Кинг Лили - Эйфория

Эйфория

Год выхода: 2019
Чтобы добавить книгу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

В 1932 году молодой англичанин Эндрю Бэнксон ведет одинокую жизнь на реке Сепик в одном из племен Новой Гвинеи, пытаясь описать и понять основы жизни людей, так не похожих на его собственных соплеменников из Западного мира. Он делает первые шаги в антропологии, считая себя неудачником, которому вряд ли суждено внести серьезный вклад в новую науку. Однажды он встречает своих коллег, Нелл и Фена, семейную пару, они кочуют из одного дикого племени в другое, собирая информацию. В отличие от Бэнксона, они добились уже немалого. Фен умен, энергичен и полон авантюрных идей. Его жена Нелл – настоящая звезда антропологии, автор нашумевшего научного бестселлера. Несколько месяцев Бэнксон, Нелл и Фен работают вместе, их накрывает настоящий исследовательский угар, который однажды сменится угаром любовным, и они окажутся связанными странными отношениями, в которых перемешались любовь, ревность, конкуренция, честолюбие, зависть и авантюризм. Единственные представители западной цивилизации в душных джунглях, они пытаются постичь непонятную, таинственную культуру, не в силах понять самих себя. В основу книги легла история знаменитого антрополога Маргарет Мид, но в романе Лили Кинг реальные факты тесно сплетены с вымыслом. Это и портрет удивительной женщины, и тонкий, чуть ироничный роман о конкуренции, о желании, о любовном треугольнике в экстремальных условиях. Драматичная, интеллектуальная и эротичная история. Лили Кинг с легкостью играет жанрами: от неподдельной драмы – к комедии, от вдумчивых размышлений о чужих культурах и способах их познания – к романтике, перетекающей в эротику.

Лучшая рецензияпоказать все
Little_Dorrit написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Предупреждаю сразу, если вам нет 18-ти лет, то не читайте роман Лили Кинг «Эйфория», потому что там есть очень много эротических и даже порнографических сцен, которые не все воспримут нормально и адекватно. Этот роман очень сильно напоминает произведение Элизабет Гилберт «История всех вещей» и Элизабет Гаскелл «Жёны и дочери» (тем что речь идёт про женщину в науке). Стоит упомянуть, что основа у романа является реальной, но автор изменила названия племён и добавила определённые моменты для создания напряжённой обстановки, так, что имейте в виду, те непотребства, что имели место здесь быть, были в реальности. Почему я поставила книге хорошую оценку, да потому что это наука и да, вам там не будет представлено что-то милое и розовое.

Главными героями этого романа являются антропологи. Если сказать проще, это люди, которые исследуют уклад жизни местного населения. И наши герои отправляются в 1930-м году в Новую Гвинею. Супружеская пара и учёный – одиночка, все они столкнуться на своём пути со сложностями местной жизни и суровыми местными обычаями. Поэтому, смиритесь при чтении с тем, что очень много вам будет рассказываться про интимную жизнь туземцев и их половые органы. Потому что это тоже культурная сторона вопроса и их непосредственный образ жизни. И это кстати не настолько противно, как поведение Нелл, Фена и Бэнксона. Извините, но одно дело когда ты описываешь с точки зрения науки интимные практики у племён, а с другой стороны устраиваешь экскурсию по своим утехам, к тому же можно сказать втроём, когда из сторон знает о том, чем занимаются другие. Хотя это вроде как и не должно вызывать отвращения, после истории про камешек и групповой половой акт.

Читать или нет, тут каждый решает сам, я воспринимала это, как часть науки и как явление, которое встречается достаточно часто у людей, кто долгое время не видит женщин, поэтому и вступает в сношения с коллегами по работе или с местным населением. В других же условиях, это выглядело бы отвратительно. Но здесь огромную роль играет ещё и то, что нам описывают культуру, природу, самих обитателей этих племён и чем одно племя отличается от другого. К тому же, первоисточник всё-таки реальный.

Доступен ознакомительный фрагмент

Скачать fb2 Скачать epub Скачать полную версию

0 читателей
0 отзывов
Little_Dorrit написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Предупреждаю сразу, если вам нет 18-ти лет, то не читайте роман Лили Кинг «Эйфория», потому что там есть очень много эротических и даже порнографических сцен, которые не все воспримут нормально и адекватно. Этот роман очень сильно напоминает произведение Элизабет Гилберт «История всех вещей» и Элизабет Гаскелл «Жёны и дочери» (тем что речь идёт про женщину в науке). Стоит упомянуть, что основа у романа является реальной, но автор изменила названия племён и добавила определённые моменты для создания напряжённой обстановки, так, что имейте в виду, те непотребства, что имели место здесь быть, были в реальности. Почему я поставила книге хорошую оценку, да потому что это наука и да, вам там не будет представлено что-то милое и розовое.

