Зюскинд Патрик - Парфюмер. История одного убийцы

Парфюмер. История одного убийцы

Год выхода: 2002
Чтобы добавить книгу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Это «Парфюмер». Культовый роман, который не нуждается в представлении. Опубликованный впервые в Швейцарии в 1985 году, он сразу завоевал бешеную популярность и продолжает занимать прочное место в первой десятке мировых бестселлеров до сих пор. Сегодня его автор — Патрик Зюскинд — настоящая звезда интеллектуальной моды, один из лидеров художественного истэблишмента Старого и Нового Света. За последнее время такого стремительного взлета не знал ни один литератор, пишущий на немецком языке.

Лучшая рецензияпоказать все
Elessar написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

И, верно, дьявольская страсть
В душе вставала, словно пенье,
Что дар любви, цветок, увясть
Был брошен в книге преступленья.

Николай Гумилёв

Тихо присоединяюсь к хору восторженных почитателей. Роман действительно незаурядный и, как частенько говорят, с будущим. Зюскинду удалось увязать воедино казалось бы несочетаемое: мистику и реализм, воздушное волшебное ощущение чуда и череду кровавых преступлений, обстоятельные рельефные и такие реалистичные подробности давно минувшей эпохи и разворачивающуюся в её антураже абсолютно нереальную историю, полную всякой чертовщины и странностей.

Меня больше всего поразила именно эта череда противоречий и противопоставлений. Неземные ароматы чудесных духов и зловоние выгребных ям, холодная нерассуждающая ненависть и слепая любовь без оглядки. Зюскинд как в омут бросает читателя в свою вселенную запахов, изнанку мироздания, скрывающую все причины, все ответы, все кнопки и все рычаги. Ароматы правят миром, им равно подвластен огонь чувств и лёд разума, им под силу бросить империи и народы к ногам своего избранника-парфюмера, бога среди людей. Композитора-творца, единственного, кто способен из основы основ создать нечто доселе невиданное, потрясти мироздание, явить ошеломлённому человечеству подлинную красоту. Таких людей мы и называем гениями.

Но вот перед нами герой, тот самый, наделённый сверчеловеческим талантом, равного которому ещё не видели эти звёзды. И чему же посвящает наш герой свою жизнь и смерть? Он, способный открыть людям врата в новый мир, создать прежде несуществующее, коснуться сердца мира. Всего лишь жалкому воровству, подражанию, попытке не создать, но воссоздать, сымитировать. С самого начала Гренуй был ущербен, обделён природой, а вовсе не щедро одарён, как кажется сперва. Его уникальное обоняние, нечеловеческое везение и живучесть лишь компенсация, и близко не покрывающая изъяна. Способности любить. Гренуй не от этого мира, и окутывающий его дьявольский ореол несчастья и трагедий тому доказательством. Он обитатель своего собственно мира, вселенной волшебных пропитанных запахами замков в его голове. Вся его магия и всемогущество только там. Он смог воплотить в аромате любовь, преклонение, обожание, но так и не сумел прочувствовать их. Абстракции никогда не давались ему, рождённому для работы с вещественными объектами, которые можно понюхать. И вот, овеществив любовь, Гренуй всё равно ничего не понял, остался изгоем-одиночкой, чужаком. Наша любовь и наше солнце для него пустой звук, потому что в его душе нет места ни солнцу, ни любви. Не уверен, что у него вообще есть душа. Начал с ненависти и ею же окончил. Неизменность, незыблемость, стагнация. Тёмная и сырая каменная штольня. И это творец?! Создатель, гений, бездонный колодец талантов и возможностей?! Нет и ещё раз нет. Но кто же он тогда, этот Гренуй? Ответ на самом деле очень прост и даже нет требует чтения - всё есть на обложке. Это не история гения, творца или демиурга. На хрустком картоне переплёта, чёрным по белому.

Парфюмер. История одного убийцы.

Прочитано в рамках пятой встречи самарского литературного клуба, огромная благодарность всем участникам.

