь, всё понятно, а слов не знаешь. А кругом какие-то фамилии, роман может заменить собой целую библиотеку.

Впрочем, как уже было сказано, увлечению сюжетом это отнюдь не мешает. Много интересных присказенек, некоторые хочется запомнить и использовать. Даже метание по хронологической стреле взад-вперёд мне не помешало – чувствовались продуманность и расчёт. И всё было бы просто замечательно, если бы элемент фантасмагоричности не стал бы быстро прогонять Тургенева и Гончарова, которым пришлось спешно удалиться, зажимая носы. Игры в солдатиков одержали верх; глава «Сим победиши» показалась вообще не нужной, кроме как для укрепления абсурдной истории государства. Ожидалось даже появление механических тилли-вилли прямиком из Гофмана, но берите выше. В общем, эффектная концовка, которая плохо вписыалась в общий сюжетный поток, наконец зафиксировала тематику: мы имеем дело с романом о власти и теми, кто её осуществляет. Ну, в принципе, как бы впечатляет, хоть и не верится, что старик и Бадняк – одно лицо.

Итак, знакомство свершилось; что дальше? А не знаю. Сам придёт в руки – почитаю, но искать не буду. И тем более трепетно ждать наслаждения от хорошей российской книги.

Stas_Yakovlev написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

160 рублей моего удовольствия

«Укус ангела» - самое оригинальное и удивительное произведение из тех, что я когда-либо читал. Определенно книга не для всех, так сказать «вещь в себе» - постмодернизм (а может даже неомифологизм) в чистом его виде. Причем Крусанов мастерски владеет словом. Эрудиция автора просто поражает, несчётное количество раз мне приходилось заглядывать в толковый словарь и выискивать то или иное понятие. Единственным минусом этого произведения является небольшая сумбурность повествования, но это всё мелочи, с которыми можно и нужно смириться.
Вердикт.
Однозначно шедевр русской современной прозы, да и зарубежной тоже. Безусловно, Павел Крусанов – лучший российский писатель на данный момент.

Время — это и есть чёрт. Без времени здесь наступит тот свет. Тот свет для всех — без победителей и побеждённых.

majj-s написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

АНТИЩЕЛКУНЧИК.

Жили в мире с природой и так любили животных, что котят топили только в тёплой воде.



А не бяше ли нам, братие? Не так: "Память рода, предания предков рассказывают, что Вяйнемйнен ..." В том смысле, что Павел Крусанов не только наиболее радикально настроенный имперец современной русской литературы, но еще и человек, перед которым руссо-финские культурные отношения в большом долгу. Он сделал наиболее полную адаптацию карело-финского эпоса "Калевала". Как сочетается имперский фундаментализм с пристальным любящим вниманием к чухонскому фольклору? Н-ну. возможно он просто воспринимает Финляндию частью Империи, наиболее географически близкой к Петербургу, который наметил в столицы ея?

Возможно, а следом придет очередь преданий более отдаленных от сердца Гисперии народов, вплоть до инков и ольмеков (маори и тибетцев еще не забыть бы), но мне отчего-то кажется, что декларированная "имперскость" играет у Павла Васильевича роль в большей степени декоративную. Державные орлы, простершие крыла над Европой, Азией и значительной частью Америки (не говоря уж о черном континенте); скипетры, короны, пурпур мантий; все народы, от края до края Вселенной, повинуются Слову Императора ("и в стране озер семь больших племен слушали меня, чтили мой закон"); Вагнер и Глинка с вкраплениями Чайковского фоном; несокрушимая мощь военной машины в сочетании с безжалостностью к своим и чужим. Мальчики любят играть в солдатиков, а "Укус ангела" - она и есть, игрушечная баталия со старшей сестрой на роли единственного товарища по играм: "А потом мы установим Мировое Господство!"

Ну да, потому что он по определению не может быть чудовищем, серьезно относящимся к созданной собой Гисперии с олухом и садистом Иваном Некитаевым во главе. Он слишком умен, образован и талантлив, чтобы серьезно. Я далека и от мысли объявить "Укус ангела" романом-предостережением, антимилитаристским и бла-бла-бла. По-настоящему хороших антивоенных книг мировая литература знает много и пытаться контрабандой впихнуть в их ряд такую, которая пацифизма никаким боком в виду не имела, было бы как минимум дурновкусием. Вот, нащупала, это "Щелкунчик" наизнанку, в соответствии с лучшими традициями постмодерна. Набор составляющих почти тот же - фабуляция иная. На выходе имеем. что имеем.

Давайте оставим за рамками этого текста описания зверств и жестокостей, чинимых сторонами. Давайте не будем касаться и эзотерики, которая тут в объемах колоссальных, порою переходящих в промышленные. Поговорим о языке книги. Сказать, что он хорош - не сказать ничего. Много Гоголя, Набокова (времен "Ады", а не "Лолиты"), отчасти аксеновский "Остров Крым". Неизбежное влияние классики: от Пушкина и Толстого до Бунина. Временами невыносимый, но прекрасный Платонов. И совсем нет Павича - его много будет в других книгах писателя, но о них и разговор не здесь. И я совсем не поймала Фолкнера, о котором говорят, как об оказавшем значительное влияние на Крусанова. Право, ради одного языка стоит почитать "Укус":

"Ты не знал? Она разбилась в омлет о Херсонскую губернию".



Остается только добавить. что Руслан Габидуллин начитал аудиокнигу превосходно.

Спасибо tortila за то, что когда-то давно рекомендовал мне этого автора.