Цитаты из книги «Ева. Гибкий график катастроф» Инна Георгиева

10 Добавить
У Евы Моргалис много проблем. И с мамой, необязательной ведьмой, вопреки всем правилам безопасности вышедшей замуж за смертного. И со сводными братьями, один из которых законченный метросексуал, а второй пытается затащить в постель все, что двигается, и по первичным половым признакам числится как женщина. Еще проблемы с подругой – готессой и знахаркой, смотрящей на жизнь как на сплошное приключение, которое просто по определению не может быть скучным. И даже с парнем у Евы проблемы. Потому что...
Невероятно, с каким восторгом она об этом говорила! Бродить в полночь среди надгробий – что может быть чудеснее? А я отвечу: да все что угодно! Это же стандартное начало большинства фильмов ужасов! Друзья говорят: «Пойдем пошаримся на древнем захоронении?» Ты, как дебил, соглашаешься и тут же умираешь! А всего-то надо было сказать: «Да идите вы на фиг с вашими идеями!» Только я, кажется, начинаю понимать, почему самые осторожные умирают молодыми – потому что любимые друзья им просто выбора не оставляют!
Бывает же так: идешь куда-то, вздыхаешь себе под нос и думаешь: «Что угодно, только не это». А потом вдруг бац! И что-то случается. Но ты почему-то не рад.
— Иглоукалыванием обойдешься!
— Но у нас нет подходящих инструментов, — резонно возразил он, пробираясь пальцами под узкий свитер. Я обхватила его за шею и коварно ухмыльнулась:
— Ради такого дела я потыкаю в тебя зубочистками!
Есть те, глядя на которых просто не замечаешь недостатков. И то, что так не нравится в других, начинает казаться изюминкой, достоинством, на которое готов любоваться вечность.
— Алекс, она не едет… — проговорила севшим голосом. Он скосил на меня глаза:
— Да что ты говоришь! А ответь-ка, Евочка, что нужно машине, чтобы двинуться с места?
— К-колеса?
Он вздохнул так тяжко, словно я вякнула что-то невероятно глупое.
— Ладно, — процедил сквозь зубы. — А еще?
— Мотор, — уже смелее стала перечислять я. — Свечи зажигания, подвеска, амортизаторы, руль…
На последнем слове он таки не выдержал и хлопнул себя ладонью по лбу.
— Бензин, Ева! — простонал, не отнимая руку от лица. — Бензина в баке нет. Видишь огонек мигает?!
— Ой… — хлопнула ресничками я. — Ну подумаешь, не заметила…
— Это правильно! А он что ответил?
— Что у него нет «получасика» и спросил, сможешь ли ты привезти меня домой, если он оставит меня здесь…
— И что ты сказала?
— Что сможешь…
— А он?
— Он спросил, как именно ты это сделаешь.
— А ты?
— Я сказала, что у тебя мотоцикл.
— Гм. А он?
— А он дал денег на такси…
— Люди не в магию верят, Костик, — прошептала, глядя в окно, — а в чудеса. И порой эта вера помогает больше, чем все чародейство мира.
Женщины думают, что День Валентина был создан для них. Чтобы именно сегодня они ощущали себя любимыми и желанными. Чушь! То, насколько тебя любят, не зависит от даты календаря и вряд ли может быть измерено количеством «валентинок».
Говорят, обезьяна стала человеком, когда взяла в руки палку. Так вот: ничего подобного! Чтобы сделать человека из обезьяны, палку должна была взять другая обезьяна. И хорошенько ухандокать первую. Потому что эволюция — дело, конечно, отличное, но лень сильнее. И заставить кого-то трудиться порой можно только пинком.
— Где взять руководство по расчленению трупов?
— Тебе что, заняться нечем?
— Таки есть чем. Но нужно руководство.