Panda ищет: 
Здравствуйте, помогите пожалуйста найти книгу. Последний раз читал в 2018, на вид староватая (желтоватые страницы), скорее всего перевод на русский
Сюжет: история проходит в англоговорящей стране (скорее всего Америка). Главный герой прошел войну, где потерял друга и повредил ноги (может передвигаться без коляски) от взрыва гранаты. После войны он и его друг начали свой путь в киноиндустрии. Больше особо не помню
 Надо убираться из страны навсегда, сегодня ты ушел от них, но так вечно не будет, нельзя вечно убегать, босс отправит за тобой других. Хотя ты и не нарушал кодекса, ты с самого начала предупредил босса, что ты не убиваешь женщин, он это принял, ему твои принципы понравились, ты сумел стать для него незаменимым, он всегда давал тебе сложные поручения, ты стал его личным киллером, тебя знали, тебя уважали и что в результате? Увидев Марию с другим, босс озверел, приказал тебе ее устранить, ты ему напомнил условие, но босс посчитал, что Марии лучше умереть от твоих рук, чем от рук этого мясника Серджио, босс сказал, что, несмотря на ее измену, он не хочет для нее страшной смерти, а ты сможешь сделать все  быстро. Ты еще раз напомнил об условии, но боссу все равно, он посчитал, что ты нарушаешь кодекс не выполняешь приказы, отправил против тебя этих двоих, дилетанты они конечно, но дуракам иногда  везет.» Лука Висконти, бывший сержант спецназа сухопутных войск Италии, а ныне профессиональный киллер семьи Гамбино лежал на кровати в своей квартире.  «Тебе уже 35, десять лет ты работаешь на семью, с тех пор как тебя выбросили из спецназа из-за  провала в той операции, ты не виноват был, но лучше сделать козлом отпущения желторотого сержанта, чем подполковника, который разрабатывал эту операцию. Потом та драка в баре, когда ты заступился за девчонку, покалечив того урода, ну а потом  к тебе пришли люди Педро Гамбино и предложили: либо ты работаешь на босса, поскольку урод оказался из его семьи, либо тебя закапывают. Ты согласился, а что тебе оставалось, ты всю жизнь убивал, ты только и умеешь убивать да выполнять приказы. И вот теперь из-за невыполнения приказа тебя загнали как зверя. Если хочешь выжить, а ты хочешь выжить тебе надо исчезнуть, тебе нужны новые документы, нужно уехать в другую страну, куда например?, например, в Турцию, в Стамбул, ты не будешь выделяться внешне, тебе нужно сменить род занятий, хотя бы не полностью, ты умеешь в жизни две вещи: убивать и служить, ну вот убивать надо оставить, а вот служить это можно, вот только кем, телохранителем, нет, отпадает, если уж менять жизнь то так чтобы следа не осталось, дворецким, управляющим- Лука усмехнулся- дворецкий? а что, неплохо, только дворецким у человека который будет тебя уважать, ты ведь привык к уважению, у человека  у которого будут свои принципы, так же как у тебя, у человека который все-таки несмотря ни на что, еще сохранил в себе чувство достоинства и гордости, ну и конечно чтобы обладал деньгами, жить то на что-то надо, к роскоши ты безразличен, но достойные деньги – это хорошо. Значит, решено, завтра я наведаюсь к Рикардо, пусть делает мне новые документы, нужно исчезнуть для босса не просто так, нужно инсценировать свою смерть, закрыть счет в банке и все, прощай старая жизнь.
  10 лет спустя
Он поднялся в свою квартиру и, открыв дверь, зашел. Раздевшись, прошел в кухню и, выложив из пакета продукты начал готовить себе ужин. Поужинав и приготовив себе кофе, он прошел в комнату сел в кресло и взяв в руки телефон набрал номер

-Алло, госпожа Озге? Это господин Дженгер вас беспокоит, да, да господин Омер сегодня выдал мне полный расчет, мы попрощались с ним. Жалко ли мне? Конечно, я 10 лет у него шофером проработал, да, я все понимаю, ничего, господин Омер покидает страну, так что ничего страшного, буду что-то другое искать. Что? Работа для меня? Управляющим? У кого? Так, понятно, да я слышал, согласен ли, конечно. Значит, договорились, завтра я зайду к вам за документами. Спасибо госпожа Озге, спасибо.
Дженгер положил трубку и, взяв кружку с кофе задумался. Человеческая жизнь –интересна, вот уже 10 лет он живет в Стамбуле,  с тех пор как покинул Италию, уйдя от погони от этих двух головорезов он якобы упал в пропасть, хотя упала его машина, он сумел выпрыгнуть и спрятаться в кустах, он видел как они звонят боссу и говорят что с ним покончено, машина взорвалась, нет больше Луки Висконти. Выбравшись из кустов и добравшись до своей квартиры, он собрал все свои вещи, за неделю до этого снял все деньги в банке, вышел из квартиры, забрал в почтовом ящике свои новые документы и доехав до аэропорта сел в самолет на Стамбул. Все, прощай Лука Висконти, прощай Италия, теперь он Дженгер Гезу, здравствуй Стамбул.
Прилетев в Стамбул, он первым делом зарегистрировался в агентстве по найму, открыл счет в банке, нашел себе недорогую квартиру, через неделю ему позвонили и предложили работать личным шофером господина Омера, владельца одного из банков. Он проработал 10 лет, у господина Омера, хозяин оказался неплохим человеком, он ценил его, но все-таки иногда проскальзывало высокомерие. Ему все - таки хотелось более уважительного отношения, ему хотелось более сильного хозяина, с которым, если позволят обстоятельства, можно даже быть на равных.
За эти годы он выучил турецкий язык, привык к своему имени, привык к уровню жизни, культуре, сменил религию. Сейчас ему 45, он вполне доволен жизнью, вот только с хозяином пришлось расстаться. Ничего, ему предложили новую работу, назвали имя. Дженгер поставил кружку на стол и открыл ноутбук, ввел имя в строку поиска и начал изучать информацию. Через два часа отодвинув ноутбук, он понял, что не зря согласился на предложение госпожи Озге. Полученная информация вызывала уважение, Дженгер и раньше слышал это имя, но прочитав все, что было на этого человека он понял, что кажется, нашел себе того самого хозяина.
На следующее утро он зашел в агентство по найму и забрав рекомендательные письма отправился по указанному адресу. Подойдя к дому Дженгер остановился, он внимательно рассмотрел и сам дом, и территорию за воротами, ему понравилось то, что он увидел: спокойно, без излишней роскоши, надежно и красиво. К воротам подошел охранник.
-Вы кого-то ищете, господин?
-Да, скажите, это дом господина Ямана Кырымлы?

-Али, ты зачем туда залез? Слезай немедленно. Услышав грозный окрик матери, Али чуть было не разжал руки, но в последний момент, перехватив ветку, второй рукой дотянулся до белого пушистого кота. Подхватив его Али, аккуратно спустился с дерева.
-Мама, я должен был спасти Кирпи, я ведь будущий полицейский, а полицейские всегда кого-нибудь спасают.
- Только этого мне не хватало - Фатима Озкая ворча, направилась к дому- мало мне того, что твой отец всю жизнь отдал этой полиции и что получил взамен? Ранение в ногу, слава Аллаху, что хоть отделался хромотой, да пенсию, которая хоть и позволяет нам жить безбедно, но все-таки недостаточно хорошо как живут другие. Она вошла в дом, прошла к креслу, и села в него. Взяв в руки кусок ткани, продолжила шить начатое платье.
-Мама, ну ты зря волнуешься - 15-летний Али, подошел к матери и, опустившись на колени, обнял мать - со мной ничего не случится, я стану полицейским и не просто, а комиссаром, комиссар Али, красиво звучит? Али отпустил мать, заглянув ей в глаза. Мать грустно улыбалась, Али вздохнув, снова обнял мать - все нормально мама, я тебе обещаю, я стану таким же, как отец, папа, я же стану таким как ты? Али взглянул на вошедшего в комнату отца.
Хасан Озкая, бывший комиссар полиции, а ныне пенсионер, после ранения, не сдался, не пал духом, а устроился работать преподавателем в полицейскую академию. Вот и сейчас, опираясь на трость но, стараясь держать спину прямо, Хасан подошел к жене и, обняв ее и сына сказал: «Не волнуйся Фатима, ты же знаешь, что наш сын всегда выполняет обещание, он многого добьется в жизни и станет комиссаром, ну право Фатима, ну кем ему быть с его характером, не портным же, как ты?» Поцеловав жену в щеку Хасан спросил:
-Али, я еду в полицейскую академию, на занятия, тебя подвезти до школы?
-Нет, папа, спасибо, еще рано, я сам доеду на автобусе. Я пойду в свою комнату
-Хасан, ты поздно вернешься?-спросила Фатима
-Нет, занятия сегодня до шести часов вечера, я вернусь к семи часам. Хасан взял трость и вышел из комнаты.
-Мама, я в своей комнате-Али поднялся с пола и ушел
Фатима вздохнула и продев нитку в иголку продолжила шить. Беспокойство за сына не отступало. «Али ее единственный сын, нет, там еще были, перестань Фатима, ты закрыла дверь в ту жизнь, не вспоминай, ты теперь не Фатима Кырымлы жалкая нищая прачка, мать слабоумного идиота, отчаянного дурака и волчонка, ты теперь Фатима Озкая, жена полицейского Хасана, швея, у тебя хороший дом, достаток, у тебя красивый сын Али, вспомни, как радовался Хасан, когда ты сказала что беременна, как он нежно взял сына на руки в первый раз, он помогал тебе с сыном, несмотря на свою работу, он не отворачивался от тебя после родов, смотрел с восхищением, даже сейчас спустя 15 лет, ты для него самая красивая женщина, так что перестань, там ничего за спиной нет, нет тех троих.». Фатима дошила платье и аккуратно повесив его на вешалку, взяла следующий кусок ткани.
15 лет спустя.
Комиссар Али, молодой красивый 30-летний мужчина, с карими глазами и стройной фигурой, вошел в комнату и поздоровался с Ибрагимом и Карой, снял куртку и, повесив ее на вешалку, поправив пистолет за ремнем, сел за свой стол. Включив компьютер, придвинув папки с уголовными делами, Али начал просматривать их. Убийства, грабежи, жалобы, торговля наркотиками - этот мир не меняется-думал Али- 8 лет в должности полицейского и 2 года в должности комиссара, каждый день одно и тоже- но мне нисколько не надоедает моя работа, мне нравится, раскрыв одно убийство и наказав виновного, на одного убийцу в мире стало меньше, нравится, уничтожив очередную партию наркотиков, мы немного сделали так, что наркотиков стало меньше в мире. Али листал папки и вспоминал.
После окончания школы и полицейской академии, благодаря кое-каким связям отца, оставшихся и после его ухода из полиции, Али взяли на работу в отдел по раскрытию тяжких преступлений. Его прикрепили в помощники к старому другу отца, дяде Сулейману. Дядя Сулейман стал для него настоящим учителем, он научил Али тонкостям полицейской работы, научил его никогда не терять хладнокровие в любых ситуациях. 20-летний Али слушал, учился, получал звания, был отмечен наградами за участие в нескольких операциях и спустя 8 лет, -28 летний Али, наконец- то получил звание комиссара.
Его перевели в отдельную комнату, к нему в отдел перевели программиста Ибрагима, неплохого парня, с одним единственным недостатком-Ибрагим очень любил поесть, он постоянно что-то жевал, в основном сладости, но Али знал что при этом его недостатке, Ибрагим  мог достать любую информацию из недр компьютера, мог вскрыть любой файл. Еще через несколько месяцев в отдел пришла работать Кара, серьезная девушка, хороший оперативник, мастер допросов и слежки.
Али придвинул к себе последнюю папку с уголовным делом и в этот момент в комнату вошел начальник департамента полиции. Али, Ибрагим и Кара встали.
-Господин начальник-Али чуть склонил голову-
-Али, вот тебе новый сотрудник -начальник департамента показал рукой на молодого парня, стоящего у него спиной. Парень подошел к Али и протянул ему руку - Рад познакомиться с вами комиссар, меня зовут Фырат.