Главными героями этого романа являются антропологи. Если сказать проще, это люди, которые исследуют уклад жизни местного населения. И наши герои отправляются в 1930-м году в Новую Гвинею. Супружеская пара и учёный – одиночка, все они столкнуться на своём пути со сложностями местной жизни и суровыми местными обычаями. Поэтому, смиритесь при чтении с тем, что очень много вам будет рассказываться про интимную жизнь туземцев и их половые органы. Потому что это тоже культурная сторона вопроса и их непосредственный образ жизни. И это кстати не настолько противно, как поведение Нелл, Фена и Бэнксона. Извините, но одно дело когда ты описываешь с точки зрения науки интимные практики у племён, а с другой стороны устраиваешь экскурсию по своим утехам, к тому же можно сказать втроём, когда из сторон знает о том, чем занимаются другие. Хотя это вроде как и не должно вызывать отвращения, после истории про камешек и групповой половой акт.

Читать или нет, тут каждый решает сам, я воспринимала это, как часть науки и как явление, которое встречается достаточно часто у людей, кто долгое время не видит женщин, поэтому и вступает в сношения с коллегами по работе или с местным населением. В других же условиях, это выглядело бы отвратительно. Но здесь огромную роль играет ещё и то, что нам описывают культуру, природу, самих обитателей этих племён и чем одно племя отличается от другого. К тому же, первоисточник всё-таки реальный.

Williwaw написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

«Эйфория» - это не только книга с потрясающей, завораживающей обложкой, но и один из пяти лучших романов 2014 года по версии NY Times.

30-е годы, Папуа Новая Гвинея. Молодая пара интеллигентных амбициозных антропологов приезжает изучать дикарей-папуасов… вот только неизвестно, кто же в итоге окажется большим дикарем. В удушающей жаре экваториальных тропиков разворачивается история, леденящая кровь.

Книга основана на реальных событиях из биографии легендарного американского антрополога Маргарет Мид (1901 - 1978). Именно ей принадлежит известная фраза, которая мне очень нравится: «Никогда не сомневайтесь, что небольшая группа умных, преданных своему делу людей может изменить мир. В истории всегда только так и было».

Лили Кинг с легкостью играет жанрами: от неподдельной драмы — к игривой комедии, от вдумчивых размышлений о чужих культурах и способах их познания — к романтическим клише вроде танцев под дождем и unresolved sexual tension.

В первой же главе уставшая героиня-антрополог возвращается из трудной экспедиции и мысленно типирует встреченных на пароходе белых женщин: украшения, орнаменты, главные ценности (мужчина, вернее, возможность его заполучить).
Во второй главе еще один совершенно чудесный эпизод: одичавший антрополог в депрессии собрался топиться, а два случайно проходивших мимо папуаса вытаскивают его из реки. И старательно объясняют для непонятливого белого: купаться ночью опасно, купаться одному опасно, купаться с камнями в карманах тоже опасно, больше так не делай.

А потом встречаются родственные души, мы попадаем в хижину, построенную вокруг радужного эвкалипта, и события стремительно набирают ход… Атмосфера у романа потрясающая, прямо видишь наяву все эти мангровые заросли на реке Сепик, дома на сваях, выдолбленные каноэ и странные ритуалы.

Портрет женщины-ученого выписан просто замечательно. А ведь вести исследования ей приходилось наугад, руководствуясь собственной интуицией: в то время закладывались самые основы антропологии, её и за науку тогда многие не считали.

Но в целом книга немного странная, и я не уверена, что поняла основной месседж. То, что даже умная, смелая и свободомыслящая женщина может по собственной воле терпеть бесконечные издевательства, унижения и абьюз? То, что, даже перестав выбирать между карьерой и семьей, женщина начала 20 века вынуждена была выбирать между карьерой и самоуважением? Как бы то ни было, факты есть факты. Автор выдумала только концовку, всё остальное подтверждается многочисленными источниками и письмами Мид к мужу, где она пишет: «Oh dear — I wish you hadn't hit me where it would show that night over there…»

Очень захотелось прочитать мемуары Маргарет Мид «Blackberry Winter», чтобы узнать, как всё было на самом деле.

