Рубанов Андрей - Человек из красного дерева

Человек из красного дерева

2 хотят прочитать 1 отзыв и 5 рецензий
Год выхода: 2021
примерно 420 стр., прочитаете за 42 дня (10 стр./день)
  • Советую 1
Чтобы добавить книгу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

В провинциальном городе Павлово происходит странное: убит известный учёный-историк, а из его дома с редчайшими иконами и дорогой техникой таинственный вор забрал… лишь кусок древнего идола, голову деревянной скульптуры Параскевы Пятницы.

«Человек из красного дерева» – поход в тайный мир, где не работают ни законы, ни логика; где есть только страсть и мучительные поиски идеала.

«Человек из красного дерева» – парадоксальная история превращения смерти в любовь, страдания – в надежду.

Это попытка – возможно, впервые в русской литературе, – раскрытия секретов соединения и сращивания славянского язычества с православным христианством.

И, конечно, это спор с Богом. Потому что человек, созданный по подобию Бога, не может не вступить в конфликт со своим создателем. Содержит нецензурную брань!

Лучшая рецензияпоказать все
majj-s написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Повесть о д̶е̶р̶е̶в̶я̶н̶н̶о̶м настоящем человеке

Ты – дерево, твое место в саду,
И когда мне темно, я вхожу в этот сад.
"Аквариум"

"Да он совсем деревянный" - про тупого, потенциально необучаемого человека. Откуда наша увереность в собственном ментальном превосходстве над деревом? Ну как, живет оно медленно, весь век стоит на месте. В культуре, опять же, энты... И что? Энты были медленными, но тупыми, точно, не были, а Буратино с Пиноккио вовсе шустрые ребята. Или обидное "здравствуй, дерево", вы вообще-то отдаете себе отчет, что "здравствуй" и "здоровье" слова однокоренные "дереву"? Как, впрочем, и "древность", "деревня", "дрова" (угу, в современных реалиях ласковый русизм для "драйверов").

Мир издревле стоит на деревянном основании: мостим, строим, топим, кормимся от деревьев, их посредством сохраняем культуру и поддерживаем связи. Ну, общаемся-то мы, положим, посредством интернета. Угу, последние двадцать лет. А новгородским берестяным грамотам тысяча. Что до наших энергоносителей - копни поглубже, все они происходят от лесов юрского, триасова, мелового периодов.

Не случайно сегодня тема дерева в культурном тренде, от ернически-охального пелевинского древолюбия из "Лампы Мафусаила" до серьезного с оттенком трагизма The Overstory пулитцеровского лауреата 2019 Ричарда Пауэрса. Андрей Рубанов откликнулся на нее романом о деревянных скульптурах. Что неудивительно, принимая во внимание его интерес к фольклору ('Финист - ясный сокол'), российской истории времён крещения Руси (недоброй памяти фильм "Викинг", чьим сценаристом выступил, позор воплощения, однако, не означает изначально плохого сценария), и да, есть в рубановской библиографии романы с называниями "Хлорофиллия" и "Живая земля", если что.

Сказать о "Человеке из красного дерева" , что реально крут, было бы преуменьшением, на самом деле он нереально крут. И он, на сегодняшний день, лучшее, что случилось в моей книжной истории 2021, не в порядке саморекламы, а чтобы понятнее: самое мощное, цельное и яркое впечатление из четырех с половиной десятков прочитанных с начала года книг.

В основу истории положено изъятие из православных храмов, согласно указу Синода от 21 мая 1722 года, деревянных скульптур, изображавших святых. То есть, не знаю, случалось ли вам задумываться, отчего у нас, в отличие от католичества, лишь живописные образа? Когда задавалась этим вопросом, приходила к выводу, что наверно так исторически сложилось.

Офигеть, как много предпосылок: в стране лесов, где деревянное зодчество и резьба по дереву были наиболее естественным способом творческого самовыражения, не нашлось мастера, достойного украсить церковь скульптурами святых? Просто никто не захотел этим заниматься, так? Мы по прежнему ленивы и нелюбопытны, когда дело касается истории, легко удовлетворяемся объяснением, лежащим на поверхности. А было так.

