Цитаты из книги «За чьи грехи?» Даниил Мордовцев

8 Добавить
Историческая повесть «За чьи грехи?» русского писателя Д. Л. Мордовцева (1830−1905) рассказывает о временах восстания Степана Разина. В произведении изображены многие исторические лица и события, воссоздан целостный образ России XVII века.
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
Историческая жизнь человечества представляет, если можно так выразиться, последовательный ряд нравственных эпидемий, сменяющих одна другую и часто осложняемых другими, более или менее сильными, более или менее повальными продолжительными эпидемиями духа общества.
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
Страдания за идею нравственно заразительны.
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
Но люди - везде и всегда люди, подчиненные законам природы. А природа вложила в них врожденное, роковое чувство любви. Любили люди и в XVII веке, как они любят в XIX и будут любить в ХХ и даже в двухсотом столетии.
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
Что, дикой, а? Все боишься меня? Бойся, миленькой, бойся человека... О! Он страшнее кошки... Кошка тело токмо съест, а человек и душу выпьет, аки паук головку мухи...
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
...уж коли женщина верит, так ее вера- адамант крепок и сила в ней несокрушимая.
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
В глазах этих было что-то чарующее, покоряющее своей мягкостью, в которой сказывалась сила.
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
Сидя пятый год в одиночном заключении и боясь разучиться говорить, забыть свой собственный голос, Аввакум постоянно разговаривал сам с собой или обращал речь к воробью, прилетевшему к нему на оконце, к вороне, каркавшей на кресте, к прирученному и прикормленному им мышонку и даже к пауку,…
АК68 добавил цитату из книги «За чьи грехи?» 1 год назад
Неудивительно отчасти и то, что он так измельчал в изгнании... Стальная воля Аввакума поддерживалась борьбой и настоящим подвигом мученичества, его рука тянулась за венцом мученика... А Никону и бороться было не с кем, кроме как с кирилловскою братьею из-за грибов, да рыбы, да хмеля...