Книга в подборке "8 романов о женщинах-учёных"

Kelderek написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Иллюзия баланса

«Эйфория» - роман, на первый взгляд, вроде бы, довольно простой: любовный треугольник (Нелл – Фен - Бэнксон) плюс яркий эпизод из истории антропологии (давайте вспомним Маргарет Мид!), повод в очередной раз поговорить о том, сколь тонок слой цивилизации и как страсти сносят голову тем, кому по долгу службы надо бы быть трезвее мыслью, чем все остальные.

Все это есть. И написано замечательно: технично, по последней моде.

Но перечисление достоинств сродни наклеиванию ярлычков. Наклеил и можно забыть. Секс в Папуа - Новой Гвинее и его трагические последствия для науки и личной жизни. Антропологическое каноэ разбилось о быт. Такая интерпретация несколько упрощает содержание книги.

О непростоте ее говорит уже название. Многие с легкостью использовали его для того, чтоб охарактеризовать книгу в целом. Эйфория – значит блестяще, замечательно. Сплошной позитив. Но сама Кинг, если исходить из контекста, настроена далеко не однозначно. Эйфория - не так хорошо, как кажется. Ложное чувство, когда чувствуешь, что ты все ухватил, что ты на грани открытия. Но, оказывается, дело обстоит иначе. То был момент ослепления, краткий всплеск эмоций.

С романом Кинг та же история. Всякая попытка описать его содержание, несмотря на очевидность происходящего, оказывается бесплодной.

Книга о любви? Вряд ли. Да и кто знает, что такое любовь? Взаимное трение двух тел? Секс умов? Нежность и забота? Феномен теряется в словах. Кинг очень точно выражает это бессилие слов в самом романе: язык затуманивает понимание.

Пример перед вами. Чем больше я тут объясняю, тем менее очевидно в чем же суть романа заключается, проще прочитать. Но, опять же, кто поручится за верность читательского полевого исследования, основанного на одном только наблюдении? Антропологическая проблематика методологии исследования превращается в «Эйфории» в проблематику эстетическую. Родство понятно (роман исследует взаимопроникновение и взаимную перекличку науки и поэзии), это все разговор о нашей познавательной способности, о возможностях выйти за пределы субъективизма, за рамки очерченные культурой и воспитанием к самим вещам.

Что собственно случилось в романе? Кинг, как мне кажется, оставляет читателю обширное пространство для интерпретаций. И берясь за истолкование, словно влезаешь в шкуру героев книги. Чтобы объяснить, тебе, как и им, нужно создать Схему. А она обедняет действительность.

«Эйфорию» поэтому можно и прочесть как книгу, осуждающую опьянение схематизмом, независимо от того, рядится ли он в тогу классической научной догматики или тяготеет к поэтическим метафорам вина и хлеба, уводящим еще дальше, к евхаристии, к религиозной мистики бытия. Схема рождается в период псевдопрозрения, иллюзии понимания, в момент эйфории (здесь научный восторг мало чем отличается от поэтического).

Впрочем, от этого есть лекарство, изложенное самой Нелл - учение о гипотетичности, релятивности, динамичности социальных исследований. Не стоит забывать прочтение истины как чего-то мозаичного, сложенного совокупными усилиями. Есть свои рекомендации и у Бэнксона: фактография должна быть эвристичной, любое описание должно пробуждать ассоциации – только тогда сухая картинка обретет плоть и кровь.

Вот после таких долгих извиняющихся приступов можно, наконец, попытаться порассуждать о чем же книга.

В самом абстрактном изводе, наверное, следует определить ее как роман о трех эгоистах, носителях великой индивидуалистической культуры Запада, людях, для которых их представление, их интерес, является определяющим. «Эйфория» - тоже своего рода Схема, роман идей, построенный как история людей, их воплощающих.

Эгоисты тут, конечно, разного разлива.

Один - Бэнксон, интроверт, человек в футляре. Благие порывы в наличии, но свершить ничего не дано. Хотя, как ни странно, его научные достижения оказываются в итоге наиболее впечатляющими. В его лице представлена реальная наука. Он – само воплощение интеллигентности.

Другой, Фен, напротив, экстраверт, практик и прагматик. Естественное дитя природы, европейского захолустья, расположившегося на целом континенте, окультурившееся и теперь вновь стремящееся к корням, к одичанию. Меньше думать, больше жить. Без пяти минут наследник Куртца из «Сердца тьмы».

Читателей не должен вводить в заблуждение ложный диккенсовский финт со стороны автора. Перед нами не та Нелл, не из «Лавки древностей» (литературная подсветка событий в романе видимо имеет немаловажное значение). Хотя, если читать по верхам, сложится как раз такое впечатление – не женщина, а комочек света, само всеприятие. Но это не так.