Православие и сегодня ревниво оберегает свою территорию от поползновений чуждых идеологий, достаточно вспомнить, как сошли за последний десяток лет на
нет макамбрические хэллоуиновские дурачества, как робко уже даже бесцеремонная реклама напоминает россиянам о дне св.Валентина. Просто отодвинули идеологически чуждые нам праздники - как не было их.

Того же свойства регламентирование дозволенных способов отправления обрядов запретило "иметь в церквах иконы резные, или истесанные, издолбленные, изваянные", "от неискусных или злокозненных иконников выдуманные". "В Россию сей обычай от иноверных, а наипаче от римлян и им последующих, порубежных нам поляков вкрался"

Намоленных столетиями поклонения резных истуканов изгоняли из храмов, рубили в щепу, жгли. Постепенно православный мир позабыл о некогда почитаемых, наравне с иконами, образах. Они не забыли о мире. "Человек из красного дерева", если очень коротко - о том, как, обретшие чудесную новую жизнь, истуканы живут в мире людей, неузнанными.

А, это такая фантастика? Кто же может с уверенностью утверждать? Может и правда живут потихоньку. Делают свое дело, немало способствуя прогрессу человечества. Деревянный - значит сильный, выносливый, крепкий, не нуждающийся в отдыхе и пище. Что до ума и памяти, кто мы такие, чтобы судить о том, о чем понятия не имеем?

Это очень хорошая книга. Интересная от начала до конца. Написанная просто и интеллигентно, тот редкий случай, когда автору удается соблюсти идеальный баланс между динамикой действия и массивами информации: из истории, биологии, культурологии и социологии, агиографии и религиоведения - все по уму и к месту. А что до работы столяра-краснодеревщика, то эти подробности немыслимо хороши.

Рубанов умеет, в "Финисте" был такой же отменный пласт о кольчугах, в "Патриоте" - о рок-музыке и о... телогрейках. Чего, на самом деле, шикарно. Но прежде это всегда носило у него характер несколько инородного лекционного включения. В "Человеке из дерева" органично. Очень хороша социальная составляющая. Меткие емкие и четкие обобщения, касающиеся деревни, маленького городка, столицы. Производство, торговля, чиновническая или академическая среда, пенитенциарная система и городское дно - о чем бы ни говорил, со всем хорош.

И герои, конечно. Не удивлюсь, если к финалу 2021 года армия поклонниц и обожательниц Антипа насчитает несколько тысяч (а то и десятков тысяч) читательниц. Чивоуштам, сама в него влюблена. Суперская книга, рекомендую.

Ты – дерево, твоя листва в облаках,
Но вот лист пролетел мимо лица.
Ты – дерево и мы в надежных руках,
Мы будем ждать, пока не кончится время
И встретимся после конца.

Большая книга 2021

Источник

Доступен ознакомительный фрагмент

Скачать fb2 Скачать epub Скачать полную версию



Сергей № 60 в рейтинге
поделился мнением 3 месяца назад
Моя оценка:
majj-s написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Повесть о д̶е̶р̶е̶в̶я̶н̶н̶о̶м настоящем человеке

Ты – дерево, твое место в саду,
И когда мне темно, я вхожу в этот сад.
"Аквариум"

"Да он совсем деревянный" - про тупого, потенциально необучаемого человека. Откуда наша увереность в собственном ментальном превосходстве над деревом? Ну как, живет оно медленно, весь век стоит на месте. В культуре, опять же, энты... И что? Энты были медленными, но тупыми, точно, не были, а Буратино с Пиноккио вовсе шустрые ребята. Или обидное "здравствуй, дерево", вы вообще-то отдаете себе отчет, что "здравствуй" и "здоровье" слова однокоренные "дереву"? Как, впрочем, и "древность", "деревня", "дрова" (угу, в современных реалиях ласковый русизм для "драйверов").

