Гюго Виктор - Последний день приговорённого к смерти

Последний день приговорённого к смерти

Год выхода: 1865
примерно 61 стр., прочитаете за 7 дней (10 стр./день)
Чтобы добавить книгу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

«Последний день приговоренного к смерти — это прямое или косвенное, считайте, как хотите, ходатайство об отмене смертной казни, <…> это общее ходатайство о всех осужденных настоящих и будущих, на все времена; это коренной вопрос человеческого права, поднятый и отстаиваемый во весь голос перед обществом, как перед высшим кассационным судом; <…> это страшная, роковая проблема, которая скрыта в недрах каждого смертного приговора, <…>; это, повторяю, проблема жизни и смерти, открытая, обнаженная, очищенная от мишуры звонких прокурорских фраз, вынесенная на яркий свет, помещенная там, где ее следует рассматривать, в ее подлинной жуткой среде — не в зале суда, а на эшафоте, не у судьи, а у палача.

Вот какова была цель автора. И если будущее покажет, что он достиг ее, на что он не смеет надеяться, то иного венца, иной славы ему не нужно». (Из авторского предисловия)

Текст публикуется по изданию: журнал «Современник», № 11, 1865.

Лучшая рецензияпоказать все
Anton-Kozlov написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Может ли один человек лишать другого человека жизни в наказание за преступление?

Виктор Гюго был противником смертной казни. Он описывает казнь на гильотине. Именно для того, чтобы показать людям негативную сторону казни и муки приговорённого, и было написано это произведение. Сначала люди думали, что это реальные записки приговорённого, но позже оказалось, что их написал писатель.

Примерно 30% книги занимает вступительное слово автора. Тут он описывает своё отношение к казни и делаете попытку разжалобить читателя. Бывали случаи, когда гильотина не отсекала голову и после пяти раз попыток отсечения ножом. Нож застревал и сила удара была недостаточной для серьёзной раны приговорённому. Это лишь один пример отсюда. Ещё в конце этой части есть небольшая пьеса о записках.

Сами записки представляют собой моральные страдания приговорённого, которые он изливает в виде записок. Тут также некоторые моменты из его дела и суда.

Как по мне, смертная казнь должна быть, только за самые страшные преступления. Но сначала должна быть отработанная система выборных судей. Это большое дело. В нынешних реалиях лучше нам жить без смертной казни. А вот это о том, что чувствует смертник и что чувствует приговорённый к пожизненному сроку:

Ах, только бы меня помиловали! Только бы помиловали! Может быть, меня помилуют. Король не гневается на меня. Позовите моего адвоката. Позовите скорее! Я согласен на каторгу. Пусть приговорят к пяти годам или к двадцати, пусть приговорят к пожизненной каторге, пусть заклеймят. Только бы оставили жизнь!
Ведь каторжник тоже ходит, движется, тоже видит солнце.

То есть, сейчас высшая мера, это пожизненный срок. А смертник о таком только мечтает. Слышал одного с пожизненного. Он говорит, что человек к любому привыкает, а на пожизненном какая никакая, но всё же жизнь.

Что касается моральных страданий приговорённого. Думаю, нам не должно быть это интересно, если принять в расчёт доказанное преступление. Если оно безоговорочно доказано, значит кара должна постичь преступника. Тут его моральные терзания должны отойти на второй план.

В записках говорится о том, что он невиновен? Нет. Он лишь говорит о том, что ему мало уделили внимания на суде. Мол, присяжные просто хотели спать от бессонной ночи.

Зеваки на площади, где приводили приговор в исполнение действительно не получали никакой прививки от преступления. Для них это было всего лишь зрелище, пусть и кровавое.

Но если взять и поставить под сомнение виновность этого человека или даже поставить себя на его место, то тут получается совсем другая ситуация. Терзания его становятся более понятны и даже несправедливы.