рецензия на фантлабе

АК68 № 8 в рейтинге
поделился мнением 11 месяцев назад
Моя оценка:
Худшая книга автора. Исторически не выверена, не соответствия во многом с реальной историей, а лучше бы, на мой взгляд, они были.
Elessar написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

И, верно, дьявольская страсть
В душе вставала, словно пенье,
Что дар любви, цветок, увясть
Был брошен в книге преступленья.

Николай Гумилёв

Тихо присоединяюсь к хору восторженных почитателей. Роман действительно незаурядный и, как частенько говорят, с будущим. Зюскинду удалось увязать воедино казалось бы несочетаемое: мистику и реализм, воздушное волшебное ощущение чуда и череду кровавых преступлений, обстоятельные рельефные и такие реалистичные подробности давно минувшей эпохи и разворачивающуюся в её антураже абсолютно нереальную историю, полную всякой чертовщины и странностей.

Меня больше всего поразила именно эта череда противоречий и противопоставлений. Неземные ароматы чудесных духов и зловоние выгребных ям, холодная нерассуждающая ненависть и слепая любовь без оглядки. Зюскинд как в омут бросает читателя в свою вселенную запахов, изнанку мироздания, скрывающую все причины, все ответы, все кнопки и все рычаги. Ароматы правят миром, им равно подвластен огонь чувств и лёд разума, им под силу бросить империи и народы к ногам своего избранника-парфюмера, бога среди людей. Композитора-творца, единственного, кто способен из основы основ создать нечто доселе невиданное, потрясти мироздание, явить ошеломлённому человечеству подлинную красоту. Таких людей мы и называем гениями.

Но вот перед нами герой, тот самый, наделённый сверчеловеческим талантом, равного которому ещё не видели эти звёзды. И чему же посвящает наш герой свою жизнь и смерть? Он, способный открыть людям врата в новый мир, создать прежде несуществующее, коснуться сердца мира. Всего лишь жалкому воровству, подражанию, попытке не создать, но воссоздать, сымитировать. С самого начала Гренуй был ущербен, обделён природой, а вовсе не щедро одарён, как кажется сперва. Его уникальное обоняние, нечеловеческое везение и живучесть лишь компенсация, и близко не покрывающая изъяна. Способности любить. Гренуй не от этого мира, и окутывающий его дьявольский ореол несчастья и трагедий тому доказательством. Он обитатель своего собственно мира, вселенной волшебных пропитанных запахами замков в его голове. Вся его магия и всемогущество только там. Он смог воплотить в аромате любовь, преклонение, обожание, но так и не сумел прочувствовать их. Абстракции никогда не давались ему, рождённому для работы с вещественными объектами, которые можно понюхать. И вот, овеществив любовь, Гренуй всё равно ничего не понял, остался изгоем-одиночкой, чужаком. Наша любовь и наше солнце для него пустой звук, потому что в его душе нет места ни солнцу, ни любви. Не уверен, что у него вообще есть душа. Начал с ненависти и ею же окончил. Неизменность, незыблемость, стагнация. Тёмная и сырая каменная штольня. И это творец?! Создатель, гений, бездонный колодец талантов и возможностей?! Нет и ещё раз нет. Но кто же он тогда, этот Гренуй? Ответ на самом деле очень прост и даже нет требует чтения - всё есть на обложке. Это не история гения, творца или демиурга. На хрустком картоне переплёта, чёрным по белому.

Парфюмер. История одного убийцы.

Прочитано в рамках пятой встречи самарского литературного клуба, огромная благодарность всем участникам.

рецензия на фантлабе

Stacie написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Я читала и думала: это роман о безумце или о гении? Кто этот Гренуй: псих, маньяк или гениальный изобретатель? Думала и поняла, что эта книга о великом человеке, который родился не в то время и, собственно, не в том месте.