Мир издревле стоит на деревянном основании: мостим, строим, топим, кормимся от деревьев, их посредством сохраняем культуру и поддерживаем связи. Ну, общаемся-то мы, положим, посредством интернета. Угу, последние двадцать лет. А новгородским берестяным грамотам тысяча. Что до наших энергоносителей - копни поглубже, все они происходят от лесов юрского, триасова, мелового периодов.

Не случайно сегодня тема дерева в культурном тренде, от ернически-охального пелевинского древолюбия из "Лампы Мафусаила" до серьезного с оттенком трагизма The Overstory пулитцеровского лауреата 2019 Ричарда Пауэрса. Андрей Рубанов откликнулся на нее романом о деревянных скульптурах. Что неудивительно, принимая во внимание его интерес к фольклору ('Финист - ясный сокол'), российской истории времён крещения Руси (недоброй памяти фильм "Викинг", чьим сценаристом выступил, позор воплощения, однако, не означает изначально плохого сценария), и да, есть в рубановской библиографии романы с называниями "Хлорофиллия" и "Живая земля", если что.

Сказать о "Человеке из красного дерева" , что реально крут, было бы преуменьшением, на самом деле он нереально крут. И он, на сегодняшний день, лучшее, что случилось в моей книжной истории 2021, не в порядке саморекламы, а чтобы понятнее: самое мощное, цельное и яркое впечатление из четырех с половиной десятков прочитанных с начала года книг.

В основу истории положено изъятие из православных храмов, согласно указу Синода от 21 мая 1722 года, деревянных скульптур, изображавших святых. То есть, не знаю, случалось ли вам задумываться, отчего у нас, в отличие от католичества, лишь живописные образа? Когда задавалась этим вопросом, приходила к выводу, что наверно так исторически сложилось.

Офигеть, как много предпосылок: в стране лесов, где деревянное зодчество и резьба по дереву были наиболее естественным способом творческого самовыражения, не нашлось мастера, достойного украсить церковь скульптурами святых? Просто никто не захотел этим заниматься, так? Мы по прежнему ленивы и нелюбопытны, когда дело касается истории, легко удовлетворяемся объяснением, лежащим на поверхности. А было так.

Православие и сегодня ревниво оберегает свою территорию от поползновений чуждых идеологий, достаточно вспомнить, как сошли за последний десяток лет на
нет макамбрические хэллоуиновские дурачества, как робко уже даже бесцеремонная реклама напоминает россиянам о дне св.Валентина. Просто отодвинули идеологически чуждые нам праздники - как не было их.

Того же свойства регламентирование дозволенных способов отправления обрядов запретило "иметь в церквах иконы резные, или истесанные, издолбленные, изваянные", "от неискусных или злокозненных иконников выдуманные". "В Россию сей обычай от иноверных, а наипаче от римлян и им последующих, порубежных нам поляков вкрался"

Намоленных столетиями поклонения резных истуканов изгоняли из храмов, рубили в щепу, жгли. Постепенно православный мир позабыл о некогда почитаемых, наравне с иконами, образах. Они не забыли о мире. "Человек из красного дерева", если очень коротко - о том, как, обретшие чудесную новую жизнь, истуканы живут в мире людей, неузнанными.

А, это такая фантастика? Кто же может с уверенностью утверждать? Может и правда живут потихоньку. Делают свое дело, немало способствуя прогрессу человечества. Деревянный - значит сильный, выносливый, крепкий, не нуждающийся в отдыхе и пище. Что до ума и памяти, кто мы такие, чтобы судить о том, о чем понятия не имеем?

Это очень хорошая книга. Интересная от начала до конца. Написанная просто и интеллигентно, тот редкий случай, когда автору удается соблюсти идеальный баланс между динамикой действия и массивами информации: из истории, биологии, культурологии и социологии, агиографии и религиоведения - все по уму и к месту. А что до работы столяра-краснодеревщика, то эти подробности немыслимо хороши.

