Рецензии на книгу «История» Геродот

Классический труд древнегреческого историка Геродота из Галикарнасса (V в. до н. э.) — ценнейший источник по ранней истории Греции и Востока. Точные описания, меткие наблюдения соседствуют в его труде с новеллами и легендами. Противопоставление Персии и Греции, рабства и свободы, демократии и тирании составляют основное содержание труда «отца истории», как именуют Геродота. Живое дыхание эпохи, изысканный и вместе с тем предельно ясный язык снискали ему заслуженную славу одного из самых...
ElenaZin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Непредвзятый взгляд на историю

Чем мне Геродот понравился, это тем, что он очень спокойно рассказывает о нравах и обычаях других народов, какими бы дикими они ни были. Непредвзятость - главное его качество. Но это и не сухой научный язык, читать интересно, местами забавно: (недословно) "Женшина не может быть похищена, если сама этого не захочет". Местами сложно воспринимать, особенно в начале, когда идёт рассказ о греческих правителях, я малость в них запуталась кто за кем) Очень интересно было читать о нравах, повседневной жизни египтян того времени. Рекомендую!

innashpitzberg написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Геродот из Галикарнасса собрал и записал эти сведения, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности, в особенности же то, почему они вели войны друг с другом.



"Историю" Геродота я читала, наверное, в общей сложности года два. Читала, перечитывала, делала перерывы, возвращалась к уже прочитанному, читала новые отрывки.
Таким образом, я не только осилила это монументальное произведение, но и получила удовольствие от чтения, огромное удовольствие.

В 5 веке до нашей эры, Геродот путешествовал по известному тогда миру, делая заметки и проводя исследование, пытаясь выяснить причины, приведшие к войнам между Персами и Греками, и восстановить ход событий этих войн.
Результатом этих исследований и явилась эта потрясающая книга, в которой исторический материал так тесно переплетен с мифологическим.
В книге множество тем, историй, рассуждений, мнений. Почти всегда приводятся различные мнения на причины или ход одних и тех же событий.

Если не высказаны противоположные мнения, то не из чего выбирать наилучшее.



Очень часто сам Геродот, рассказав различные версии событий, высказывает и свое мнение тоже. И когда описываемые события развиваются уж совсем фантастически, Геродот отмечает, что это слухи, но все равно рассказывает нам, даже не веря, ведь это такие интересные слухи!

Я обязан передавать все, что рассказывают мне, но верить всему не обязан.



"История" Геродота уже давно изучена и оценена учеными-историками. Но великий труд Геродота повлиял не только на историческую науку, но и на так любимую мной литературу. Еще при жизни Геродот оказал огромное влияние на своих современников - Софокла и Еврипида. Почитайте "Историю" Геродота и вспомните драмы Софокла и Еврипида, и вас ждут интересные открытия. Кстати, именно желание найти эти связи и было для меня первым импульсом для чтения "Истории", начитавшись Софокла и Еврипида, я буквально набросилась на "Историю", в ожидании, что вот сейчас быстренько я все увижу, найду и пойму. Но не тут то было, эта книга требует медленного вдумчивого чтения и перечитывания, но зато какие волшебные, упоительно интересные вещи она раскрывает терпеливому читателю.

wingedhorse написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Геродот свалил меня уже самой первой своей фразой: «По словам сведущих среди персов людей, виновниками раздоров между эллинами и варварами были финикияне.» Шо ты будешь делать, и тут евреи во всем виноваты... Но, если шутки в сторону: это довольно интересно, что история началась именно с описания первого противостояния Европы и Азии. «Конец истории» я не читал пока что, но у меня серьезное подозрение, что Фукуяма опирался именно на Геродота: дескать, свободолюбивые греки первыми стали бороться против азиатской деспотии, а завершили эту борьбу свободолюбивые американцы.

