Приют графомана

О группе
Каверы, переводы, немного своего, немного чужого, интересные даты, истории, байки...
Правила
Правила простые и минимальные: быть человеком, включать логику, думать головой, не мусорить. 
Записи

                   В  детстве  мне много раз снился один и тот же сон:
                   над дорогой, по которой я иду среди множества людей,
                   с рёвом пикирует  самолёт  со  свастиками...
 
 Я  не  была  на  страшной  той  войне,
 И,  падая  под  вражеским  прицелом,
 Не  я  вжималась  в  землю  под  обстрелом.
 Не  я  сгорала  в  танковом  огне,
 И  с  боем  отступая  по  полям,
 Сжимая  зубы, в  сердце  уносила
 Друзей  погибших  братские  могилы
 В  берёзах  и  сожжённых  ковылях...
  Не  я  в  атаку  шла, поднявшись  в  рост,
 За  Родину,
 не  думая  о  смерти,
 И  падала  на  грудь  спалённой  тверди,
 В  руке  зажав  земли  родимой  горсть.
 Не  я  закрыла  сердцем  Сталинград.
 Не  я  сражалась, как  отец  и  деды.
 Не  я  прошла  полмира  до  Победы,
 Как  шёл  сквозь  смерть  за  отчий  дом   Солдат.
 Но  вновь  и  вновь  мне  снятся  эти  сны.
 И  надо  мной, бегущей,
                 вновь  кружится
 Со  свастикой  безжалостная  птица,
 Из  мною  не  изведанной  войны...
 
 
 Ночь  нежится  в  объятьях  тишины...
 Лишь  чьи-то  сны  случайно  заплутали.
 В  них  столько  лет,  из  той  далёкой  дали,
 Идёт  солдат
                 дорогами   войны... 
Уважаемые одногруппники!
Кто знает правовую сторону и может проконсультировать насчёт фанфиков: я хочу и пишу, и автор сбоку - или нужно согласие автора произведения, на которое создаётся фанфик?
Наша Таня громко плачет.
«Что случилось, дорогая?
Утопила в речке мячик,
Иль ещё напасть какая?»

Но Татьяна не ответит,
Нынче плохо очень ей.
Ведь в душе гуляет ветер,
Мрачный, хладный ледовей.

Пустота в ней поселилась,
Серой краской мир раскрашен.
Темнота вокруг сгустилась,
Тане нашей очень страшно.

Тонет, бедная, в пучине,
И она не отпускает.
Какова тому причина,
И сама не понимает.

По щеке слеза скатилась,
А за ней спешит другая.
Будто в бездну опустилась,
Боль в груди всё нарастает.

Тьма сгущается сильнее,
Бездна стала только глубже.
Веселиться не умеет,
Больше радости не будет.

Таня плачет постоянно,
Дни слились все воедино.
Она стала очень странной,
И друзья проходят мимо.

Одиночество и слёзы –
Вот что стало теперь нормой.
Это словно дождь и грозы,
Будто быстрый смерч огромный.

Таня в яростной пучине,
Она её захватила.
По неведомой причине
Тьма бедняжку поглотила.

И так длится бесконечно,
Не видать нигде спасенья.
Ведь депрессия извечна.
Как найти освобожденье.

Тьма и серость постоянны,
Слёзы станут вашим другом.
Для нормальных это странно,
Но обычно для недуга.
К главному вопросу о жизни, вселенной и всяком таком (ответ: 42) добавляется ещё один.
Есть ли авторы мужчины, которые пишут ромфант?
Оставим за бортом эротику, порно, стеб и прочие частушки. Серьёзный ромфант. Про любовь, чувства, интриги, тайны, разлученных ромео и джульетт, про непременные свадьбы и злодеев, вредных подружек и коварных мачех с дочками. Можно даже без магии.

Припоминаются совсем мало героев.
Макс Мах "Каникулы в волшебной стране" ("История Золушки"), "Дама Пик".
Марик Лернер "Всё не так, как кажется". Но там больше городская боярка, хотя и романтика есть.  
Джон Диксон Карр "Ньюгейтская невеста". Это с уклоном в детектив.