Рубанов умеет, в "Финисте" был такой же отменный пласт о кольчугах, в "Патриоте" - о рок-музыке и о... телогрейках. Чего, на самом деле, шикарно. Но прежде это всегда носило у него характер несколько инородного лекционного включения. В "Человеке из дерева" органично. Очень хороша социальная составляющая. Меткие емкие и четкие обобщения, касающиеся деревни, маленького городка, столицы. Производство, торговля, чиновническая или академическая среда, пенитенциарная система и городское дно - о чем бы ни говорил, со всем хорош.

И герои, конечно. Не удивлюсь, если к финалу 2021 года армия поклонниц и обожательниц Антипа насчитает несколько тысяч (а то и десятков тысяч) читательниц. Чивоуштам, сама в него влюблена. Суперская книга, рекомендую.

Ты – дерево, твоя листва в облаках,
Но вот лист пролетел мимо лица.
Ты – дерево и мы в надежных руках,
Мы будем ждать, пока не кончится время
И встретимся после конца.

Большая книга 2021

Источник

Eeekaterina89 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Не согрешив, не станешь человеком...

Практически у каждой третьей семьи имеются дома всевозможные фигурки Будды, денежных лягушек с монеткой, слонов, индийских и китайских божеств, например, Ганешы, Шивы и многих других. Я более чем уверена, что лишь малая часть людей, собирающих эти фигурки, делают это осознанно, зная историю появления того или иного божества, почему им поклоняются, каков был их путь. Вне всяких сомнений информацию можно подчерпнуть в интернете, но на это нужно тратить время и изучать. Поэтому большая часть, к которым я отношу так же и себя, говорят что-то типо того: «Ну лягушка же богатство притягивает», «а Будда на то и Будда, все про него знают и фигурка должна быть в каждом доме». Но если посмотреть глубже, то фигурки эти - самые настоящие идолы, правда им не приносят дары и жертвоприношение, не молятся, максимум жгут ароматические палочки или свечи.

У нас тоже были идолы, до принятия Христианства - языческие истуканы, после принятия - христианские, которые находились в храмах, представляли собой они, как правило, образы святых, как сейчас их называют, им молились и почитали. Честно говоря, мои познания ограничивались исключительно языческими идолами и капищем, местом где им поклонялись язычники. После принятия христианства, идолы, понятное дело, подверглись уничтожению и сожжению, а на местах бывших капищ строились первые храмы. Правда не все языческие идолы погибли в огне, некоторых из них люди очень любили и, чтобы спасти, переделывали под христианского идола и переносили в храмы. В храме жизнь идолов продолжалась, растянувшись на несколько сотен лет, в каких-то храмах больше, в каких-то меньше.

Но история повторяется и Синодом было принято решение идолов из храмов убрать, многие из них выглядели ужасно и пугающе, а некоторые были произведением искусства, идолов делали люди и от рук мастера зависело каким получится истукан, красивым или ужасным, но даже красивые идолы не избежали уничтожения. Истуканы, которые столько лет под крышами храмов находили свой дом, опять оказываются на улице, подвергаются рубке и сгорают в огне.

Никто уже не вспомнит, кто был первым, встал один и начал поднимать других. Деревянные люди существуют рядом с обычными, сколько их, может быть сотня, может тысяча, никто точно не знает. Они не могут размножаться и весь их прирост - это поиск сохранившихся истуканов, которых можно отреставрировать или сделать новое тело, а потом вдохнуть в них жизнь. Они не могут открыться людям, сказать «вы нас выбросили из храмов, а мы встали и стали похожими на вас», что их ждёт, если они явят себя миру. Лаборатории, чтобы изучать нечто совершенно незнакомое; тяжкий труд, ведь деревянный человек не нуждается в пище и воде, не подвергается облучению; их можно отправить на войну, создав роту непобедимых солдат. Но разве об этом они мечтают?

