Цитаты из книги «Нежеланная жена» Рэчел Линдсей

10 Добавить
Таня вошла в гостиную особняка Честертонов и оробела. Мешковатое пальто и стоптанные туфли смешно смотрелись на фоне нарядов женщин, сидевших в роскошной гостиной. Но увидев Адриана, Таня забыла обо всем. Словно не было восьми лет разлуки, случившейся не по их воле! Она жадно вглядывалась в любимое лицо и не сразу поняла, что муж ее даже не узнал…
— Мы все находимся под влиянием тех, кто нас окружает, — равнодушно откликнулась она. — Но признак человека зрелого — умение принимать собственные решения.
— Терпеть не могу, когда мне напоминают, что я сказал! — резко бросил лорд Бидделл. — С женщинами всегда так. Они постоянно напоминают вам то, что вы когда-то им говорили!
— Господи, что за глупый мальчишка, — вздохнула Таня с откровенной насмешкой, чего раньше себе не позволяла. — Я не знала, что ты такой трус.
Роджер покраснел до корней волос.
— Оставь меня, — коротко бросил он.
Таня кивнула:
— Да, и кофе я тоже, пожалуй, оставлю. Его невозможно пить, он такой слабый.
— Да, как и я.
— Если бы тебе действительно нужна была свобода, ты бы ее добилась.
— Не считаясь с чувствами других?
— Не разбив яиц, омлет не сделаешь.
— Не могу. Отец ждет меня к ужину.
Роджер приподнял брови, снова начиная злиться:
— А ты, ни в коем случае, не можешь его ослушаться? Наверное, боишься?
— Чего боюсь?
— Боишься поступить по-своему?
— Если бы я хотела жить отдельно, вполне могла бы это сделать. Но мне больше нравится уступать отцу во всем и жить с ним.
— Итак? — спросила Диана холодно. — И какие выводы ты сделала обо мне?
Таня не сдержала улыбки.
— А это заметно?
— Скажем так, дипломата из тебя не получится!
— А ты любишь притворяться, да?
— Зачастую без этого не обойтись. Не всегда нужно говорить все, что ты думаешь. Чаще всего, если хочешь, чтобы все было хорошо и спокойно, лучше не смотреть правде в глаза.
— Знаешь, мы впервые с тобой остались наедине и не поссорились.
— Я начинаю осваивать искусство притворства, — сдержанно сказала Таня.
Когда Адриан просил Таню остаться — на время, — ему казалось, что в просьбе нет ничего предосудительного. Но сейчас, увидев ситуацию ее глазами, Адриан понял, что просить женщину, любящую его беззаветно, женщину, которая проехала пол — Европы, чтобы найти его, просить ее остаться в его доме, не скрывая, что он собирается жениться на другой, — верх жестокости.
— Я жду Адриана, но он что-то задерживается. Не хотите пока поболтать со мной?
— Боюсь, нам с вами не о чем разговаривать.
— Ну, почему же. Мы можем, по крайней мере, поддерживать дружеские отношения, хотя друзьями вряд ли станем.
Таня не поверила своим ушам. Какие странные эти англичане, как они холодно и прагматично ко всему относятся!
— Последние восемь лет вообще принесли мало радости, — сдержанно ответила Таня. — Пожалуй, не стоит об этом говорить.
— Но и держать все это в себе, тоже не выход.
— Зато так надежней.