Нельзя, однако, забывать, что источники у Геродота были явно проафинские, а у Афин были те ещё имперские амбиции, даром что демократия... Предвзятость автора приводит к тому, что повествование часто получается не слишком логичным. Например, после поражения при Фермопилах афиняне переправляют свои семьи на Саламин. Не слишком разумный ход, поскольку персы весьма скоро добрались и до него, и почти сразу возникла необходимость в новой эвакуации. У Геродота такая коллизия никак не объясняется, более того, афинянам приходится долго убеждать союзников остаться и защищать Саламин вместе с ними; при этом в ход идут и весьма соомнительные аргументы, вроде вестников, которых Фемистокл подослал к персидскому царю... Куда как логичнее предположить, что эллинский союз с самого начала планировал дать бой персам у Саламина. Греки ведь наверняка понимали, что их флот имеет перед персидским преимущество в узком проливе – и именно поэтому афиняне перевезли своих на Саламин, а не куда подальше: чтобы персы клюнули. И уже впоследствии, когда возникла необходимость скомпрометировать спартанцев, коринфян и т.д., родились рассказы о том, что пелопонессцы хотели бежать за Истм, и только мужество и находчивость афинян их удержали... В общем, метод Геродота, несмотря на его добросовестное отношение к источникам, все же ещё не слишком научен – он куда больше склонен не анализировать ходы игроков, а рассказывать кажущиеся ему правдоподобными анекдоты.

Книге (по крайней мере, той электронной версии, что я читал) не помешало бы предисловие квалифицированного специалиста. Лосев в предисловии к Лаэрцию, например, объясняет читателю целый ряд неочевидных вещей; для такого основополагающего труда, как книга Геродота, это тоже было бы весьма нелишне. К книге есть неплохие информативные и подробные примечания – однако во-первых не сказано, кто их автор; во-вторых, писаны они явно ещё во времена исторического материализма, что налагает известный отпечаток; и в-третьих, как раз там, где мнение примечателя не совпадает с Геродотовым, было бы очень интересно узнать, на какие источники опирается сам неведомый примечатель. К сожалению, всего этого нет (опять оговорюсь: в той версии, что лежит на «Флибусте»).

У книги весьма интересная композиция. С одной стороны, основная тема – это греко-персидские войны. С другой, Геродот никогда не упускает возможности рассказать что-нибудь «к слову», и поэтому до Марафона мы добираемся только книге так к шестой. Когда-то давно в детстве я читал «Сказку с подробностями» Григория Остера. Сюжет там был следующий: некий взрослый рассказывает детям какую-то известную сказку, но она слишком короткая, а дети хотят продолжения – и вот он начинает придумывать «подробности» то про одного второстепенного персонажа, то про другого, так что в итоге повествование разрастается и разветвляется, как малиновый куст; очень интересно, но скоро забываешь, с чего все началось и о чем вообще речь. Вот от Геродота у меня были такие же ощущения. Однако, в этом-то и заключается одна из главных прелестей книги – там можно найти сведения о географии, истории и природе всей тогдашней Ойкумены, и сведения эти очень интересные – хотя, конечно, не всегда правдоподобные на наш сегодняшний взгляд, ну так ведь любой выпускник ПТУ сейчас во много раз умнее любого древнего грека, хе-хе.

Каждая из девяти книг посвящена одной из олимпийских муз. Не знаю, есть ли у этого какое-то глубинное значение, или это чисто формальное посвящение – сегодняшний автор написал бы «маме, папе, любимой жене Лене и кошке Брыське», а Геродот – Клио, Эвтерпе и Полигимнии. Скорее всего, второе, потому что иначе мне непонятно, почему книга «Талия» - не самая смешная, а «Мельпомена» - не самая трагичная.

Lete написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Вполне читабельно, не смотря на возраст в два с половиной тысячелетия. Гораздо легче воспринимается, например, чем восточные тексты того же периода. Автор излагает события кратко и по делу. Если мыслью по древу и растекается иногда, то всё равно, не чрезмерно. Зато при этом успевает сообщить массу интересных фактов из жизни описываемого народа.