Как известно, у монеты две стороны. И такая ситуация не исключение. Есть справедливость человеческая, есть моральные принципы, есть закон и есть милосердие. Всё это имеет место быть. Я думаю, должна быть прежде всего справедливость.

Доступен ознакомительный фрагмент

Скачать fb2 Скачать epub Скачать полную версию

0 читателей
0 отзывов




Anton-Kozlov написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Может ли один человек лишать другого человека жизни в наказание за преступление?

Виктор Гюго был противником смертной казни. Он описывает казнь на гильотине. Именно для того, чтобы показать людям негативную сторону казни и муки приговорённого, и было написано это произведение. Сначала люди думали, что это реальные записки приговорённого, но позже оказалось, что их написал писатель.

Примерно 30% книги занимает вступительное слово автора. Тут он описывает своё отношение к казни и делаете попытку разжалобить читателя. Бывали случаи, когда гильотина не отсекала голову и после пяти раз попыток отсечения ножом. Нож застревал и сила удара была недостаточной для серьёзной раны приговорённому. Это лишь один пример отсюда. Ещё в конце этой части есть небольшая пьеса о записках.

Сами записки представляют собой моральные страдания приговорённого, которые он изливает в виде записок. Тут также некоторые моменты из его дела и суда.

Как по мне, смертная казнь должна быть, только за самые страшные преступления. Но сначала должна быть отработанная система выборных судей. Это большое дело. В нынешних реалиях лучше нам жить без смертной казни. А вот это о том, что чувствует смертник и что чувствует приговорённый к пожизненному сроку:

Ах, только бы меня помиловали! Только бы помиловали! Может быть, меня помилуют. Король не гневается на меня. Позовите моего адвоката. Позовите скорее! Я согласен на каторгу. Пусть приговорят к пяти годам или к двадцати, пусть приговорят к пожизненной каторге, пусть заклеймят. Только бы оставили жизнь!
Ведь каторжник тоже ходит, движется, тоже видит солнце.

То есть, сейчас высшая мера, это пожизненный срок. А смертник о таком только мечтает. Слышал одного с пожизненного. Он говорит, что человек к любому привыкает, а на пожизненном какая никакая, но всё же жизнь.

Что касается моральных страданий приговорённого. Думаю, нам не должно быть это интересно, если принять в расчёт доказанное преступление. Если оно безоговорочно доказано, значит кара должна постичь преступника. Тут его моральные терзания должны отойти на второй план.

В записках говорится о том, что он невиновен? Нет. Он лишь говорит о том, что ему мало уделили внимания на суде. Мол, присяжные просто хотели спать от бессонной ночи.

Зеваки на площади, где приводили приговор в исполнение действительно не получали никакой прививки от преступления. Для них это было всего лишь зрелище, пусть и кровавое.

Но если взять и поставить под сомнение виновность этого человека или даже поставить себя на его место, то тут получается совсем другая ситуация. Терзания его становятся более понятны и даже несправедливы.

Как известно, у монеты две стороны. И такая ситуация не исключение. Есть справедливость человеческая, есть моральные принципы, есть закон и есть милосердие. Всё это имеет место быть. Я думаю, должна быть прежде всего справедливость.

TibetanFox написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Гюго. Борец. Только вместо трибуны у него письменный стол. Предисловие к этой повести почти такого же размера, как и сама повесть. Хотя назвать это предисловием язык не поворачивается, потому что перед нами не вступительные слова, даже не статья на волнующую автора тему, а гневная обличительная речь, которую непременно нужно читать вслух, потрясая кулаками. По крайней мере, мне всё это так видится. Если честно, то в написанном виде она слабее, да и объём неоправданно велик для одной небольшой мысли: смертная казнь — это плохо. К концу "вступительного слова" уже начинаешь молиться, чтобы началась, наконец, сама повесть. Радуешься только приятному упоминанию дикой варварской Руси в самом конце.