 

 

Если вы приедете в Стамбул, обязательно посетите квартал Байрампаша. Здесь среди торговых центров, кафе и ресторанов, вы увидите небольшое двухэтажное здание. На первом этаже располагается магазин по продаже одежды. На вывеске, которая по вечерам освещается красивыми лампочками зеленого цвета, вы прочитаете «Магазин госпожи Адалет». Остановив свой взгляд на манекенах в красивой одежде, вы откроете дверь. Вы попадете в уютное большое помещение, стены которого выкрашены в светло-зеленый цвет, висящая под потолком золотая люстра освещает помещение мягким серебряным светом, освещая и эти стены и множество вешалок, на которых висит различная одежда. Чего здесь только нет: и платья всех цветов радуги, пиджаки, брюки, блузки, кофты,  рубашки, на стеллажах, что стоят вдоль стен, вы увидите аккуратно сложенные шарфы и перчатки. Увидев все это разнообразие и великолепие красок, не бойтесь потеряться, ведь если вы, подойдя к прилавку, возьмете в руку маленький колокольчик  и позвоните в него, то на его звон из-за ширмы, прикрывающей вход на лестницу второго этажа, выйдет сама госпожа Адалет. Она будет рада вас видеть, она поможет вам выбрать любой костюм, она подберет для вас самое красивое платье, вы уйдете довольными из ее магазина. Выйдя из магазина, вы заметите, что прохожие улыбаются, глядя на вас, нагруженного свертками, вы удивитесь и, остановив первого попавшегося прохожего, начнете расспрашивать его, что такое, почему люди улыбаются, и прохожий с удивлением воскликнет: «Вы ведь только что вышли из магазина госпожи Адалет, ее знают все, у нее самый лучший магазин, самая красивая одежда». Дойдя до первого попавшегося ресторанчика, вы решите выпить кофе, вы сядете за столик, сложите пакеты с одеждой на соседний стул. Проходящий мимо официант принесет вам кофе, увидев пакеты, улыбнется, и вы еще больше заинтригованный попросите официанта сесть с вами рядом и рассказать что же такого удивительного в магазинчике госпожи Адалет. И официант, присев на соседний стул, вам поведает удивительную историю.
     Госпожа Адалет не всегда была владелицей магазина одежды. Она с мужем и дочерью Неслихан  жили в конце квартала в небольшом доме. Муж госпожи Адалет работал в строительной фирме, госпожа Адалет с дочерью работали горничными в одном богатом доме. После того как муж госпожи Адалет умер от рака, дела у госпожи Адалет пошли хуже, пособия, что ей выплатила строительная фирма хватило на год, после чего госпоже Адалет и Неслихан пришлось жить только на деньги что они получали от своего хозяина, в доме которого работали. Госпожа Адалет и Неслихан не жаловались, они вообще обе были серьезными, особенно Неслихан, с детства она любила рисовать, пока другие девочки играли в куклы, маленькая Неслихан посещала школу рисования, она мечтала стать художником, мечтала, чтобы ее картины выставляли в лучших галереях Стамбула, но смерть отца и помощь матери отложили эти мечты на неопределенное время. Госпожа Адалет и Неслихан работая в доме, верили, что их жизнь изменится к лучшему. И такой случай наступил.
   Однажды вечером помыв в доме хозяина на кухне посуду и поставив вариться рис, госпожа Адалет и Неслихан решили сделать небольшой перерыв и выпить чашку кофе. Присев за стол госпожа Адалет задумчиво пила кофе, а Неслихан разложив на столе карандаши и бумагу принялась рисовать портрет хозяина. Сегодня утром она видела как хозяин одетый в дорогой костюм сел в машину и уехал на работу. Неслихан хотелось нарисовать его портрет, отблагодарить за отношение к ней и ее матери.
-Что ты рисуешь, доченька?-спросила госпожа Адалет
-Портрет нашего хозяина мама, хочу подарить ему, отблагодарить за его хорошее отношение к нам.
-Я буду рад получить портрет из твоих рук Неслихан-голос хозяина за спиной заставил Неслихан и госпожу Адалет быстро встать со стула.
-Простите господин Саид,-Неслихан растерялась,-я не хотела.
-Ничего страшного Неслихан, я уже здесь минут 10 нахожусь, вы с мамой так увлеклись, что не заметили меня. Господин Саид подошел к столу и, взяв рисунки начал рассматривать их. На одном из них был изображен он, садящийся в машину, на другом его жена в красивом вечернем платье.
-У вас талант Неслихан, вы очень красиво рисуете, вы не хотите стать дизайнером в будущем?
Неслихан растерялась, – дизайнером -это было бы здорово, господин Саид, мне нравится когда люди хорошо одеты.
-Решено, Неслихан, за вашу с мамой работу, за ту чистоту, в которой вы содержите мой дом, за ту еду, которой вы с мамой кормите меня и мою семью я оплачу вам учебу в школе рисования, вы окончите дизайнерские курсы, я помогу снять помещение под магазин одежды, да, почему бы и нет, ты, Неслихан, будешь рисовать эскизы, вы  наймете работников которые будут шить по вашим эскизам, а госпожа Адалет будет продавать готовую одежду.
Неслихан и госпожа Адалет растерялись еще больше, -но нам нечем вам отплатить, господин Саид,- сказала Неслихан
-Почему нечем? Вы мне подарите эти рисунки, нарисуйте еще моего сына и дочь и мы в расчете,-улыбнулся господин Саид.
Господин Саид сдержал свое слово. Он оплатил учебу Неслихан, он помог госпоже Адалет арендовать небольшое здание, в начале квартала, на первом этаже которого расположился магазин, а на втором этаже уютная небольшая квартира для них обеих, над зданием расположилась красивая вывеска,  несколько девушек в округе за небольшую плату взялись шить одежду по эскизам Неслихан. Вскоре витрину магазина украсили манекены одетые в яркие платья и костюмы, проходящие мимо прохожие останавливались, смотрели на это великолепие красок и открывали дверь магазина.
Спустя несколько лет магазин госпожи Адалет стал самым популярным местом в квартале. Людям нравилось уютная атмосфера, нравилась одежда. Нравилась госпожа Адалет, всегда приветливая, она всегда встречала каждого покупателя с улыбкой, нравилась Неслихан, всегда серьезная, жители квартала каждый вечер видели свет в комнате ее окна, видели ее освещенный силуэт склонившийся за столом «наверно опять рисует» - тихо шептались они, «значит в магазине опять появятся красивые вещи»,- радовались другие.
Дослушав официанта до конца и допив кофе, вы возьмете в руки свои пакеты и выйдете на улицу. Еще раз, посмотрев  на магазин госпожи Адалет, вы улыбнетесь, и проследив как очень красивый молодой человек открывает дверь магазина, медленно пойдете по улице.