Гренуй (главный герой романа) – великий парфюмер, человек, который обладает невероятно чувствительным обонянием и мечтает владеть всем миром с помощью запаха. Но вот беда: появился он на свет вследствие случайной связи его родителей, совершенно случайно выжил, и совершенно не случайно оказался никому не нужным. Один среди тысяч людей и никто, ни один из этих тысяч не потрудился ему объяснить элементарную вещь: что такое хорошо и что такое плохо.

Печальное стечение обстоятельств, молчание всего мира, безразличие к тому, кто живёт рядом делают из гениальных людей маньяков, которые чтобы получить хоть немного внимания окружающего мира готовы на страшные вещи. Человек, который имеет сверхъестественные способности; человек, который может сотворить прорыв и парфюмерии; человек, который может повелевать людьми с помощью запаха тратит свою жизнь на жалкое подражание. Подражание запахам, которое потом его и погубило.

Винить Гренуя в том, кем он стал – бессмысленно. И доказательством тому одна простая истина: бытие определяет сознание, а не наоборот. Кто знает, родись он на столетие позже, родись он в другой стране и мир бы получил в его лице гения, бога парфюмерии но… Но он родился в XVIII веке, в Париже. Всё упирается в это НО, которое делает эту историю такой, какая она есть: для кого-то печальной, для кого-то отвратительной, но никак не безвкусной, не бесцветной.

Прочитана в рамках августовского заседания Виртуального Клуба "Борцы с долгостроем"

nevajnokto написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

В аромате есть убедительность, которая сильнее слов, очевидности, чувства и воли. Убедительность аромата неопровержима, необорима, она входит в нас подобно тому, как входит в наши лёгкие воздух, которым мы дышим, она наполняет, заполняет нас до отказа. Против неё нет средств.

Жан-Батист Гренуй... Он одарен, а значит - избран. Для него мир - это грандиозная структура, выстроенная из одного единственного материала. Материала незримого, неуловимого, призрачного, дурманящего и вызывающего множество ассоциаций. Материала, не подлежащего тлену, его не берет ничто - ни Время, ни вода, ни огонь, ни магия, ни колдовство. Он вездесущий и неистребимый, его натиск невозможно остановить никакими силами. Он вечен в своей изменчивости, он вечен в воздухе, он впитался во все сущее, он присутствует. У него миллионы составляющих, бесчисленное количество оттенков и нюансов, множество гамм и контрастов, и всего лишь два явления - аромат и вонь. Материал, ставший, одновременно, и призванием и проклятием Гренуя - его Величество Запах!

Перед нами великолепное творение Зюскинда, его шедевр и слово, которое я с уверенностью и без колебаний внесла в личный список книг, которые должны занять одно из почетных мест в домашней библиотеке. Это не роман. Это легенда о Гении, чья душа была куплена Дьяволом изначально, еще в материнской утробе.
Гренуй был рожден детоубийцей - женщиной, которая выбрасывала из себя плод в чешую и смердящую жижу из рыбных потрохов. Ни один из ее плодов не выживал и был выкинут на помойку вместе с отходами из рыбной лавки, но женщина продолжала вынашивать, рожать, оставлять умирать. Но однажды родился Гренуй, и в отличии от своих предшественников, не захотел, чтобы его смывали в помойку, он заорал во все горло - это былом первым заявлением Я есть.

Для Гренуя не было иного бога, кроме запаха. Он ориентировался в мире только по запахам. В одном дуновении ветра он умел различать множество ликов запаха. Его обоняние раскрывало тайну аромата. Гренуй взламывал коды, входил в храм, в обитель Запаха и преклонял голову в беззвучной молитве к своему Господину.
Главным же стремлением Гренуя было найти и обладать человеческим запахом. Выявит его, вдохнуть и погрузиться в сводящую с ума, субстанцию, дотронуться, обладать, приковать, распять его, сохранить... Воспеть аромат женщины через смерть, превратить ее в вечность.