Между набухшим вступлением и собственно произведением — крошечная прослойка желчной пародии на робких обывателей того времени, которые должны, по логике вещей, плеваться на это произведение. Очень актуально. Замените фамилию "Гюго" на любого более-менее талантливого, но спорного в выборе тем автора, и хоть сейчас можно пускать в печать.

А само произведение... Хорошее. Навевает ассоциации и с "Посторонним" Камю, и с Достоевским, и с Кафкой. Хорошее, но не потрясающее. Не знаю, насколько чётко Гюго смог выписать мысли человека, приговорённого к смерти, запертого в ужасном помещении и ожидающего со страхом своего часа, но лично мне было очень сложно сочувствовать главному герою из-за того, что о нём было столь мало информации. Да, у него есть чудо-дочка, жена и планы на жизнь... Но он сам говорит, что убийца. А кого он убил? Может, ребёнка? Может, десять беззащитных старушек? Неизвестно. При всём моём уважении к Гюго, не могу с ним согласиться. Есть преступления, за которые следует наказывать смертной казнью. Автор сам пишет, что преступники идут на это не из-за природной порочности, а из-за недостатков общества, которое их так воспитало и совратило (понимаю, что в одном предложении эта мысль смотрится куце и убого, но не хочется сейчас рассусоливать это на полстраницы, и так понятно). Ну и что же? Убрать гильотину, чтобы мерзавцы продолжали свои грязные делишки? Не вижу логики. Если бы он призвал к очистительной революции, чтобы общество взяло под опеку асоциальных личностей и что-нибудь ещё в этом духе, то было бы понятно. Но так — детский лепет какой-то, демократия ради слова "демократия", ради идеи, а не для людей.

Ну а если про атмосферу книги... То она воссоздана с душой и талантом, как будто мы ходим с несчастным безымянным осуждённым по всем этапам его хождения по мукам. Замкнутое душное пространство, бездеятельное и застывшее, по контрасту с бурями, бушующими в сознании главного героя. Книга контрастов. Герою выносят приговор, согласно которому его голова будет отрублена грязным лезвием и скатится в ивовую корзину, заливая всё вокруг кровью, на глазах у тысяч зевак, а в это время поют птички, распускаются цветы, дует приятный прохладный ветерок (вспоминаем уроки школьной литературы, ведь в такие моменты обязательно должна быть буря, гром, зловещая молния, рассекающая небеса пополам). Но нет никакой бури. На смерть этого преступника отправляют обычные люди (а разве подписание смертного приговора не есть тоже убийство, спрашивает Гюго), такие же привычно-равнодушные люди пытаются исповедать его в грехах, везут его к месту казни, дают последнее слово...

Да, это страшная тема, страшная и интересная. Но с мыслями Гюго по поводу смертной казни я не согласна. Виновата не сама гильотина, а судьи, которые отправляют на неё невиновных, руководствуясь, наверное, принципом, который провозгласил когда-то Швейк в "Похождениях бравого солдата Швейка..." Гашека — он утверждал, что война дело хорошее, потому что вместе с множеством хороших людей перестреляют и изрядное количество мерзавцев, вот и тут так же, повесим сотню человек, авось среди них окажется пара-тройка подлецов. И всё же главный герой пролил кровь. Мы не знаем чью, но вот мне это, например, важно.

Sonel555 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:
« Как ничтожна боль физическая по сравнению с душевной болью! »


Потрясающая книга.Было ощущение,что этот последний день провела рядом с приговоренным,видела его страдания своими глазами,настолько ярко Гюго описал трагедию.Страшный день.Одно дело,когда человек умирает внезапно,не зная что его ждет впереди,а другое ждать,ждать и ждать...Это сравнимо неизлечимой болезни,говорят что уже нет надежды,остается только то немногое время жизни и больной каждую минуту думает о том,что ему предстоит.Обрывки детства,воспоминания о первой любви,горечь за родных и близких,всё что успел оставить после себя главный герой.Не ожидала,что Виктор Гюго настолько понравится.

feny написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Последний день жизни человека, знающего об этом.
Мука, каторга, истязание, агония.
Медленное, ни с чем не сравнимое мучительное ожидание, когда с каждой минутой из тебя вытекает жизнь и, здесь же, ускоряющийся ход времени, убыстряющийся только потому, что этот день последний - всё, больше он никогда не повторится. Жутко.