И еще неизвестно, кто из всех троих страшнее. Скептик, агностик Бэнксон, агрессивный и завистливый Фен, или безразличная ко всем идеям, кроме своих, Нелл. Ее разрушительный по сути проект культурного экуменизма, ее неспособность довольствоваться чем-то одним, ее фатальная подслеповатость в отношениях с Феном, красноречиво подчеркнуты символической деталью – бесплодностью.

Любя многое, будешь ли любить свое?

Ведь «свое» - это узко, это бессмыслица. Нелл, говоря по старому, элементарно ветрена. Ее принципиальная невстраиваемость в изобретенную героями Схему - показатель скорее отрицательный, несмотря на то, что и Схема нехороша. Метафоры Эми Лоуэлл, Сапфо начала века, которыми она сопровождает последнее обращение к Бэнксону в своем дневнике, скорее обещание такого же относительно скоротечного брака, который сложился в реале у Маргарет Мид с Грегори Бейтсоном. Это видно, впрочем, уже по самому роману. Вокруг Нелл одни сплошные треугольники, и Бэнксону светит стать лишь еще одним их членом.

Для легких дыханий мимолетная радость всегда ценнее окончательного спасения, а само спасение никогда не станет вечной радостью. Воспринимать Нелл как очередную погашенную мужской репрессивной цивилизацией женщину-искорку было бы большой ошибкой. Она и жертва, и мучитель, большой ребенок, перешедший от заплевывания платьев к заплевыванию чужих жизней. Самое трагичное в том, что она не понимает своей ошибки, которая коренится в этом нездоровом поиске цивилизационного баланса среди непоротых папуасских территорий. Да, она ученый в большей степени, чем ее коллеги-мужчины. Но практик, творец из нее никакой. Она не созидает. Она ищет уже готовое. Отталкивает то, что столетиями создавали другие. Готова схватиться за любое туземное решение проблемы, не понимая, что баланс цивилизации достигается за счет внутренних резервов, а не внешних заимствований. Туземная практика мужских и женских домов не способна решить проблему ее собственных треугольников.

Нелл много дано, оттого с нее и спрос. Певец коммуникации, знаток экзотических обычаев и житейских практик, она категорически не замечает того что творится с ее мужем, Феном. Интерес к чужим племенам и неспособность разглядеть свои проблемы. Перед нами трагедия на грани анекдота про Фалеса: смотрела на звезды, упала в колодец.

Можно сказать, что в этой ситуации она, чей образ выглядит невероятно привлекательно, не справляется с возложенной на саму себя культурной задачей быть термостатом происходящего.

В итоге имеем на выходе неожиданно сложную книгу, в которой образ женщины лишен однозначного ореола «комсомолки, спортсменки и просто красавицы». Нелл – живая, она – сумма своих промахов, и в этом мало уступает Фену и Бэнксону. Она не приз, не заложница, она полноценная человеческая ошибка, живое воплощение эйфории.

Ода издыхающей лягушке

admin добавил цитату 4 месяца назад
'You're assuming analytical abilities that I'm not sure they possess.'
'They are human, with fully functioning human minds. if I didn't believe they shared my humanity entirely, I wouldn't be here. (...) I'm not interested in zoology.'
admin добавил цитату 4 месяца назад
You don't realize how language actually interferes with communication until you don't have it, how it gets in the way like an overdominant sense. You have to pay much more attention to everything else when you can't understand the words. Once comprehension comes, so much else falls away. You then rely on their words, and words aren't always the most reliable thing.
admin добавил цитату 4 месяца назад
Рядом с ними так легко было убедить себя, что она еще не совершила окончательный выбор. И она подыгрывала мне. Когда я предлагал идею, которая ей нравилась, ее глаза сияли в ответ. Она ловила каждое мое слово – и возвращала его. Когда я вписал имя Мартина в схему, она нежно провела пальцем по буквам. У меня было странное ощущение, что мы занимаемся сексом, но это секс разумов, секс идей, секс слов, сотен и тысяч слов, – пока Фен спал, или срал, или шлялся где-то. Но его секс с ней породил ребенка. Мой же оказался бесплоден.
admin добавил цитату 4 месяца назад
Holy crow. You can take the man out of biology but you sure can't take the biology out of the man.
admin добавил цитату 4 месяца назад
Мы не отдаем себе отчета, насколько язык препятствует коммуникации, пока не лишаемся его, насколько он мешает, перекрывая собой все остальное. То остальное, на которое вы вынуждены обращать больше внимания, если не понимаете слов. Когда приходит понимание языка, многое утрачивается. Отныне вы полагаетесь на слова, а слова далеко не всегда надежная основа.