«Вот так-то, теперь этот противный мальчишка больше не будет ее обижать»-13-летняя Кераз еще раз кинула камень вслед убегающему мальчику и подошла к маленькой девочке, сидящей на земле - вставай маленькая, он тебя больше не будет обижать». Девочка встала и, вытирая слезы, подняла с земли куклу. «Давай я тебя домой отведу -предложила Кераз. Кераз взяла девочку за руку и повела ее домой. Проводив девочку до дома, Кераз поправив сумку на плече, пошла в овощную лавку. Сегодня она вышла из дома пораньше, чтобы успеть купить овощей, продуктов, свежего молока и сыра но, увидев, как соседский мальчишка бьет, маленькую девочку, не смогла пройти мимо.
   Она всегда была такой, если видела, что кого-то обижают, то всегда лезла в драку чтобы защитить. Ее старший брат всегда говорил ей, что она позор семьи, что от нее всегда неприятности, все соседи жалуются на нее. Кераз в такие моменты пыталась оправдываться, пыталась доказать брату что она не виновата, что она всего лишь обидчиков наказывает, но брат не желал ничего слушать, он прогонял ее в ее  комнату, запирая ее. Однако у Кераз был запасной ключ, однажды потихоньку стащив связку у брата, она сделала себе дубликат, и теперь как только брат уходил из дома, Кераз спокойно выходила из комнаты и занималась хозяйством по дому. Ей нравилось готовить, нравилась чистота в доме. С тех пор как умерли родители, все домашнее хозяйство легло на ее плечи. Однако и здесь брат издевался над ней, он все время говорил, что готовит она отвратительно, что в доме грязно. Кераз ненавидела брата, она мечтала побыстрее закончить школу и уехать в Стамбул, поступить на курсы горничной. Кераз решила, что поскольку готовить и вести домашнее хозяйство ей очень нравится, значит надо связать свою жизнь с этим, она мечтала работать в какой-нибудь гостинице или ресторане, где ее бы уважали, не оскорбляли, мечтала встретить мужчину, который бы принял ее такую, какая она есть, с ее милой внешностью, маленьким носиком, с боевым характером.
10 лет спустя
 Кераз заправила кровать и включив пылесос начала убирать номер. Водя щеткой по пушистому ковру, она вспоминала.
После окончания школы Кераз уведомила брата о том, что хочет уехать в Стамбул, поступать в колледж. Она сказала, что не собирается возвращаться, что ее не надо искать, она не пропадет. Брат пожал плечами и сказал, что он и не собирается, что он очень счастлив, что она наконец-то уберется из дома и больше не будет его позорить. Кераз взяла сумку, вышла из дома, доехала до вокзала и сев в автобус навсегда покинула город.
Приехав в Стамбул, она сняла маленькую комнатку в доме у пожилой женщины, брат счастливый, что она уезжает, подарил ей большую сумму денег. Прожив несколько недель, Кераз поняла, что денег надолго не хватит, жизнь в столице отличалась от жизни в ее городе, ей нужно не только учиться, но и работать. Она поступила на курсы по подготовке горничных, ей удалось устроиться работать в небольшой отель, ее взяли в помощницы старшей горничной, которая была очень этому рада и с удовольствием обучала девушку. Узнав, что она еще умеет готовить, хозяин отеля обещал после окончания училища перевести ее работать на кухню, помощником повара. Окончив училище, Кераз осталась работать в этом отеле горничной, к сожалению,  свое обещание хозяин выполнить не смог, по истечении пяти лет дела стали идти все хуже и хуже,  в районе строили новые отели, гораздо лучше гораздо богаче, постояльцев уже не привлекал маленький симпатичный отель.
Сегодня вечером хозяин объявил, что он ждет весь персонал в своем кабинете. Кераз закончив убирать номер, еще раз проверив, не остался ли где мусор, поправила подушки на кровати, грустно вздохнула и вышла в коридор. Подойдя к кабинету хозяина Кераз увидела, что возле кабинета собрались все работники, хозяин решил разговаривать с каждым отдельно. Войдя в кабинет, Кераз остановилась возле стола.
-Кераз, ты знаешь, что дела идут все хуже и хуже-хозяин нервничал-я вынужден закрыть отель и уволить всех работников, поверь мне очень жалко расставаться со всеми, с тобой особенно, ты прекрасно выполняла свою работу, я знаю, что ты прекрасно готовишь, я уверен, что ты сможешь себе найти работу. Возьми, это твое жалование-хозяин протянул ей довольно большой конверт- тут должно хватить примерно на полгода, ты девушка скромная, все быстро не истратишь. Кераз взяла конверт и, попрощавшись, пошла к выходу – подожди - хозяин встал из-за стола и, подойдя к ней, протянул ей листок бумаги-это адрес, сходи туда-может что-то и получится. Кераз вышла из кабинета хозяина, обняла всех, с кем проработала эти пять и ушла
Кераз вышла из отеля и, взглянув на листок бумаги, что дал ей хозяин, пошла к автобусной остановке. Проехав несколько остановок, она вышла из автобуса и, пройдя несколько улиц, обратилась к проходящей мимо женщине:
-Подскажите, пожалуйста, как пройти к ресторану господина Селима?

 

 

«Котлетка, помидорка, чай,» - 14-летний Нидим посмотрел на свою тарелку после чего перевел взгляд на отца. Отец Ариф стоя возле плиты переворачивал очередную порцию. Нидим смотрел как ловко его отец это делает, после чего обвел взглядом помещение старого ресторана. На открытой террасе стояло шесть столиков, за одним из них сидела молодая пара, за вторым он, все, ресторан был пуст. «Да, отцу надо что-то делать, иначе придет полное разорение, его ресторан один из многих, в нашем районе полно таких, завлечь нечем, люди приходят сюда ни сколько поесть, сколько спросить совета у него, послушать его речи, отцу нравится это, он не особо обращает внимание на деньги, ему нравится общение, ему нравится, что его советы и речи помогают людям, но блага материального мира никто не отменял, налоги, одежда, закупка продуктов-все это требует денег. Нидим сидел за столом прихлебывая чай и думал. «Надо что-то делать, надо убедить отца покинуть это место, переехать в другой район, нет, пусть продолжает заниматься своим делом, только нужно это сделать так, чтобы, будучи как все- быть единственным, среди множества владельцев ресторана- быть единственным.
Нидима с детства отличали от остальных две черты характера: спокойствие и ум. Он умел думать, и он умел избегать конфликтов там, где их действительно можно избежать. Нет, он мог броситься на обидчика с кулаками, особенно если задевали в разговорах его отца. Он мог влезть в драку, но если он видел, что с помощью хорошо продуманного плана можно нанести противнику вред гораздо больший, то просто разворачивался и уходил. Отец научил его, что нельзя начинать задуманное с первой пришедшей идеи в голову, нужно тщательно продумать. Ведь малейшая ошибка может привести к печальным последствиям. Вот и сейчас думая над тем как помочь отцу выбраться из этой жизни, Нидим решил, что нужно сначала придумать, как сделать так чтобы отец среди многих владельцев ресторана стал единственным. «Людям доставляет удовольствие еда,- он вдруг заметил, что пара сидящая за столом пересела за другой столик поближе к выходу- зачем они пересели - он увидел, что пара задумчиво смотрит на вечернее небо- им нужен красивый вид, они хотят ужинать и видеть перед сбой красивое, они пересели потому что от печи доносился жар, им не комфортно стало, а что, если посоветовать отцу совместить красивый вид и еду? ужин на природе, да точно, кафе в лесу, столики, еда, никакой крыши, никаких стен. Это будет потрясающе, ни у кого такого нет, еда отца и так славится в округе, а если еще в такой необычной обстановке, то это будет потрясающе. Нужно будет продать это кафе и наш старый дом, на вырученные деньги мы сможем переехать в другой, в более лучшем районе, что касается кафе посреди леса, там не будет много затрат, те же столики, таже печь. Чем дольше Нидим обдумывал эту идею тем больше понимал, что она хорошая, она поможет им вырваться из этого района, поможет улучшить их жизнь. «Отец уже немолод, пусть занимается по прежнему своим любимым делом, но в гораздо лучших условиях, пусть то оставшееся время, которое у него осталось он проживет не в том старом доме в котором мы живем и работает не среди этих старых стен.»
Отец Ариф закончил переворачивать котлеты, выложил порцию на тарелку. На сегодня   все, посетители ушли, можно закрывать ресторан. Он налил себе чашку чая и подсел к сыну за столик.
-Говори, сынок-отец Ариф отбил маленький глоток чая
Нидим даже не удивился, тому что его отец понял по его виду, что сын хочет что-то сказать.
-Отец, я хочу изменить нашу с тобой жизнь. Хочу, чтобы кончилось это бедное существование. Я понимаю, что ты сейчас скажешь, что на все воля Аллаха, но я не думаю, что Аллах придумывая твою судьбу, придумал что ты вечно будешь жарить котлеты в грязном старом ресторане и жить в старом доме.
Отец Ариф улыбнулся-говори, сынок, что ты придумал, если Аллаху понравится твой план, я не думаю, что он сильно на тебя рассердится.
Нидим рассказал о своей идее. После того как, Нидим замолчал, отец Ариф долго сидел молча, после чего сказал:
-Мне нравится твоя идея сынок. Может с переменами в моей жизни наступят перемены и в твоей жизни. Что бы ты хотел в своей жизни? Каким ты себя видишь?
Нидим задумался. «Что бы он хотел?   Кем он себя видит? Он умеет думать, он умеет быть спокойным, он умеет защищать, он занимается спортом, в конце концов ему не раз местные девчонки говорили, что он красивый, не красавчик, не симпатяга, а красивый. Нидим тогда не знал куда деваться от смущения. Эти слово «красивый звучало как-то по - взрослому.
-Отец, я хотел бы быть в жизни телохранителем-отец Ариф поморщился- нет, отец, ты не понял, я хотел бы быть братом этому человеку, охранять его и его семью от врагов, но при этом чтобы этот человек и сам мог справляться со- своими врагам. Чтобы он мог в любой ситуации рассчитывать на меня, но и я знал бы что, если мне понадобится помощь я смог бы обратиться к нему.
Отец Ариф выслушал- сынок, ты поставил себе неплохие цели в жизни, если тебе уже сейчас нравится твой жизненный путь, то ты не должен отступать, только идти по нему нужно медленно, не забегая вперед, прежде чем сделать шаг-внимательно смотри, куда ставишь ногу. Запомни, даже дорога в тысячу шагов начинается с первого шага.
Им довольно быстро удалось продать кафе и их старый дом. На вырученные деньги они купили дом побольше двумя кварталами дальше. Недалеко от их дома находился небольшой лес, именно там отец Ариф и сделал свое кафе. Посреди леса были поставлены небольшие колоченные из дуба столики. Между деревьями были натянуты провода, на которых висели красивые фонари. По вечерам они своим желтым светом озаряли поляну, освещая деревья и траву, казалось среди травы рассыпаны золотые монеты. Также был приобретен небольшой автобус, который разместил в себе небольшую печь и полки с банками пряностей и небольшой холодильник для продуктов.  
Кафе отца Арифа стало очень популярным, уже через год от посетителей не было отбоя. Люди приезжали из других районов, чтобы попробовать знаменитые котлеты отца Арифа. Нидим видел, как счастлив отец, он видел, что отец не отступает от себя, не только кормит людей, но и продолжает с ними беседовать. «Его жизнь изменилась, может вскоре и мои жизненные цели, моя цель стать телохранителем начнет сбываться». Нидим даже не подозревал, что совсем скоро он сделает первый шаг по дороге из тысячи шагов.