Кто этот человек?
Он – преступник? Да. Убийца.
В романе нет никаких подробностей о совершенном преступлении. Думаю, что это преднамеренный ход автора. Ведь уже из предисловия ясна главная мысль Гюго – лишать человека жизни, даже если это преступник, нельзя. Не имеет права человек или группа людей морального права на это. Даже если принять это за аксиому, возникает следующий вопрос: а у преступника какое было право, разве ему позволительно убивать?!
Нет, никогда, ни в каком социуме не удастся получить на все эти вопросы однозначного ответа. Понять и принять можно совершенно полярную точку зрения, в зависимости от того, по какую сторону баррикад ты находишься.
Да, не приведи Господи, влезть в шкуру человека, знающего о своей судьбе. А вы попытались войти в положение тех, кто потерял своих родных по вине преступника? Замкнутый круг. Из него нет выхода. Я не вижу.

Ну да ладно, это все эмоции. А за свою точку зрения, высказанную подобным образом, с присущим ему выразительным стилем я благодарна автору. Ощутить, прочувствовать этот ад получилось.
Это тот Гюго, которого я люблю с детства. Объема только не хватило:)

Tin-tinka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Казнить нельзя помиловать

Данная книга, несмотря на время написания, достаточно актуальна и сейчас. Да, у нас нет гильотин и публичных казней на площадях, но вопрос отмены смертных приговоров продолжает волновать общество.
Правда, вряд ли современному читателю Гюго открыл что-то новое, скорее, это произведение всего лишь повод для размышления, хотя стоит отметить историческую ценность этой книги. Но при этом в ней многое спорно,

спойлериспользование образа маленького ребенка и стенания главного героя о том, как же дочурка будет без него, как умрет от горя мать и сойдет с ума жена, кажутся мне излишне утрированными.Так же, как и момент, когда герой отдаёт перед казнью другому заключенному куртку, но объясняет это тем, что боялся побоев, а вовсе не добротой. При этом герой переживает, как он будет выглядеть со стороны. Все это немного нереалистично с моей точки зрения.свернуть

Вообще, меня автор не смог убедить, что смертная казнь хуже, чем пожизненная каторга, ведь и сам герой в книге говорит "нет, лучше уж смерть", видя, в каких условиях живут каторжники. Так же остается открытым вопрос, за что казнят этого преступника. Конечно, если он убил по неосторожности или в качестве самозащиты, наверное, можно его пожалеть. Хотя герой романа вообще не упоминает о чувстве вины перед тем, кого он убил. Сожаления о своём поступке я тоже не увидела. Но при этом в книге описывается множество убийц, которые губили невинных людей и не задумывались, что им тоже не хотелось умирать, что остались без кормильца их семьи и какое горе испытывают любящие их люди.
Да и довод, что каторжники могли бы содержать свои семьи, а так, будучи казненными, они оставляют родных без денег, тоже весьма сомнителен, ведь за каторжные работы никогда много не платили.Так же, как и вопрос репутации: казненный родственник или родственник-каторжанин - все это одинаково несмываемое пятно на репутации.
Так что мой вывод - человеколюбие, конечно, хорошо, но аргументация автора не очень убедительна и это произведение недостаточно сильное, чтобы действительно поменять чьи-либо взгляды.

admin добавил цитату 11 месяцев назад
Как ничтожна боль физическая по сравнению с душевной болью! И как жалки, как позорны такого рода законы!