Они хотят стать людьми, самыми обычными, от которых они вынуждены скрываться. Человек уникальное существо, несомненный факт, но часто ли мы задумываемся об этой уникальности. Нет конечно, воспринимаем это как нечто само собой разумеющееся. Будучи людьми мы мечтаем совершенно о другом, например, найти другие планеты и других людей, чтобы сравнить себя с ними, изучить, понять какая версия человека лучше. Бороздим космос, а другие люди уже среди нас, оглянитесь же.

Живыми нас делает не только кровь, струящаяся по нашим венам, хотя и в большей степени, мы эмоциональны, нам открыт весь спектр эмоций и чувств: боль, голод, ненависть, страх, ярость, сострадание, нежность, прощение, злость, гнев и так далее. Единственный минус физическая слабость и старость, мы смертны, а деревянные люди нет. И даже не смотря на это, истуканы мечтают стать такими же, прочувствовать весь этот спектр: как это порезать палец, как можно врать и обманывать, как можно убить себе подобного.

Есть три разных мира: один - физический мир, где можно потрогать предметы, создать их, изменить или уничтожить; второй - чувственный, неосязаемый, где можно уловить движения энергий или увидеть дух человека, сильный человек перед тобой и слабый, дух он как аура мерцает над человеком; и третий мир - неизвестный, никто оттуда не возвращается и никто просто так туда попасть не может. Деревянным людям открыты все три мира, последний третий мир, в исключительных случаях, и в этом они уникальны. Нам есть у них чему научится, но они сокрыты от нас.

История деревянных людей - это симбиоз вновь принятого христианства и тёмного язычества, предположение определенной версии развития событий. Не смотря на то, что истуканов из храмов выгнали, Бог с ними остался, они остались верующими и жили с верой в Бога, правда в храм зайти не могут из-за памяти прошлого. Но кто знает наверняка, может так даже лучше, возносить молитвы один на один с Богом.

Если бы это была просто история про деревянных людей было бы не столь интересно, поэтому автор делает мастерский ход, он сталкивает два мира, языческий и православный, старое и новое. Разбудив по ошибке языческую Богиню Макошь или Мару или Параскеву, у неё много разных имён, став уже привычным мир деревянных людей пошатнется, возникнут сомнения, может быть все совсем не так, как видится истуканам в трёх разных мирах. А ведь сомнения один из признаков людей, вечно находящихся в поиске истины и знаний. Параскеве есть о чем рассказать миру, пусть пока деревянных людей, может новые знания позволят под другим углом взглянуть на старые. А может быть в сомнениях действительно рождается истина и деревянные люди стали обычными, о чем всегда мечтали, просто не заметили? А вдруг они отвергли христианского Бога? Или...?

Я думаю деревянные люди всегда рядом с нами, мы просто их не видим, потому что они так хотят. Остаётся только ждать продолжения, чтобы хотя бы на страницах книги прикоснутся к другому миру, стать наблюдателем на пару часов или дней, почувствовать себя частью этого мира. Тема, поднятая Рубановым, неизведанная и глубокая, - язычество наше прошлое, христианство настоящее, слияние ещё не произошло полностью, история продолжается.

hippified написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Не Буратино и не энты

Андрей Рубанов, живописатель "лихих 90-х" и закулисья банкиров и бизнесменов, в последние годы совершил впечатляющий поворот к теме язычества, принятия христианства и славянской культуры в целом. Сначала был сценарий к откровенно клюквенному фильму "Викинг" с Козловским, затем авторская интерпретация народных сказок "Финист – ясный сокол", а теперь и воссоединение прошлого с настоящим. В основе романа реальный факт: в 1722 году по приказу Синода из церквей вынесли статуи святых и божеств, которым поклонялись наравне с иконами. Автор представил, что могло бы случиться, если бы идолы ожили, спрятались среди людей и дотянули до нынешних дней, разыскивая друг друга. Шутки про Буратино и энтов отставить!