 

 Закрыв дверь за очередным пациентом, и сняв, белый халат, она положила его на спинку кресла. Попросив секретаря налить ей кофе, врач –психиатр Икпаль Гюлай вытянула ноги и откинувшись в кресле прикрыла глаза. Следующий пациент должен был прийти только через час, а значит, есть свободное время и можно чуть передохнуть. Вошедший секретарь поставил чашку кофе на стол и вышел, прикрыв за собой дверь. Икпаль открыла глаза, взяла чашку кофе и медленно стала пить. Она пила кофе, ее взгляд скользил по стенам кабинета. Дипломы, о ее квалификации, на которых золотыми буквами было написано имя, дипломы о награждении ее как лучшего врача-психиатра, и лучшего врача-психотерапевта к этому она всегда стремилась, большую часть своей жизни. Икпаль пила кофе и вспоминала.
 Ей всю жизнь нравилось быть в центре внимания, нравилось восхищение, нравилось, что о ней говорят, что ее хвалят, поэтому в детстве маленькая Икпаль хотела быть актрисой, причем знаменитой сразу, но судьба распорядилась по-другому. Однажды возвращаясь, домой со школы, она увидела, что соседский мальчик катается по земле изо рта у него текла пена, Икпаль подбежала к мальчику, и увидела, что у мальчика крепко сжаты зубы зрачков не было, испугавшись, она стала звать на помощь, выбежавший из соседнего кафе хозяин сразу все понял и, кинув ей ложку крикнул, чтобы она попыталась вставить ее в рот мальчика и разжать ему зубы пока он будет звонить в больницу. После нескольких попыток ей удалось это сделать. Приехавшая скорая положила мальчика на носилки и, задвинув их в машину уехала. Прежде чем двери машины закрылись, Икпаль увидела, что мальчик смотрит на нее глазами полные благодарности и восхищения. Дома, ложась спать Икпаль еще раз вспомнила все происшедшее за день и поняла, что ей понравилось, как на нее смотрел мальчик, она поняла, что если бы не она, то его бы не было на свете, ей понравилось то ощущение что она держала жизнь этого мальчика в руках, ей вдруг захотелось всю жизнь жить в ощущении, что именно от нее люди зависят, что именно она помогает им избавиться от их проблем. Засыпая, Икпаль решила, что она станет врачом.
 Поступив в медицинский университет к концу третьего курса Икпаль решила, что она не хочет после окончания университета быть врачом хирургом. Ведь врач хирург имеет власть только над телом человека, но ведь человек - это набор не только мяса и костей, это еще эмоции, чувства и, имея власть над телом, почему бы не иметь власть и над душой.
Окончив университет по специальности врач-психиатр, имея специализацию врача психотерапевта, она устроилась работать в одну из больниц Стамбула. Пееред ее глазами каждый день проходили сотни пациентов со своими фобиями, проблемами, страхами, она выслушивала, она лечила, она знала о каждом своем пациенте, одни выздоравливали быстро, другим требовалось больше времени и все они были зависимы от нее. Через несколько лет о ней заговорили, ее имя стали знать, как в медицинском мире Стамбула, так и в обычной жизни. Ее стали рекомендовать, ее стали узнавать, денежные средства, получаемые за работу в больнице позволили ей скопить необходимую сумму и  арендовать небольшое помещение под свой кабинет. Икпаль решила уйти из больницы и заняться частной практикой. Среди ее пациентов были не только люди среднего класса, но и люди, относящиеся к высшему обществу. Икпаль поражало, сколько фобий у этих богачей, она даже порой думала, что многие проблемы ее клиентов надуманные, глупые, ну право это ведь глупо и нелепо  отказываться  приема от пищи на три месяца из-за потери любимых часов, но Икпаль понимала, что за помощь в решении этих глупых проблем, за консультации и лечение от этих проблем она получает неплохие денежные средства, которые позволили ей, переехать из небольшой квартиры в свой дом в одном из состоятельных кварталов Стамбула, которые позволили ей купить машину и даже совершить круиз. Однако ей этого было мало, Икпаль стремилась туда, где крутятся не сотни тысяч лир, а миллионы, а еще лучше миллиарды, ей хотелось туда, где в кварталах стоят не просто хорошие дома, а роскошные особняки, ей хотелось общаться с сильными мира сего, бывать на приемах, чтобы все шептались за ее спиной «смотрите, это госпожа Икпаль Гюлай». Икпаль решила что попасть туда она сможет только если станет незаменимой для кого-нибудь, если станет женой такого богача, прибрав к его рукам не только тело но и душу.
И, похоже, что Фортуна протянула ей руку.
Неделю назад ей позвонил ее коллега, врач психиатр доктор Аслан, и рассказал, что у него уже 6 лет состоит на лечении пациент, страдающий боязнью общения с другими людьми, боязнью покидать свой дом, боязнью незнакомых мест. Благодаря лечению, удалось снизить процент страха этих фобий, однако до благоприятной картины при таких фобиях еще далеко. Поскольку он, доктор Аслан, в связи с переездом в США навсегда покидает Турцию, не возьмет ли госпожа Икпаль  этого пациента под свое наблюдение. На вопрос Икпаль «кто он» доктор Аслан ответил, что пациента зовут Зия Кырымлы, он старший брат известного миллиардера, владельца крупнейшей компании по международной морской торговле, Ямана Кырымлы, и старший брат   Ялчина Кырымлы, известного завсегдатая всех казино Стамбула
 Кырымлы-это фамилия была ей известна, она не раз видела фотографии среднего и младшего братьев в газетах, в светской хронике было интервью с младшим братом, прочитав его Икпаль поняла, что Яман Кырымлы человек про которого говорят, что он сделал себя сам, нищее детство, учеба, работа на износ-все это позволило достичь таких высот, при этом забота о больном старшем брате, надзор за средним, в том интервью Икпаль не нашла никакого подтекста что Яман Кырымлы каким-то образом недоволен судьбой.
Икпаль допила кофе и, отодвинув от себя чашку, взяла историю болезни Зии Кырымлы, которую ей накануне доставили из офиса доктора Аслана. Именно Зия Кырымлы был тем самым пациентом, который должен был подойти через час. Посмотрев на часы и увидев, что время еще есть, Икпаль решила заново просмотреть документы, она пролистала историю болезни, отметила, что лечение было проведено эффективно, что если вначале Зия Кырымлы мог находиться в кабинете доктора Аслана только в присутствии младшего брата и практически не разговаривать, то уже через два года благодаря лечению и назначению лекарств, он свободно мог общаться на темы касающиеся биологии, не впадал в панику если Яман Кырымлы уходил из кабинета, проявлял интерес к обстановке кабинета.
Закрыв историю болезни, Икпаль открыла ноутбук и еще раз прочитала интервью с Яманом Кырымлы «Да, достичь таких высот, не имея ничего в самом начале, надо обладать действительно стальным характером, при этом тащить на себе двух братьев старшего и среднего, не жалуясь и проклиная судьбу» Она вывела на экран фотографию Ямана Кырымлы.  Глядя в спокойные карие глаза, Икпаль подумала: «Яман Кырымлы, все хотят чего-то достичь в этой жизни, я хочу попасть в твой мир, и твой брат, его душа, которую ты держишь в своих руках,- нить Ариадны в этот мир. Посмотрим, сможешь ли ты и дальше удержать душу своего брата»,- Икпаль закрыла ноутбук, ее губы тронула улыбка превосходства. Она посмотрела на часы и в этот момент в дверь постучали.

