Драбкин Артем - Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941-1942

Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941-1942

Год выхода: 2006
Серия: Война и мы
примерно 461 стр., прочитаете за 47 дней (10 стр./день)
Чтобы добавить книгу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

На рассвете 22 июня 41-го одними из первых, кто дал бой асам Люфтваффе, были летчики-истребители. Некоторые из них успели сделать свои первые боевые вылеты, кто-то прибежал на аэродром, чтобы найти на нем свой разбитый самолет. За первыми ударами последовало хаотическое отступление, переформировка и путь на фронт, где их ждали бои с превосходящими по численности истребителями и бомбардировщиками, штурмовки наступающего противника, сопровождение ударных самолетов. В этих боях первых месяцев войны практически полностью был выбит кадровый состав ВВС с предвоенной подготовкой, но те немногие, кто выжил, составили костяк истребительной авиации ВВС.

В этой книге они рассказывают, как, приобретя опыт, перевооружившись, овладев современными самолетами, смогли переломить ситуацию в воздухе над фронтами Великой Отечественной войны. По материалам сайтов «Я помню» www.iremember.ru и ВВС России www.airforce.ru

Оформление серии художника П. Волкова

В книге использованы фотографии из личных архивов

Цветные профильные проекции самолетов, комментарии и списки побед М. Быкова

Лучшая рецензияпоказать все
viktork написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

80 % советских летчиков-истребителей не сбили ни одного самолета.
Неподготовленный людей гнали в бой, точнее, на убой...
И во всем так. Страшная история войны. Но только ли история?

Доступен ознакомительный фрагмент

Скачать fb2 Скачать epub Скачать полную версию

0 читателей
0 отзывов


viktork написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

80 % советских летчиков-истребителей не сбили ни одного самолета.
Неподготовленный людей гнали в бой, точнее, на убой...
И во всем так. Страшная история войны. Но только ли история?

admin добавил цитату 2 года назад
«Я знаю две национальности, — говорил Токарев. — Люди порядочные и люди непорядочные. Других национальностей на свете нет».