Получилось сочно, правдоподобно при всей фэнтезийности и глубоко. Рубанов исследует не только тему сохранения языческой культуры при, казалось бы, доминировании православия (мотив далеко не новый, но от этого не менее интересный). Он рассуждает о созидательной силе творчества (по сути, главный герой возвращает к жизни древнюю богиню Мокошь) и, соответственно, возникающем противоречии с Богом, отшельничестве, правах в широком смысле слова ("деревянные" задумываются и о легализации, словно азимовские роботы со своими "законами"), осознанном существовании, бессмертии и в то же время хрупкости бытия. Идолы не умирают, но подчиняются реалиям нашего мира: могут сгореть или рассыпаться. В общем и целом, "Человек из красного дерева" получился удачным сплавом современного большого романа, фантастики и детектива с очевидным послевкусием на "обдумать".

Книжный обзор Metro

AntonKopach-Bystryanskiy написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

...трёхсотлетний русский (деревянный) человек

«Считать древних предков идиотами — худшее, что бывает с разумным человеком»

⠀Давно я не читал такого хорошего русского романа с продуманным религиозно-культурологическим контекстом, где современность соединилась с давно минувшим так своеобразно и заманчиво. История, происходящая в дне сегодняшнем, местами охватывает три предыдущих столетия, и уходит корнями в 1722 год, когда по постановлению Священного Синода было запрещено "иметь в церквах иконы резные, или истесанные, издолбленные, изваянные", "от неискусных или злокозненных иконников выдуманные".



«ЧЕЛОВЕК ИЗ КРАСНОГО ДЕРЕВА» писателя Андрея Рубанова (Редакция Елены Шубиной, 2021) знакомит с Антипом Ильиным, деревянных дел мастером, столяром-каснодеревщиком, который достиг вершин мастерства. Живёт он на особицу в небольшом посёлке, ни детей, ни жены у него никогда не было, работает на частной мебельной фабрике, принимающей заказы на очень дорогую мебель ручной работы. Неожиданная смерть местной знаменитости, профессора-искусствоведа, вернувшегося из столицы на покой в родные места, раскручивает маховик непредсказуемых событий. Кто-то залез к профессору и украл древний артефакт — голову когда-то отрубленной от деревянной статуи святой Параскевы Пятницы, которая в древности вообще была древнеславянской богиней Мокошью.

⠀История ведётся от лица Антипа, который уже вначале признаётся читателю в своей вине, детектива тут не получилось, но почему и зачем он украл голову истукана, позже почитавшейся православными в храме как икона святой? Перед нами раскрывается многовековая история изгнанных из храмов деревянных изваяний, которые Пнеумой (в романе "Невма", с греч. "дух святой") обрели способность жить. Их тайны, способы выживания, умения и знания, мировоззрение, своеобразная корпоративная этика и взаимоподдержка. Роман становится как личной историей Антипа, который флэшбеками вспоминает своё оживление и вехи жизни, так и историей других оживших деревянных трёхмерных икон, превращаясь в увлекательный драматичный роман, развивающийся в современных реалиях.

«Пока истукан живёт для других, пока он исполняет долг, — его хранит Невма, но когда он начинает грести под себя, подличать, — он лишается защиты»


⠀Наряду с обрядами и мистикой, показана история очеловечивания героя. Этот процесс происходит двояко. С одной стороны, пробуждается любовь к дочери умершего профессора (пусть она практически невозможна между телесной женщиной и деревянным мужчиной), а по ходу сюжета возникают и отеческие чувства по отношению к новоявленной дочери-подростку. С другой стороны, человечность проявляется с отрицательной стороны — через ожесточения, жажду отмщения, озлобление героя... Его мирная трёхсотлетняя жизнь скитаний и упорного труда на благо другим разрушается после кражи головы древней языческой богини, и это своеобразная история "преступления и наказания" высвечивает поднятые в романе этические проблемы, поднимая их до уровня Творца и творения, богов и адептов веры, творчества-созидания и разрушения.