Да и всё. Навскидку больше и нет.
Припомните что-нибудь?
Холодные белые стены, забранное толстой решёткой окно, сквозь которое едва проникает мрачный свет серого пасмурного неба, жёсткая железная кровать с тощим матрасом и ремнями, которыми фиксируют буйного во время припадка. Палата. Да. Это палата в психиатрической больнице. А я – псих, её вечный пленник. Псих, пациент больницы. И я безумен.

***
Он всегда приходит ночью. У Него множество разных ликов, которые Он меняет так же стремительно, как хамелеон меняет цвет. Его не останавливают даже закрытые двери, и это пугает больше всего. Не понимаю, почему охранники пропускают Его, почему не видят. А может просто не хотят замечать? А может это сговор? Но что Он пообещал им? Он всемогущ! Он подходит ко мне. Раздаётся его жуткий издевательский смех.
- Да куда ты денешься? Тебе не уйти от меня. Я – это ТЫ!
Он всё ближе. Его руки-щупальца тянутся ко мне. Они проникают в меня. О, эта боль! В груди разливается огонь, будто там течёт раскалённая лава. Он сейчас завладеет мной, заберёт мою душу... Нет, я не хочу! Я кричу... пытаюсь вырваться. Я должен!
Вспыхнул яркий свет. Вбежали санитары. Я лежу на полу прижатый, обездвиженный. Меня скрутили. Голоса.
- Вы почему его не зафиксировали ремнями?
- Он же был спокойным…
- Идиоты! Это отделение для буйных! Все пациенты должны быть зафиксированы! Всех ко мне в кабинет! Да держите его! Мне нужно сделать укол!
Острая игла вонзилась в меня. Предатели! Изверги! Они же Его агенты! Как я этого раньше не понял? Тьма... она настигает... я слабею. Тьма поглощает меня... Не спать... не поддаваться. Не спа...
Снова общая палата. Но мои соседи... с ними что-то не так. На соседней кровати сидит какая-то горилла. Она как-то странно «улыбается». У меня мурашки по спине бегут от этого оскала. А что это за чирикание раздаётся справа? Кто это? Что за гуманоид? С какой планеты он прилетел?
- Ты марсианин?
- Что? Ты о чём?
- Что ты сказал? Не понимаю я ваш марсианский. Эй! Ты куда?
Выхожу из палаты и будто попадаю на другую планету. Со стен свисают какие-то кислотно-зелёные щупальца. Они тянутся повсюду. Да и сами стены какого-то странного кровавого цвета. Они, как губка, она дышит и издаёт какие-то чавкающие звуки. Отшатнулся от неё. Не хочу к этому прикасаться.
По коридору идёт огромный волк. Его шерсть всклокочена, с оскаленной пасти капает слюна, она ядовита. Он посмотрел на меня! Нет! Это посланник Многоликого! Он пришёл за мной! А за ним идут его собратья. Меня окружают!
- Ааааааааааа!!!
Бегу по коридору, который превращается сначала в лабиринт, а затем в бесконечную трубу, покрытую чавкающей губкой. Меня хватают. Укол, и снова меня поглощает Тьма.
И снова я привязан ремнями к жёсткой железной койке. Темно. Вдруг где-то в темноте раздаётся мерзкое хихиканье. Затем укол, ещё, ещё. Это комары! Они налетели на меня. Как больно! Их уколы становятся всё чаще.
И снова Он. Из тьмы вышел Многоликий. Он смотрит на меня.
- Теперь тебе никуда не деться. Теперь ты мой!
Он снова смеётся. Лики сменяют друг друга. Всё чаще и чаще. Он всемогущ, и теперь я в его власти. О, нет! Помогите мне!
- Помогите!
Почему никто не пришёл? Почему меня не слышат? Многоликий всё ближе. Он склонился надо мной. Его слюна капает мне на лицо. Как больно! Его рот открылся. Там масса острых, как иглы, огромных зубов, которые так же принимают различную форму. Этот рот, как бездонная дыра. Он становится всё больше. Моё тело будто приподнимается. Язык многоликого обвивает меня. Он весь покрыт присосками. Они держат крепко. Меня затягивает в это огромный рот. Всё глубже. Я больше не могу сопротивляться.
- Помогите!
Она уже близко. Она здесь.
ТЬМА.