jetteim написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

долго осиливал, много букв

semper_victoria написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

зацепки: сознательный аскетизм эфиопов (объясняет вред колонизации лучше, чем современные пост-колониальные исследования), схожесть взятия Афин Ксерксом с взятием Москвы Наполеоном (по степени бессмысленности), "дуриловка" персов скифами (когда нет осёдлого образа жизни, остаются отцовские могилы)

xale написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Геродот для меня стал открытием этого года. Причём, о том, что его "История" - открытие года, я поняла сразу по прочтении, в феврале.
Я не люблю греков за их невероятное, просто неописуемое высокомерие. Лучше всего их менталитет выражен в знаменитом "За три вещи благодарен я судьбе: во-первых, что я человек, а не животное; во-вторых, что я мужчина, а не женщина; в-третьих, что я эллин, а не варвар." И каждый грек, которого я читала, презирал всех, кто не являлся им самим.
Ну и что можно было ожидать от Геродота, "отца истории" (я обязана была это написать:), самого греческого грека после Гомера? Но стыдно же: любительница античности не читала Геродота! И вот я стиснула зубы, загрузила на телефон "Историю" и приготовилась к пытке... А вместо пытки попала на праздник.

Геродот поразительно современен. В нём нет ни грана греческой спеси. Недаром Плутарх назвал его "варварофилом". Геродот совершает самое чудовищное, с точки зрения древних греков, преступление: он не просто искренне интересуется другими народами, он готов посмеяться над святым, над верой в то, что Греция - самая лучшая страна на земле, что она - родина всего.

В наше время Геродот был бы этнографом. Он с таким увлечением описывает обычаи, материальную культуру разных народов, от Скифии до Ливии, что заражаешься его интересом. Да и любопытно же заглянуть как жили, скажем, люди в Африке во времена ранней античности. Для столь древнего автора у Геродота удивительное стремление к точности. Он старается описать или то, что видел сам, или расспросить людей, которые наиболее вероятно были в тех странах, о которых он пишет. Конечно, ошибки и фантазии есть, но это ошибки и фантазии его информаторов. Поражает меня работоспособность Геродота, напоминающая солидных учёных XIX века, того же Фрезера. Он же ведь не только напичканные сведениями книжки писал, но и путешествовал, читал, расспрашивал, упорядочивал информацию... И как они всё успевают?

В первой части книги описываются разные народы, с особым вниманием к Египту, древность которого завораживает Геродота. Во второй рассказывается о походе персов на Грецию. Начинается она скучно, местечковыми греческими дрязгами, но скоро Геродот разворачивается в полную силу. Поход Ксеркса - это такой эпик, какой не в каждой художественной книге найдёшь. Чего только стоят реки, которые пересыхали, когда бессчётное войско Ксеркса проходило мимо них. Ну и пусть Геродот привирает. Мне нет дела до точности, меня завораживает сама картина! Маленькие вольнолюбивые греческие городки перед надвигающейся на них грозной тучей восточного войска... Толкиен? Пф-ф! Какой ещё Толкиен!
Я сомневаюсь, что буду когда-нибудь перечитывать эту книгу. Для меня в ней нет ценной информации (римляне в походе не участвовали, хе-хе). Но удовольствие я получила огромное, и тем большее, чем меньше я его ожидала.