⠀Для меня это была довольно увлекательная история на грани фантастики и жестокой реальности, полная аллюзий на другие произведения (автор сам их в тексте называет), мифологем и философских концепций. Особенно запомнилось деление мира на три реальности, входящих друг в друга, — "инфрафизика" из знаменитой «Розы Мира» Даниила Андреева, а также концепция единого исторического поля, соединяющего языческое время с православным прошлым наших предков и современностью, также мысли о времени/Хроносе в романе занимательны.

«Все художники безжалостны, любой творческий человек тяготеет к насилию. Когда Бог создал мир — это был акт насилия над Хаосом. Ты не боишься насилия, ты с ним сожительствуешь, ты привык»


Я не со всем согласен в романе, но это точно та история, которую хочу порекомендовать, тот написанный хорошим русским языком современный роман, который интресно почитать и над которым не грех подумать.

Queenny написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Тема интересная, но религиозным людям читать это нельзя...

Пограничные жанры всегда безумно интересно читать, особенно если они затрагивают важные темы...
Почему Веркин и Улицкая - современная проза с элементами фантастики, а Дяченко и Лукьяненко - социальная фантастика? Кто записывает одних авторов в разряд достойных изучения и чтения, а других презрительно отправляет в ширпотреб?
По мне, разница лишь в том, что одни пишут с динамикой и развлекательными элементами, а другие - аж зубы сводит от скуки, хотя тексты хорошие, спору нет.
Рубанов - один из тех, кому выпала честь встать на полку с современной классикой отечественной прозы. Наверное, не зря, потому что в его книгах очень много тех же философских рассуждений и тягучей беспросветной медлительности, что присущи русской литературе.
Новая книга Человек и красного дерева, увлекла интересной темой и обещанием мистики.
Я уже очень давно интересуюсь мифами, легендами и верованиями разных народов, хотя человек совершенно не религиозный. Однако христианство прочно стало частью резьбы на основе нашей культуры, древней, темной и рассохшейся. И тема взаимопроникновения язычества и православия очень меня заинтересовала.
Как и в Финисте, рассказчик-краснодеревщик Антип полностью погружен в любимое дело, а потому заваливает нас кучей подробностей про способы обработки и качество древесины, и прочая, прочая...
А еще он верующий, так что мы исподволь усваиваем способ мышления в рамках религиозных постулатов: грех, кара, расплата...
И смотрим его глазами на российскую глубинку с умирающими деревушками...
А еще он...
Но нет, без спойлеров.
Цитаты можно выписывать на каждой странице, и мыслей глубоких, заставляющих задуматься - тьма: чем отличаются языческие идолы от памятников Ленину, почему умирает русские деревни,
Отдельное спасибо за интересную идею, я местами получала истинное удовольствие, особенно на твистах.
А вот действия-то опять нет. Я по тайм-коду могу сказать страницы, которые двигают сюжет, и вначале их совсем мало: несколько первых, 51, 140, 191
Главного виновника в похищении головы Параскевы Пятницы мы узнаем почти сразу, ведь дело совсем не в детективном сюжете, потом опять все буксует до нового твиста
Не в упрек Рубанову, который вообще-то молодец, но классики умудрялись совмещать глубину с действием: Пушкин, Булгаков, Толстой.
А вот уже в упрек Рубанову: немотивированные скачки между настоящим и прошедшим временем современные классики себе не позволяют... Не буду уж упоминать про брань: я знала, что брала ))
Так что рекомендую книгу тем, кто любил в школе классику, кто настроен на погружение в глубины философских рассуждений, кто предпочитает фантастике прозу.
Тем же, кому хочется похожую тему, но больше любит фэнтези порекомендую Медведь и соловей Арден. Там вот сочетание удалось на славу!

@olga.bookaddicted

admin добавил цитату 3 месяца назад
Время лечит ото всего, любую боль вымывает, в этом его бесценное свойство.