Зюскинд рассказал легенду о злом Гении, о Зле как таковом, которое предъявило желание господствовать над миром, обладая мощным оружием - дурманом. Зло - это великий соблазн, и человек поддается ему, сам того не осознавая. Вспомните, что творится с толпой, когда Гренуй предстает перед ней: она поклоняется идолу Зла! Толпа под чарами аромата, который подчинил себе Гренуй, убивая невинных девушек. А что есть толпа? Это отдельно взятый человек. И Зюскинд прекрасно дал возможность увидеть, как человек превращается в пленника, теряя самообладание.

Запах - это хаос, построенный на контрастах. Ведь самые изысканные духи - это неповторимое смешение контрастов. Они сводят с ума, вызывают сильнейшие эмоции, которым невозможно противостоять.
Гренуй хотел подчинить себе то, чем был обделен. Он не имел запаха.
Дьявол продолжает вести борьбу за то, что у него никогда не было - за Царство.
Зло наступает, атакует, наносит удары, проливает кровь, неистовствует. Вечная борьба. Вечная, как запах.

Фильм, можно сказать, настолько же хорош, как и книга. Посмотрела сразу после прочтения... прошло достаточно времени, но впечатления нисколько не потеряли своей яркости. Великолепная актерская игра! Гренуй влюбляет в себя так же сильно, как и вызывает отвращение. Парадокс...

В рамках Книжного Путешествия

Solnechnaja2201 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

...аромат проникает в самую глубину, прямо в сердце, и там выносит категорическое суждение о симпатии и презрении, об отвращении и влечении, о любви и ненависти.

Реакция у друзей и знакомых, которым я радостно заявляла, что читаю «Парфюмера», оказалась весьма однообразной. Большинство морщили нос и восклицали: «Фу!», а потом поспешно добавляли: «Правда, я книгу не читал, только фильм смотрел». Те же, кто был знаком с литературным творением Зюскинда, признавали-таки умение автора увлекать и держать в напряжении, но перед этим на лицах у них отражались все имеющиеся в природе оттенки отвращения. Как бы то ни было, меня книга привела в безумный восторг. Я просто влюбилась в зловонную атмосферу средневекового Парижа, в чудовищного и уродливого Гренуя и, наконец, в роскошный мир запахов.

Впервые на моей памяти книга приобрела не цвет, не вкус, что бывает достаточно часто, а именно запах. Практически с первых страниц, с первых ароматов – младенцев и молока, сточных канав и сырой рыбы – события и персонажи романа уже не воспринимаются сами по себе, мы смотрим на них словно бы через призму или, скорее, туманную дымку сопровождающего сцену благоухания. И каким необычным, многогранным и глубоким оказался мир, показанный таким образом! Разделение ароматов на составные части, каждая из которых, словно путеводная нить, ведёт к источающему запах предмету – насколько же интересным оказалось это далеко не всякому доступное восприятие окружающего! А работа парфюмера – особенно гения, подобного Греную – настоящее чудодейство. Она завораживает, пленяет, манит. Кажется, вечность можно проигрывать в воображении те несколько эпизодов в мастерской у Бальдини: здесь каплю, отсюда плеснуть побольше, взболтать или осторожно перемешать – и вуаля, готова ещё одна чудесная композиция, потрясающе сложная формула, которую не всякий мастер сумеет разложить на составляющие и записать уравнением.

Но не запахом единым. Ещё Зюскинд неимоверно хорош в прорисовке характеров героев. Пусть все они являются лишь фоном для центрального персонажа, они всё же выходят живыми и объёмными, пусть и намеренно карикатурными. Автору хватает невзначай обронённой фразы, едва заметного жеста, мимолётного взгляда (и, конечно же, характерного амбре) – и портрет готов. И каждого из них писатель использует для того, чтобы продемонстрировать срез эпохи, дремучее и суеверное средневековье. От держательницы парижского пансиона до богатого купца из Грасса, от признанного парфюмера до ударившегося в псевдонауку вельможи – они глупы, наивны, однобоки, напыщенны, озлоблены и жадны. И при этом шикарно подана смесь авторского черного юмора и идеи тщетности бытия: все меркантильные интересы и планы, вся мнительность и суеверность пасуют перед лицом неожиданной трагедии или воли судьбы, которая в одночасье может покарать любого, кого ранее одаривала милостями.