  Он проснулся и, потянувшись, слез с кровати. Посмотрев на стену, на которой висели яркие рисунки, Юсуф залез на стул и, дотянувшись до стены, снял яркую бумажную цифру 6 и прикрепил вместо нее цифру 5. «Вот, уже не шесть дней до моего Дня рождения, а пять, через пять дней у меня День рождения, мне исполнится 6 лет». - подумал Юсуф. Аккуратно спустившись со стула, он достал из шкафа майку синего цвета с изображением кораблика и синие джинсы и начал одеваться. Еще год назад ему в этом помогала тетя-фея Сехер, но ему уже пять лет, дядя Нидим сказал, как то, «что быстро время летит, наш капитан Юсуф уже большой.». Ему нравилось быть большим, большой это значит, как дядя Яман, не совсем конечно, дядя Яман был очень большим, когда он подхватывал Юсуфа на руки, Юсуф чувствовал, как он взлетает вверх, и сердце замирало от восторга, но он будет таким, дядя Нидим ведь сказал, что время летит быстро.
Юсуф оделся и вышел из комнаты. В большом доме было, тихо, но это не означало, что все спят, наверно дедушка Дженгер уже на кухне, и бабушка Адалет там, он спустится, но сначала надо зайти ко всем в комнату и поздороваться. Юсуф подошел к комнате родителей и постучал. Он стал стучать после того как год назад очень плохо поступил. Юсуф стоял возле двери родителей дожидаясь разрешения войти и вспоминал. Тогда, год назад, папа пришел с работы и принес ему большую красную машинку, все находились в гостиной, и поэтому все стали рассматривать машинку и восхищаться, в гостиной не было только дяди Ямана и дяди Нидима, они были наверху в кабинете дяди, Юсуф схватил машинку побежал наверх и с разбегу влетел в кабинет дяди
-Дядя, дядя Нидим смотрите, папа купил мне машинку. Внезапно Юсуф осекся, он увидел, что дядя Яман повернулся и очень строго на него посмотрел, он увидел, что глаза дяди полны злости, посмотрев на дядю Нидима, Юсуф увидел, что и он недоволен, не так как дядя, но все- таки.
Подойди сюда Юсуф - сказал дядя. Юсуф помнил, что он тогда от неожиданности даже испугался,  дядя назвал по имени, дядя никогда не звал его Юсуф, всегда Частичка огня, правда Юсуф не понимал, почему, огонь ведь оранжевый, он видел его в камине, а сам Юсуф черноволосый как папа, правда у Юсуфа волосы кудрявые, у папы нет, и белокожий как мама, но потом для себя решил, что дядя зовет его Частичкой огня наверно из-за того что он родился в августе, в августе ведь листья оранжевые, как огонь, ну вот поэтому Частичка огня, Юсуфу нравилось, все же лучше чем заяц мой, как называл его друга Рашида его папа.
-Юсуф, подойди и сядь на диван,- Юсуф прижимая машинку и опустив голову подошел и сел- Юсуф, запомни, нельзя врываться так в комнаты к людям, даже если это твои родные, ты должен сначала постучать, когда тебе разрешат, ты можешь войти. Скажи, тебе понравилось бы, если бы я с дядей Нидимом вот так зашли к тебе и помешали твоим играм, рисованию? Юсуф подумал, что нет, ему не нравилось, когда его отвлекают от рисования, поэтому отрицательно покачал головой -  и нам это с дядей Нидимом не понравилось, что ты нас отвлек. Юсуф продолжал смотреть в пол, дядя Яман опустившись на одно колено перед ним и взяв за подбородок, сказал глядя в глаза:
-Ты меня понял? Ты сейчас дашь мне обещание, что всегда, ты понял, всегда, это значит всю жизнь, прежде чем войти, ты будешь стучать.
-Да, дядя, я обещаю, это не сложно, поднять руку и постучать, Юсуф заметил улыбку, скользнувшую по лицу дяди, посмотрел на дядю Нидима, то тоже улыбнулся.
-Раз уж ты ворвался сюда, Частичка огня, говори, что хотел- спросил дядя, Юсуф робко протянул машинку и чуть выдохнул, дядя назвал Частичкой огня, значит почти не сердится. Дядя взял машинку, посмотрел на нее, сказал, что она красивая, но играть они будут потом, а сейчас Юсуф должен выйти. Юсуф встал и вышел в коридор «Я больше так не буду поступать, не люблю, когда дядя сердится, страшновато становится, была бы здесь тетя, она бы дядю успокоила. Тетя, она фея, только она умеет прикоснуться к руке дяди, и он перестает злиться». Все это вспоминал маленький Юсуф, стоя перед комнатой родителей. Постучав и дождавшись разрешения войти, Юсуф открыл дверь и вошел.
 Мама сидела возле зеркала и расчесывала волосы, папа стоял возле другого зеркала и поправлял галстук. Юсуф подошел к маме и потянулся к ней, чтобы поцеловать в щеку, мама чуть недовольно поморщилась, но все-таки чуть наклонилась. Юсуф, поцеловав маму, подошел к отцу
-Что сын, что ты хотел? – спросил папа
-Вы пойдете на завтрак?
-Конечно, ты ведь знаешь, что практически всегда мы все собираемся за столом на завтрак, Юсуф заметил, что по лицу мамы скользнула улыбка, папа это тоже заметил
-Да, Кевсер, почти всегда, если кто-то завтракать не хочет, то он должен за столом объяснить причину - Юсуф почувствовал, что папа сердится - ты поняла Кевсер.Юсуф увидел, что мама слегка растерялась - я поняла Ялчин, извини, я пойду завтракать, сейчас причешусь, оденусь и пойду. Кевсер вышла в ванную. Юсуф сел на кровать родителей и стал ждать, когда мама оденется. Мама у него странная, -думал Юсуф, она напоминала Снежную королеву из сказки, она не любила особо играть с ним, говорила, что ей надоедает несколько часов подряд пускать кораблики в фонтане или катать машинку по земле, вообще не любила играть в футбол, играть в прятки. Она любила платья, красивые украшения, Юсуф не мог понять, зачем столько много платьев маме, она ведь даже некоторые никогда не одевала, Юсуф видел их в шкафу, у некоторых были даже не срезаны бумажки с цифрами, но маме нравилось, что у нее много платьев, много украшений. Тихонько вздохнув, Юсуф подумал, что пусть так, пусть у него будет такая мама, вот у его друга Рашида мамы совсем нет, это плохо, Рашид говорил, что его мама живет на небе, Юсуф подумал, что он бы не хотел, чтобы его мама жила на небе, пусть лучше здесь живет, не играет с ним, но не страшно, есть тетя-фея Сехер, есть дядя. Юсуф перевел взгляд на папу, стоящего возле зеркала и вставляющего запонки в манжеты. Папу он любил чуть больше чем маму, папа тоже иногда не хотел с ним играть, но папа покупал ему игрушки, правда он дарил их всегда на день рождения, редко, когда папа покупал просто так, когда Юсуф иногда гуляя с ним, просил новый пазл или новый мячик, папа морщился и спрашивал зачем ему пятый мячик, но потом все-таки покупал. К папе можно было подсесть рядом, когда иногда вечером папа со стаканом сока или чашкой кофе сидел в гостиной о чем-то задумавшись, Юсуф подходил и садился рядом, папа молча обнимал его за плечи и они так сидели, правда, разговаривать было нельзя, Юсуф это как-то знал, он откуда-то знал, что надо молчать, просто сидеть и молчать, это иногда было долго, иногда папа быстро выпивал свой сок или кофе, вставал и уходил.
    Наконец мама вышла из ванной, и они все трое вышли из комнаты. Спустившись по лестнице, они прошли в столовую и сели с правой стороны за стол, Юсуф сидел между мамой и папой, сначала мама, потом он, потом папа. В столовую приходили и садились все, кого он любил, вся его семья. Вот пришла тетя-фея Сехер, как всегда красивая, с ленточкой в волосах, в красивом платье, села за стол и назвала его единственным, она всегда его так называла; вот пришел и сел  рядом с ней дядя Зия, Юсуф знал что он болен,   правда у него не было температуры, он не чихал, но все говорили что он болен, Юсуф  для себя давно решил что он еще маленький чтобы это понять, но что он точно понимал, что дядю Зию надо любить;  рядом с дядей Зией сидел дядя Нидим, у него было оружие под пиджаком, Юсуф знал что такое оружие, это  такая страшная штука из которой вылетает кусочек железа и если попадет в тебя будет больно, однажды такая штука попала дяде Яману в плечо, он потом носил бинт и морщился, и у него было бледное лицо, дядю тогда нельзя было обнимать; рядом с дядей Нидимом сидела его жена, тетя Неслихан, она все время рисовала на бумаге людей в одежде, Юсуфу очень нравилось, он однажды тоже нарисовал человечка в шапочке показал тете, та почему то долго смеялась, Юсуф даже немного обиделся; рядом с тетей Неслихан сидели дядя Али и  тетя Кераз, дяди Али был комиссаром полиции, Юсуф обожал смотреть фильмы про полицейских, ему нравилось что они ничего не боятся, спасают людей, дядя Али тоже был такой смелый, а тетя Кераз работала в ресторане с тетей-феей Сехер; а вот бабушка Адалет и дедушка Дженгер, бабушка Адалет пекла замечательное лимонное курабье, Юсуф всегда столько много съедал, тетя-фея Сехер иногда сердилась, но Юсуф не мог остановиться, чтобы съесть одну штуку, так вкусно, дедушка Дженгер был серьезным, он следил, чтобы их служанка, сестра Эла не забывала убираться в доме, ездил за покупками, приносил дяде кофе в кабинет, и почему то старался не отходить от дяди Зии, правда недавно, Юсуф стал замечать, что многие, кто не был занят делами, старались не оставлять дядю Зию  одного, особенно если рядом была тетя Икпаль: Юсуф, повернул голову влево, и посмотрел на тетю, тетя Икпаль была врач психиатр, Юсуф однажды спросил  у тети как она лечит людей? делает уколы?, на что тетя усмехнулась и сказала, что больше разговаривает, что «старается держать душу человека в своих руках», Юсуф ничего не понял, но не стал переспрашивать, он знал, что есть вещи которые можно понять только став совсем большим;  к столу подошли дедушка Ариф и дядя Фырат, дедушка Ариф его очень часто брал в свой ресторанчик, Юсуф всегда был в восторге от того что кушать можно прямо в лесу, это не было похоже на пикник, на пикник всегда нужно с едой приходить, а здесь дедушка  Ариф сам готовил, подавал людям котлеты, даже Юсуфу позволял стоять рядом и переворачивать котлеты и наливать чай; дядя Фырат как всегда веселый, он тоже полицейский, как и дядя Али, он часто брал Юсуфа на прогулку в парк и там они веселились, они бегали, катались с горок, дядя Фырат ему все позволял, потом они всегда покупали много сладостей и садились где-нибудь за столик в кафе, все это съедали; последним к столу подошел дядя Яман, поздоровавшись со всеми легким кивком головы, Юсуф  обожал этот жест у дяди, он всегда удивлялся тому как дядя двигается, Юсуф решил что став постарше он выведает этот секрет у дяди и сам научится также, он сел во главе стола, повернувшись к тете-фее Сехер взял ее за руку и слегка коснувшись губами руки тети осторожно опустил на стол накрыв своей,  после чего пожелав всем приятного аппетита, подвинул к себе блюдо с сыром. Все начали накладывать себе на тарелку еду, Юсуф накрыл колени салфеткой также положил себе еды и еще раз посмотрев на всех начал кушать. Хорошо, что у него такая большая семья, столько любимых людей.