Walden написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Имя Геродота в представлении не нуждается для образованного человека. Его монументальная историографическая работа – самая ранняя из полностью сохранившихся, сам автор был окрещён Цицероном «отцом истории» и в таком качестве остался известен в веках. Жил он в середине V века до н.э., между двумя важнейшими событиями эллинской истории – греко-персидским противостоянием (499—449 гг. до н.э.), решавшем свободу Эллады, и Пелопонесской войной (431—404 гг. до н.э.) за определение политического центра эллинского мира.
Тематически труд Геродота делится на две части. В первой половине автор излагал историю народов Ойкумены, описывал их традиции и нравы, места и условия их обитания, поэтому Геродота часто называют также отцом географии и этнографии; кроме того его работа содержит заметки по ботанике, зоологии, военному ремеслу, мифологии.
В отличие от дошедшего до нас деления этого труда на 9 книг, названные впоследствии александрийскими грамматиками в честь девяти муз, сам Геродот, по-видимому, делил его на логосы, посвящённые отдельным народам, самым примечательным по мнению автора, а именно на лидийский логос, египетский логос, скифский логос, киренский логос, ливийский логос и фракийский логос. При этом он совершенно нетипично для грека того времени не исходил из идеи эллинского превосходства над всеми остальными людьми, но с достаточным уважением описывал историю и обычаи других народов, лишь иногда иронизируя по поводу того, что ему казалось странным.
Считается достоверным, что многие страны Геродот посетил сам и является первоисточником значительной части информации, содержащейся в «Истории». Фабула соткана как из того, с чем автор имел возможность ознакомиться самостоятельно (письменные документы и исторические артефакты), так и из пересказов своих осведомителей на местах. Реже он ссылался на вторые источники – «истории» (от др-гр. ἱστορία, что означает «исследование») других авторов, своих предшественников и современников (т.н. логографов, от которых первая часть труда Геродота по своему характеру принципиально не отличается, как считается современными историками).
Далеко не всем сведениям, приведённым в книге, можно доверять из-за ограниченности источников, их сомнительной достоверности, наконец, просто ошибок автора и выдумок, которые он не брезговал вставлять в свой труд. С вполне правдоподобной и наукообразной информацией в текст вплетены вымыслы, подобные детским сказкам. Присутствуют россказни о муравьях размером с собаку, живущих по 200 лет людях, псеглавцах и вовсе безголовых. Впрочем, Геродот в таких случаях лишь передавал то, что знал понаслышке, и сам часто с сомнением относился к этим сведениям: «Я обязан передавать всё то, что мне рассказывают, но верить всему не обязан». В тех случаях, когда он не был уверен в точности информации, он старался передать несколько версий события. Современные историки, не смотря на многие ошибки и неточности в труде Геродота, всё же верят в добросовестность и честность самого автора.
Геродот по возможности избегал изложения религиозных представлений, отчасти из собственного религиозного трепета, отчасти считая людские рассказы о высших существах недостоверными и оскорбительными для богов. Не так трепетно он относился к мифологическим рассказам о событиях, происходивших с людьми. Таким мифам он часто старался дать аллегорическое толкование (например, голубка, разговаривающая по-человечески и указывающая, где нужно основать прорицалище Зевса, у него интерпретируется как египетская жрица, сначала не умевшая говорить по-эллински и «щебетавшая как птица», а потом выучившаяся эллинскому языку и «заговорившая»). Не смотря на набожность автора, очевидно, что он всё-таки находился под влиянием уже существовавшего в то время протоскептицизма и наивного рационализма, характерных для ионийских писателей, и его позиция в дальнейшем могла послужить ступенью к более радикальному эвгемеризму.
Язык "Истории" не однороден: довольно сухой, чисто повествовательный, периодически он разбавляется короткими, но примечательными новеллами из жизни персонажей, а также интересными речами. Разумеется, речи, приписываемые Геродотом действующим лицам, не имеют никакого документального значения, а скорее выражают мнение самого автора; истории же из жизни персонажей часто носят сказочный или даже анекдотический характер (чего только стоит рассказ об ослепшем египетском царе: однажды тот получил оракул, что вновь прозреет, если омоет глаза мочой женщины, которая ни разу не изменяла мужу; начав со своей матери, он успел перепробовать мочу множества женщин, пока, наконец, не нашёл подходящую; ту единственную верную женщину он взял себе в жёны, а всех тех, от мочи которых не прозрел, собрал в одном городе и приказал сжечь).
Основная тема второй половины книги – греко-персидские отношения. Историк также описал нравы и историю персов, но центральными событиями здесь являются войны, и прежде всего – поход персидского царя Ксеркса на Элладу. Именно эта часть его труда считается самой точной, значительной и новаторской, отличающей Геродота от более развлекательной традиции логографов. Если в первой части автор выступает как рассказчик, то во второй — как историк в научном понимании.
Причину конфликта между азиатами и европейцами Геродот видел в череде древних взаимных обид, причём, как передаёт Геродот, начали всё это финикияне (древний семитский народ), когда похитили из Аргоса царскую дочь Ио. Вместе с тем долю вины он возлагал и на самих эллинов, на их спесь и не всегда симметричные ответы обидчикам. Сам Геродот выступал против этой войны, считая, что она принесла много бедствий и тем, и другим.
Помимо чисто исторического содержания данного труда ему неизбежно имманентно присущи мировоззренческие взгляды Геродота. Прежде всего, это его фатализм — желание показать беспомощность человека, даже самого могущественного, перед судьбой, неминуемость рока и божьего промысла («человек – лишь игралище случая»), частую перемену удачи и эфемерность счастья (самая яркая часть об этом – выдуманный разговор афинского мудреца и законодателя Солона с лидийским царём Крезом). Многие ключевые персонажи книги получают неблагоприятные пророчества от оракула, делают всё, чтобы их отвратить, но в итоге пророчества всё равно сбываются. Геродот не сомневался, что боги посылают отдельным людям и целым народам знамения, пророческие сны, совершают чудеса, и могут быть склонены на чью-либо сторону благодаря жертвоприношениям. Иногда боги сами вмешиваются в судьбу людей. Часто люди губили себя богохульством, вызвав гнев богов: горька судьба тех властелинов мира, кто, честолюбиво возомнив себя сверхлюдьми, попытались поднять слишком большую ношу или имели слишком большие притязания!
А вот о политических пристрастиях Геродота однозначно судить по этой книге трудно, ибо в некоторых местах он защищает монархию, которая лучше власти необразованной черни и распрей между олигархами, а в других местах поддерживает демократию, поскольку свободные граждане сражаются за свою свободу и своё счастье охотнее, чем рабы за благополучие тиранов (при этом хорошо известно, что сам Геродот был близок афинским демократическим кругам и лично афинскому стратегу Периклу).
Несомненно, что Геродот был сторонником панэллинизма. Он осознал, в частности на примере персов, как возрастает мощь народов, сумевших добиться внутреннего единства и присоединить к себе другие народы. Понимая, что Эллада будет способной дать отпор сильным врагам только будучи единой, он постоянно обращает в своём труде внимание на слабость разрозненных греческих полисов и подчёркивает, что победу над персами им удалось добыть, только объединив свои усилия. Описывает он и многочисленные распри между полисами, ставшими причиной порабощения части эллинов варварами и заключает: «распри в своем народе настолько же губительнее войны против внешнего врага, насколько война губительнее мира». В будущем именно гражданская Пелопонесская война, описанная в другой «Истории» Фукидидом, надорвёт силы эллинского мира. Начало этой новой страшной войны Геродот ещё застанет живым.