Проводником же злого рока, дьявольских происков или обыкновенных случайностей служит главное действующее лицо, Жан-Батист Гренуй. Куда там викторианским Джекам-Потрошителям или древнесаксонским Гренделям! Вот где ютится настоящее чудовище – в средневековой Франции. Он бродит по городам и сёлам, притворяясь одним из нас, и врождённый абсолютный нюх ведёт его к единственной значимой цели. Не будучи человеком в обыденном смысле слова, не имея характерных для его современников чувств, стремлений и даже запаха, он жаждет лишь одного - завладеть идеальным ароматом. Впрочем, большую часть своего жизненного пути он и сам не знает, чего хочет. Осознание приходит внезапно, вместе с нежным благоуханием молодости, красоты, чистоты, любви и невинности.

Гренуя нельзя поставить в один ряд с маньяками и убийцами, причиняющими боль ради собственного удовольствия. Он словно некое инопланетное существо, незнамо как оказавшееся в чуждой среде и вынужденное выживать, как сумеет. Поэтому не получается его ненавидеть или осуждать так, как осуждали бы любого другого. Он вызывает желание понять, докопаться до сути этого странного, бесчувственного, безумного и одновременно гениального создания.

Он хотел выразить вовне своё внутреннее "я", не что иное, как своё внутреннее "я", которое считал более стоящим, чем всё, что мог предложить внешний мир.

Настолько логично и красочно Зюскинд описывает его внутренний мир, метания, желания и страхи, настолько суров, эпичен и невероятен его жизненный путь, что роман против воли вызывает смешанное чувство восторга и изумления. От книги невозможно оторваться до самого финала, абсурдного, неожиданного и единственно верного. Так я и не смогла выжать из себя ни грамма отвращения. Это было прекрасно.

Книга прочитана в рамках "Флэшмоба-2015", по совету Anutavn .
Спасибо! :)

TibetanFox написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Всё относительно

Зюскинд наглядно показал, что усвоенная нами с детства формула «Гений и злодейство — две вещи несовместные» совершенно не работает, потому что и гений, и злодейство, и десяток других условных вещей на то и называются условными, что они в рамках даже одной головы могут менять своё значение, нечего и говорить о рамках зыбкой и изменчивой общественной морали и других красивых слов, которые можно написать с большой буквы для большей важности.

Жан-Батист Гренуй, безусловно, гений, пусть его область дарования и пересекается с той сферой, в которой мы не привыкли раздавать подобные титулы. Между тем гении бывают в любой сфере: гении уборки, гении собирания коллекций, гении выкладывания кафеля, гении просиживания штанов на диване; но мы признаём лишь какую-то отвлечённо-артистическую степень гениальности, связанную непременно с прекрасным и творческим, напрочь отказываясь видеть гениев-«прозаиков», вершащих свои маленькие победы в сферах скромных и приземлённых. Гренуй балансирует где-то на грани между гениальной «бытовухой» и высоким искусством, потому что в обширный охват его талантов затесалась парфюмерия, которая удивительно вкусна, искриста и остра, годится для навешивания социально приемлемых ярлыков.