Детство

  Две сестры Кевсер и Сехер, а также их отец господин Абдулла жили в небольшом уютном доме в одном из районов Стамбула, который можно было назвать смешанным. Здесь жили и очень бедные люди, которые сидели целыми днями на тротуаре прося милостыню и более обеспеченные, которые работали в магазинах, в кафе, в ресторанах на фабрике игрушек находящейся неподалеку. Отец сестер как раз работал там водителем фургона развозящего игрушки по магазинам. Их семью можно было считать чуть более обеспеченной, чем остальных соседей, но все равно порой денег не хватало и тогда отец работал больше, стараясь накопить нужную сумму чтобы купить то что действительно было необходимо.

Их дом был уютным. Выкрашенный в голубой цвет, он блестел на солнце, а когда наступал вечер и на улице зажигались фонари, и дом в белом свете фонарей приобретал почему-то синий цвет. Маленькой Сехер всегда казалось это волшебством, она даже выбегала на улицу, чтобы посмотреть, как дом меняет цвет, отец всегда сердился, что она вечером выбегает, чтобы посмотреть на это, хотя и недалеко от дома, на противоположный конец улицы, но все равно, хоть все друг друга знали, но все-таки улица, вечер, маленькая девочка. Сехер всегда смеялась, глядя на сердитого отца и говорила, что с ней ничего не случится, она ведь по словам брата Фырата, маленький боевой львенок. Что правда то правда, сколько раз господин Абдула мазал ей разбитые коленки, сколько раз был свидетелем того, как его дочь валяет в пыли на земле соседского мальчишку за то, что тот толкнул ее или выдернул бантик из роскошных волос.        

Двор, окружающий их дом, был засажен цветами, розами и ромашками. Розы были любимыми цветами сестры, почему-то только белые. Сехер они казались какими-то величественными, неприступными, может потому, что, думала маленькая Сехер и сама Кевсер всегда была такой, неприступной девочкой, с вечно гордым и невозмутимым лицом, на котором отражались эмоции радости и веселья только при виде красивого платья или новых туфель, или небольшой суммы денег, что им иногда выдавал отец. Сама Сехер любила ромашки, они были яркие солнечные, девочке казалось даже, что они умеют разговаривать и все понимают, стоило Сехер утром выйти из дома и подойти к цветам, ромашки распускались и тянулись к ней. А вот розы нет, они оставались неприступными, казалось, что они даже отворачиваются от девочки, как бы давая ей понять, что не хотят ее видеть, что она им мешает. Сехер это не смущало, она за всеми цветами ухаживала одинаково, розы ей казались врединами, но сердиться на них не получалось, ну вредины они, что с этим поделаешь, «все разные, и цветы и люди», так объясняла мама Надире, «надо просто знать, когда вовремя остановиться чтобы уйти или перестать разговаривать, вот такими их Аллах создал, ничего не поделаешь».

    Господин Абдулла был вдовец. Его жена Зухра, умерла сразу после рождения Сехер. Однако девочки не были обделены женской лаской и любовью, соседка по улице, владелица кондитерской, госпожа Надире взяла дочерей на воспитание. Господин Абдулла мог быть спокоен, он был благодарен женщине за то, что она вскормила только что родившуюся Сехер, что приходит помогать ему по дому, по хозяйству, а когда дочери подросли, то она начала учить их вести хозяйство, водила в школу. Заменила им мать, учила всему, что должны знать и уметь девочки.

   Сестры были разными и по -внешности и по характеру. Старшая 9-ти летняя Кевсер была высокой светловолосой девочкой с голубыми глазами с невозмутимым лицом, на котором улыбка, появлялась только тогда, когда Кевсер видела новые платья, игрушки, обувь, красивые заколки, браслеты. Любимым занятием Кевсер было рассматривать себя в зеркале, примеряя новые платья, смотреть фильмы про красивую жизнь, в которых показывали жизнь миллиардеров, красивых детей у которых были красивые игрушки, много платьев и драгоценностей. Кевсер всегда в такие моменты говорила сестре, что когда она вырастит, она обязательно будет жить в большом доме, у нее будет много нарядов, драгоценностей, она будет ездить на большой красивой машине. Маленькая Сехер слушала и была немного рада за сестру, что у нее такие мечты, пусть и связанные с вещами. Сама Сехер мечтала, что когда она вырастит, встретить мужчину, мужчину, который будет любить ее, носить на руках,  который будет готов убить любого кто посмеет ее тронуть, нет, она и сама была боевой,  могла за себя постоять, но ей хотелось чтобы ее мужчина смог убивать одним только взглядом своих врагов, она однажды видела такое в кино, там главный герой просто посмотрел на парня, который хотел ударить его девушку и парень убежал, которому она родит детей, которого она тоже будет любить, любить так, что.., тут Сехер всегда терялась в мечтах, она не могла в мечтах сказать, как будет любить, для себя решила что очень, очень сильно, за которого будет драться, если опасность будет настолько велика, что даже он перед ней растеряется.

Младшая 8-ми летняя Сехер была также высокой, как и сестра только волосы ее были цвета каштана, зеленые глаза блестели на лице. В отличие от сестры, у которой лицо и глаза почти никогда не менялись, лицо, и глаза  Сехер умели говорить, они были спокойными, когда ничего не происходило, они были радостными, когда отец покупал новую куклу, глаза начинали блестеть зеленым светом, а на лице появлялась радостная улыбка, когда в кондитерской мамы Надире съедала пирожное, то на лице появлялось выражение смущения и невинного раскаяния от того что это пирожное третье по счету, глаза скромно опускались в пол, когда видела как соседские мальчишки кидали камни в сторону пожилой госпожи Назмие, то лицо начинало краснеть от гнева и ярости, а глаза начинали метать зеленые молнии. Вот такими они были сестры в детстве, сестры Кевсер и Сехер Керимуглу

  Юность. 10 лет спустя

   Выйдя из автобуса, они трое, Фырат, Кевсер и Сехер возвращались домой. Фырат шел, между сестрами держа их за руки. Они возвращались с занятий из университетов. 22-летний Фырат учился в полицейской академии, 19-ти летняя Кевсер училась в школе крупье, она не отказалась от своего детского замысла-мечты попасть в мир красивых платьев, больших домов и красивых машин, она хотела работать в казино, ей казалось, что только в казино она встретит мужчину, который подарит ей этот мир, поэтому закончив школу с медалью она поступила в школу, где обучали по профессии крупье, 18-летняя Сехер училась в университете на факультете поварского и кондитерского дела, ей всегда нравилось быть в кондитерской мамы Надире, она с удовольствием наблюдала, как люди приходят туда и покупают вкусные сладости, булочки, как благодарят маму Надире, что все вкусно, Сехер хотелось самой когда-нибудь также печь сладости, готовить вкусную еду, чтобы люди приходили в ресторан, уходили довольными, а она бы тихонько знала,  что это благодаря ей люди счастливы.

Несмотря на то что учебные заведения всех троих находились в разных районах Стамбула, Фырат Кевсер и Сехер договорились ездить с занятий и на занятия вместе, поэтому в зависимости от того, у кого раньше или позже заканчивались занятия, остальные всегда ждали на автобусной остановке.

Завернув за угол и подходя к своим домам Кевсер, Сехер и Фырат столкнулись с госпожой Назмие. Госпожу Назмие хорошо знали в районе, ее называли сумасшедшей, странной, блаженной, ясновидящей, старались проходить мимо. Это была пожилая женщина, одетая всегда в черное платье, она ходила по району, останавливала жителей района, что-то им говорила, потом шла в кондитерскую мамы Надире, любила долго сидеть за столиком  пить кофе и кушать малиновые пирожные. Сехер и Фырат никогда не боялись ее, она вызывала у них любопытство, как в сказке про Алису, которая из любопытства побежала за белым кроликом, в отличие от Кевсер, которая старалась держаться от нее подальше, всегда проходила мимо и не обращала на нее внимание.

 -Извините госпожа Назмие-сказала Сехер- Мы вас не толкнули?

Госпожа Назмие стояла и молча смотрела на них. Внимательно, посмотрев на Фырата, она сказала

-Ты станешь им другом, будешь им членом семьи

- Кому? – спросил Фырат

- Ему ты понравишься, второму станешь другом, еще один будет рад, что ты появился в их семье, а еще один отнесется к тебе нейтрально.

Чуть озадаченный Фырат пожал плечами, ничего не сказав.

Госпожа Назмие перевела свой взгляд на Кевсер, девушка, чуть презрительно сморщив носик, вскинула подбородок и посмотрела в ответ

-  А ты Кевсер Керимуглу, скоро попадешь в тот мир о котором мечтаешь

 Девушка усмехнулась

- Конечно госпожа Назмие, я ведь будущий крупье, буду работать в казино и обязательно через кого-нибудь попаду в мой мир.Госпожа Назмие не обращая на усмешку девушки продолжила

-Ты не просто попадешь туда через кого-то, ты встретишь его, выйдешь замуж. Правда любви не будет, скорее расчет, он тебе даст все что хочешь, а ты, все-таки несмотря на свою гордость и неприступность, будешь ему благодарна за это, он будет по-прежнему лететь как ветер, но ты будешь его одергивать своей невозмутимостью, он будет останавливаться, он будет благодарен тебе, что сумела вовремя остановить, а потом опять полетит.

«Вот только подкаблучника мне и не хватало»- подумала Кевсер, госпожа Назмие усмехнулась - не подкаблучник - Кевсер вздрогнула- нет, ветер, легкий ветер. Чуть испуганная, от того что госпожа Назмие услышала ее мысли, Кевсер отошла в сторону

Госпожа Назмие перевела свой взгляд на Сехер. Девушка стояла и весело улыбаясь смотрела на нее.

-Ну а мне что предскажете,-весело спросила Сехер

- Мужчину- спокойно сказала госпожа Назмие

-Ах мужчину, - Сехер развеселилась еще больше

-Мужчину, стоящего на тропинке, вокруг которой будут расти деревья, освещенного со спины лунным светом, того, кого ты третий месяц видишь во сне, того чье лицо ты не можешь рассмотреть из-за луны за его спиной, того кто подходит к тебе и взяв тебя за руку оставляет на запястье ожог от поцелуя после чего отступает назад, скрываясь в лунном свете,- Зверя.