Maple81 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Взяв эту книгу, я надеялась побольше узнать о древней истории. Впрочем, так сразу, нахрапом, это, конечно, не получилось. На меня обрушилась сбивающая с ног и замутняющая разум мешанина различных племён, из которых лишь немногие были мне известны, вернее, я могла представить себе место современного проживания их потомков. Про имена собственные я и вовсе молчу. Из них я знала только пару царей, ну, и некоторых богов из древнегреческой мифологии.
Надо сказать, что боги эти были для Геродота не столько легендами, сколько воспринимались как реальная история его народа. Даже главы своей книги он назвал в честь муз. Каждый раз, как он не мог объяснить то или иное природное явление или происхождение племени или ещё какое-либо событие, он привлекал на помощь древнегреческих богов и на полном серьёзе рассказывал об их роли в этом. То, что для нас - легенды, когда-то воспринималось людьми на полном серьёзе. С другой стороны, какие-то сомнения у него временами были, и, если он мог представить нам более рациональное объяснение, то обязательно делал это. Или приводил несколько вариантов, указывая, что больше склоняется как раз к наиболее реальному, без привлечения чудес.
Наверное, именно эта сторона, показывающая нам особенности мышления людей того времени, и была для меня наиболее интересной. И еще, конечно, не могу не оставить без внимания огромное любопытство и большие знания автора этого труда. Видно, что он много путешествовал, расспрашивал людей, интересовался судьбой других народов, да и умом явно опережал многих своих современников.
Для меня эта книга не была столь информативно как, скажем, для историка. Для этого ее потребовалось бы снабдить подробными комментариями, пояснениями и картами, увеличив ее объем раза в 1,5-2. И все же я познакомилась с целым рядом новых для меня легенд, да и вообщем книга была интересна.

Niakris написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Довольно интересное произведение. Вот только иногда книга давалась очень тяжело, так и подмывало плюнуть на все, и бросить ее читать.