Главный герой «Парфюмера» на голову выше всех окружающих в том, что у него есть божественная искра, пусть и в такой странной сфере. Но где боженька берёт, где-то там же он и отбирает. Впрочем, нет, сейчас меня посадят за оскорбление чувств верующих. Спишем это на вселенскую гармонию и сохранение равновесия: чайную ложку досыпали к талантам, чайную ложку с процентами (по законам современной ипотеки читай: мешок) черпнули из области социальных возможностей. Гренуй может гениально оперировать самым неконтролируемым нами органом чувств, но при этом не обладает «своим запахом». Казалось, ну и чёрт бы с ним, но именно таким стечением обстоятельств автор объясняет то, что с детства героя социально кастрировали. Можно, конечно, утверждать, что он и с младенчества был таков, дескать вон из пелёнок мерзотно понюхивал всех и раздражал, но я всё же убеждена, что это общество сделало из него отвратительного уродца, каким он предстаёт уже через несколько глав. Возьмите самого прекрасного и миленького младенца, лишите его любви, ласки, дружбы, общения — что вырастет? Ничего хорошего. Внешнее уродство с язвами, искривлениями скелета и прочими социально неприемлемыми нормами внешности только подчёркивает эту скособоченность внутреннего мира, которая появилась только из-за этой вынужденной изоляции.

Впрочем, как мне показалось, автор бросает главного героя в пучину такой условности и выращивает его в кривой китайской социальной вазе не для того, чтобы показать его уродство или его десоциализированность, а чтобы поставить эксперимент — каким будет человек, который вырос без понятий о морали и нравственности. Маленький мирок Гренуя ограничен запахами, в нём нет абстрактных идей, поэтому убийства для достижения своих целей им как бы и несчитовы, это всего лишь люди, мы бы тоже не задумались об убийстве комаров или выламывании крапивы, если бы это зачем-то нам было нужно. Гениальный «нюхач» при этом не полностью утратил человеческую составляющую, ведь он жаждет таких же базовых вещей, как и любой ребёнок. Любите меня, хоть кто-нибудь. Эта жажда его и губит.

Следить за действиями главного героя увлекательно и немножко противно. Особенно интересно до тех пор, пока он не определился со своими главными жизненными целями. Как только определился — счёт пошёл на минуты до того момента, как и без того неласковая жизнь зарядит ему сапожищем по крысиной мордочке. Жизнь всегда так делает с теми, кто слишком широко раскрывает глаза, уж лучше закрыть их и нюхать какой-нибудь славный цветочек в тихом уголке. Гренуй осознаёт, что гениальность никак не может заставить людей полюбить его так, как он хочет, получается лишь фальшивое и некрасивое чувство, которое люди испытывают к искусственным результатам его труда, а на него самого всем всё так же плевать. Никакого катарсиса, никаких к мамочке на ручки. А самое обидное, что эта самая мораль, с которой люди так носятся, а он её не может понять, даже для них весьма условна, но при этом по-прежнему стоит между Гренуем и остальным человечеством непроницаемым стеной вместе с другими абстракциями вроде эмпатии и чувств.

Финал закономерный и достаточно изящный, как итоговая нотка в сложном аромате или эффектная комбинация для завершения шахматной партии. Несчастный король уходит с шахматной доски, одновременно обожаемый и презираемый, окутанный плотным облаком непонимания, а пешки остаются разгребать свои запутавшиеся делишки и притворяться, что в их жизни есть что-то большое, чистое и светлое.

Заметки о читаемом в телеграме

admin добавил цитату 11 месяцев назад
Аромат проникает в самую глубину, прямо в сердце, и там выносит категорическое суждение о симпатии и презрении, об отвращении и влечении, о любви и ненависти. Кто владеет запахом, тот владеет сердцами людей.
admin добавил цитату 11 месяцев назад
Технические подробности были ему неприятны, ибо подробности означали трудности, а трудности всегда нарушали его душевный покой, а этого он совершенно не выносил.
admin добавил цитату 11 месяцев назад
Нет такой человеческой фантазии, которую бы реальность не превзошла играючи.
admin добавил цитату 11 месяцев назад
Куда ни погляди, всех лихорадит. Люди читают книги, даже женщины.
admin добавил цитату 11 месяцев назад
…люди могут закрыть глаза и не видеть величия, ужаса, красоты, и заткнуть уши, и не слышать людей или слов. Но они не могут не поддаться аромату. Ибо аромат - это брат дыхания. С ароматом он войдет в людей, и они не смогут от него защититься, если захотят жить... Кто владеет запахом, тот владеет сердцами людей.