Побледневшая, Сехер расширенными глазами смотрела на госпожу Назмие.

-Откуда вы знаете?- спросила она

Госпожа Назмие чуть усмехнувшись, молчала и продолжала смотреть на Сехер

-Хорошо - девушка успокоилась - может, скажете, что от него ждать от этого Зверя? А то вдруг съест меня - девушка чуть усмехнулась - а я молодая, красивая.

-Любви, страсти, нежности, детей - ты ведь хотела, чтобы он умел убивать взглядом- он будет, он будет гореть, когда будет обнимать тебя, он будет выть от тоски, когда ты будешь уходить он будет уважать тебя, уметь слушать, ты научишь его говорить без слов, сама научишься понимать его без слов.

-А я что? Не смотрите так госпожа Назмие, я не наивная дурочка, я знаю, что, если в отношениях кто-то отдает тебе, ты должен взять, но и что-то отдать взамен. Что я могу дать взамен этому Зверю?

Ну примерно тоже самое что и он, будешь гореть когда он тебя будет обнимать, будешь скучать и не находить себе места когда он будет уходить, подаришь ему детей, научишся сдерживать его ярость, когда он будет зол, ты будешь единственная в этом, никто больше не сможет, ты будешь знать когда ему нужно побыть одному, и ты не будешь обижаться на это, будешь лечить его, даже если он будет против, будешь иметь над ним власть.

-Власть?

-Ну когда рядом никого не будет, кроме комнаты, освещенной желтой лампой - усмехнулась госпожа Назмие. Сехер слегка покраснела, но промолчала, она знала, что это нормально между людьми, мама Надире им с сестрой объясняла, что происходит, когда мужчина и женщина остаются одни.

Госпожа Назмие еще раз внимательно посмотрев на всех троих развернулась и пошла в сторону своего дома.

Все трое смотрели ей вслед, когда госпожа Назмие скрылась за воротами своего дома, Фырат взял девушек под руки и они пошли домой.

Взрослая жизнь. 10 лет спустя.

Сотовый телефон лежащий на столе заиграл веселую мелодию. Держа в одной руке лопатку и переворачивая ею котлеты Сехер второй рукой дотянулась до телефона

-Алло? Да, Кевсер, нет ты не очень меня отвлекаешь

-Ты не забыла, что сегодня Ялчин везет нас знакомить со своей семьей? -донесся из трубки голос сестры

-Нет, Кевсер я не забыла к семи часам мы с Фыратом и мамой Надире будем готовы, будем ждать в ресторане у Селима

-Хорошо, тогда Ялчин заберет меня, и мы приедем за вами.

Сехер улыбнулась и положила трубку. Сегодня парень ее сестры Ялчин везет их на ужин, чтобы представить своей семье.

«Да, -усмехнулась Сехер, кто бы мог подумать, Кевсер нашла себе парня, из очень богатой семьи, в казино, и вот уже 6 месяцев с ним встречается. Правда, она и не скрывает, что он всего лишь средство для ее мечты, но мне порой кажется, что она все-таки испытывает к Ялчину симпатию.

Предсказание госпожи Назмие в отношении Кевсер исполнилось почти на половину-размышляла Сехер,- в отношении Фырата на маленькую четверть, после того как он закрыл комиссара Али от пули, получив ранение в плечо, он и комиссар стали друзьями, настоящими друзьями, осталось только понять, что означают слова госпожи Назмие в отношении того, что Фырат понравится одному, еще один будет рад что ты появился в их семье, а еще один отнесется к тебе нейтрально. Может и мне предсказанное скоро сбудется, и я встречу его – мужчину, освещенного лунным светом, -Зверя который будет любить меня и которого буду любить я- думала Сехер. За эти 10 лет я уже так привыкла к этому предсказанию, что готова к встрече со своим мужчиной»

   После окончания школы крупье, Кевсер почти сразу удалось устроиться в казино в центре Стамбула. Девушке там очень нравилось, каждый вечер приходя домой Кевсер с улыбкой на лице и с восторгом в глазах рассказывала, как там красиво, какие там красивые люди, мужчины женщины, как они одеты. Сехер слушала ее и удивлялась тем преображениям, которые происходили с сестрой в этот момент, все привыкли видеть неприступную гордую Кевсер, а тут была восторженная девушка. Сехер тихо вздыхала, «ну пусть так, хоть так пусть будет счастлива, если ей это нравится-пусть будет так, мама Надире права, все люди разные, нельзя судить, это может только Аллах».

Сама Сехер после окончания факультета кондитерского дела устроилась работать в ресторан Селима. Благодаря организаторским способностям Селима, и таланту Сехер, ресторан стал самым популярным местом в их районе, сюда приходили люди даже из тех кварталов которые считались довольно обеспеченными, в которых были и свои рестораны и намного лучше, Сехер как-то спросила одного господина из такого квартала что его привлекает в ресторане Селима, на что господин сказал, что это первый ресторан в котором повар и хозяин искренне сами интересуются мнением посетителей, здесь уютно, по вечерам из окон виден закат.

  Однажды вечером Кевсер пришла в ресторан и спокойным тоном сказала, что встретила парня, того, за кого она выйдет замуж и который приведет ее в мир ее мечты, Сехер видела, что хоть Кевсер и старается говорить спокойно, однако в ее голосе проскальзывали нотки симпатии. Сехер попросила Кевсер рассказать об этом парне подробнее, ведь получается, что предсказание госпожи Назмие сбылось. Кевсер села за стол в их доме и налив себе чашку чая рассказала, что парня зовут Ялчин Кырымлы, он  брат Ямана Кырымлы, самого богатого бизнесмена Стамбула, услышав это имя Сехер почувствовала что у нее учащенно забилось сердце «Яман-пронеслось в ее голове- пред глазами мелькнул тот мужчина из ее снов, - у него есть еще старший брат Зия он болен-голос Кевсер вернул Сехер в реальность, - у них есть приемный отец, который их воспитал у которого есть сын Нидим, он телохранитель Ямана Кырымлы и им всем брат.

   Сехер перевернула последнюю котлету, сложила их в большую миску и выключив плиту, вышла из кухни. Пройдя через небольшой уютный зал ресторана, она постучалась в дверь небольшой комнаты. Получив разрешение войти Сехер открыла дверь.

-Извини, Селим, я тебя не отвлекаю?

Сидящий за столом молодой парень снял чуть затемненные очки и улыбаясь посмотрел на Сехер.

-Нет, заходи, я просто считал денежные средства, которые поступили в наш ресторан благодаря тебе, моему самому лучшему повару.

Сехер улыбнулась, они с Фыратом и Кевсер знали Селима с детства, он был старше их, на 10 лет, жил в конце улицы их района был сыном владельца ресторана, господина Толги, после смерти которого унаследовал ресторан, предварительно закончив университет по   курсу менеджмента, был очень счастливо женат на местной девушке Эльзе и являлся отцом смешного малыша Мелиха.

-Я хотела сказать, что я закончила, я все приготовила и поставила в холодильник. Я подожду Фырата и маму Надире, посижу в зале, скоро приедут Ялчин и Кевсер.

-Да, я помню, что сегодня смотрины Кевсер-  улыбаясь сказал Селим. Я Вам всем желаю удачи, и хорошо провести время.

  Сехер прошла в маленькую комнату в другом конце зала, быстро сняла себя фартук и простенькое платье переоделась в платье, которое утром предварительно взяла с собой в ресторан, чтобы потом веером не возвращаться домой, а переодеться здесь в ресторане. Подойдя к зеркалу Сехер внимательно посмотрела в зеркало. Зеркало отразило молодую, очень стройную красивую девушку с каштановыми волосами, с изумрудными глазами, которые к 28 годам чуть стали темнее, и по словам дяди Волкана, ювелира, жившего на соседней улице, стали напоминать изумруды, на которые упала тень, в синем платье чуть ниже колен. Сехер взяла белую ленту и подняв волосы завязала ленту, оставив вьющиеся локоны спускаться по плечам, одев на ноги белые туфельки и взяв в руки ручную маленькую белую сумочку вернулась в зал. Там за столиком уже сидели мама Надире и Фырат.  Фырат был одет в голубую рубашку и голубые джинсы, на маме Надире было красивое платье цвета красного вина. Сехер обняла их и налив им чашки чая присела рядом. Через двадцать минут возле ресторана остановилась большая черная машина. Из нее вышел молодой стройный парень с черными волосами, он обошел машину и открыв дверь помог выйти Кевсер.

«Так вот он какой, Ялчин Кырымлы,-Сехер с интересом рассматривала его- да, он похож на завсегдатая казино, есть в нем что-то легкомысленное, безбашенное, такой проиграет миллион лир и даже не заметит, а заметив легко махнет рукой, Кевсер с ее характером действительно сможет его удерживать-думала Сехер.

-Ялчин, познакомься-это мама Надире, это брат Фырат, а это Сехер, моя сестра,-сказала Кевсер. Ялчин чуть поклонился, -госпожа Надире, рад с вами познакомиться, мне Кевсер много рассказывала о вас.

Повернувшись к Фырату, Ялчин пожал ему руку, –слышал о вас господин Фырат, это ведь вы участвовали в задержании членов банды Джамгоза и даже были ранены, как вы себя чувствуете?

-Спасибо, господин Ялчин, ранение было не очень серьезным, сейчас все уже хорошо,-сказал Фырат

-Госпожа Сехер -Ялчин повернулся в ее сторону- Кевсер говорила, что вы повар, необычная профессия для девушки, в тех ресторанах в которых бывал я поварами работают мужчины.

Сехер улыбнулась и пожала плечами,- мне нравится, когда люди хорошо и вкусно кушают, господин Ялчин,-шутливо сказала она. Ялчин улыбнулся в ответ- я прошу вас в машину, едем.

Ялчин помог сесть Кевсер, Фырат подал руку маме Надире, усадив ее рядом с Сехер на заднее сидение. Ялчин сел за   руль и машина выехала на дорогу.

   Через полчаса машина въехала в ворота красивого особняка и остановилась недалеко от крыльца. Вышедшая из машины Сехер, с восхищением смотрела на большой особняк выкрашенный в нежно желтый цвет. Фонари во дворе чуть голубоватым светом освещали двор и особняк из-за чего он был похож на сказочный дворец белого цвета. «Как наш дом-подумала Сехер,-он тоже менял цвет, когда горели фонари».

 Какой красивый дом, именно дом,-думала Сехер,- неужели здесь живет Зверь? Мой мужчина? –думала она, - неужели и мне предстоит здесь жить? Перестань Сехер, ты ведешь себя нескромно,-одернула она себя, - как так можно, где твое воспитание, твои манеры?

Сехер смущенно опустила глаза, не увидел ли кто, нет все были заняты, все доставали из машины подарки. Достав из машины свертки, все двинулись к входу особняка. Сехер шла последней. Она увидела, что на крыльце стоят мужчины, пожилой мужчина с добрым лицом, рядом с ним еще один мужчина, он стоял чуть согнувшись. Сехер подумала, что он похож на дерево, на которое дует сильный ветер, оно слегка гнется, но не падает, рядом стоял высокий мужчина с широкими плечами. Четвертым на крыльце стоял еще один мужчина, Сехер не могла его рассмотреть из-за желтого света, падавшего из окон. Внезапно она замерла и остановилась. О, Аллах, -Сехер выронила коробку, она опустила вниз глаза и увидела тропинку,- «тропинка» чуть повернув голову в сторону она увидела деревья, «вокруг которой будут расти деревья» «освещенного лунным светом» «луна может быть и желтой,-вихрем пронеслось в голове Сехер.  Это он, это Зверь, это мой мужчина,-Сехер прижала левую руку к сердцу, сердце колотилось как сумасшедшее, она вдруг увидела, что и мужчина потирает левой рукой сердце. «Что с ним, он ранен,- испуганно подумала она. Внезапная волна нежности растеклась по груди Сехер. Ей захотелось подбежать к нему, прижать его к груди и прошептать ему что она здесь, она рядом. «Успокойся Сехер, ты ведь, поверила предсказанию госпожи Назмие, да, поверила, и я не боюсь, я даже больше сделаю чем в предсказании, я буду самой счастливой, самой любимой и любящей женщиной»,- Сехер глубоко вздохнула, подняла коробку и гордо вскинув подбородок пошла за остальными

Детство
  Две сестры Кевсер и Сехер, а также их отец господин Абдулла жили в небольшом уютном доме в одном из районов Стамбула, который можно было назвать смешанным. Здесь жили и очень бедные люди, которые сидели целыми днями на тротуаре прося милостыню и более обеспеченные, которые работали в магазинах, в кафе, в ресторанах на фабрике игрушек находящейся неподалеку. Отец сестер как раз работал там водителем фургона развозящего игрушки по магазинам. Их семью можно было считать чуть более обеспеченной, чем остальных соседей, но все равно порой денег не хватало и тогда отец работал больше, стараясь накопить нужную сумму чтобы купить то что действительно было необходимо.
Их дом был уютным. Выкрашенный в голубой цвет, он блестел на солнце, а когда наступал вечер и на улице зажигались фонари, и дом в белом свете фонарей приобретал почему-то синий цвет. Маленькой Сехер всегда казалось это волшебством, она даже выбегала на улицу, чтобы посмотреть, как дом меняет цвет, отец всегда сердился, что она вечером выбегает, чтобы посмотреть на это, хотя и недалеко от дома, на противоположный конец улицы, но все равно, хоть все друг друга знали, но все-таки улица, вечер, маленькая девочка. Сехер всегда смеялась, глядя на сердитого отца и говорила, что с ней ничего не случится, она ведь по словам брата Фырата, маленький боевой львенок. Что правда то правда, сколько раз господин Абдула мазал ей разбитые коленки, сколько раз был свидетелем того, как его дочь валяет в пыли на земле соседского мальчишку за то, что тот толкнул ее или выдернул бантик из роскошных волос.        Двор, окружающий их дом, был засажен цветами, розами и ромашками. Розы были любимыми цветами сестры, почему-то только белые. Сехер они казались какими-то величественными, неприступными, может потому, что, думала маленькая Сехер и сама Кевсер всегда была такой, неприступной девочкой, с вечно гордым и невозмутимым лицом, на котором отражались эмоции радости и веселья только при виде красивого платья или новых туфель, или небольшой суммы денег, что им иногда выдавал отец. Сама Сехер любила ромашки, они были яркие солнечные, девочке казалось даже, что они умеют разговаривать и все понимают, стоило Сехер утром выйти из дома и подойти к цветам, ромашки распускались и тянулись к ней. А вот розы нет, они оставались неприступными, казалось, что они даже отворачиваются от девочки, как бы давая ей понять, что не хотят ее видеть, что она им мешает. Сехер это не смущало, она за всеми цветами ухаживала одинаково, розы ей казались врединами, но сердиться на них не получалось, ну вредины они, что с этим поделаешь, «все разные, и цветы и люди», так объясняла мама Надире, «надо просто знать, когда вовремя остановиться чтобы уйти или перестать разговаривать, вот такими их Аллах создал, ничего не поделаешь».
    Господин Абдулла был вдовец. Его жена Зухра, умерла сразу после рождения Сехер. Однако девочки не были обделены женской лаской и любовью, соседка по улице, владелица кондитерской, госпожа Надире взяла дочерей на воспитание. Господин Абдулла мог быть спокоен, он был благодарен женщине за то, что она вскормила только что родившуюся Сехер, что приходит помогать ему по дому, по хозяйству, а когда дочери подросли, то она начала учить их вести хозяйство, водила в школу. Заменила им мать, учила всему, что должны знать и уметь девочки.
   Сестры были разными и по -внешности и по характеру. Старшая 9-ти летняя Кевсер была высокой светловолосой девочкой с голубыми глазами с невозмутимым лицом, на котором улыбка, появлялась только тогда, когда Кевсер видела новые платья, игрушки, обувь, красивые заколки, браслеты. Любимым занятием Кевсер было рассматривать себя в зеркале, примеряя новые платья, смотреть фильмы про красивую жизнь, в которых показывали жизнь миллиардеров, красивых детей у которых были красивые игрушки, много платьев и драгоценностей. Кевсер всегда в такие моменты говорила сестре, что когда она вырастит, она обязательно будет жить в большом доме, у нее будет много нарядов, драгоценностей, она будет ездить на большой красивой машине. Маленькая Сехер слушала и была немного рада за сестру, что у нее такие мечты, пусть и связанные с вещами. Сама Сехер мечтала, что когда она вырастит, встретить мужчину, мужчину, который будет любить ее, носить на руках,  который будет готов убить любого кто посмеет ее тронуть, нет, она и сама была боевой,  могла за себя постоять, но ей хотелось чтобы ее мужчина смог убивать одним только взглядом своих врагов, она однажды видела такое в кино, там главный герой просто посмотрел на парня, который хотел ударить его девушку и парень убежал, которому она родит детей, которого она тоже будет любить, любить так, что.., тут Сехер всегда терялась в мечтах, она не могла в мечтах сказать, как будет любить, для себя решила что очень, очень сильно, за которого будет драться, если опасность будет настолько велика, что даже он перед ней растеряется.
Младшая 8-ми летняя Сехер была также высокой, как и сестра только волосы ее были цвета каштана, зеленые глаза блестели на лице. В отличие от сестры, у которой лицо и глаза почти никогда не менялись, лицо, и глаза  Сехер умели говорить, они были спокойными, когда ничего не происходило, они были радостными, когда отец покупал новую куклу, глаза начинали блестеть зеленым светом, а на лице появлялась радостная улыбка, когда в кондитерской мамы Надире съедала пирожное, то на лице появлялось выражение смущения и невинного раскаяния от того что это пирожное третье по счету, глаза скромно опускались в пол, когда видела как соседские мальчишки кидали камни в сторону пожилой госпожи Назмие, то лицо начинало краснеть от гнева и ярости, а глаза начинали метать зеленые молнии. Вот такими они были сестры в детстве, сестры Кевсер и Сехер Керимуглу
  Юность. 10 лет спустя
   Выйдя из автобуса, они трое, Фырат, Кевсер и Сехер возвращались домой. Фырат шел, между сестрами держа их за руки. Они возвращались с занятий из университетов. 22-летний Фырат учился в полицейской академии, 19-ти летняя Кевсер училась в школе крупье, она не отказалась от своего детского замысла-мечты попасть в мир красивых платьев, больших домов и красивых машин, она хотела работать в казино, ей казалось, что только в казино она встретит мужчину, который подарит ей этот мир, поэтому закончив школу с медалью она поступила в школу, где обучали по профессии крупье, 18-летняя Сехер училась в университете на факультете поварского и кондитерского дела, ей всегда нравилось быть в кондитерской мамы Надире, она с удовольствием наблюдала, как люди приходят туда и покупают вкусные сладости, булочки, как благодарят маму Надире, что все вкусно, Сехер хотелось самой когда-нибудь также печь сладости, готовить вкусную еду, чтобы люди приходили в ресторан, уходили довольными, а она бы тихонько знала,  что это благодаря ей люди счастливы.
Несмотря на то что учебные заведения всех троих находились в разных районах Стамбула, Фырат Кевсер и Сехер договорились ездить с занятий и на занятия вместе, поэтому в зависимости от того, у кого раньше или позже заканчивались занятия, остальные всегда ждали на автобусной остановке.
Завернув за угол и подходя к своим домам Кевсер, Сехер и Фырат столкнулись с госпожой Назмие. Госпожу Назмие хорошо знали в районе, ее называли сумасшедшей, странной, блаженной, ясновидящей, старались проходить мимо. Это была пожилая женщина, одетая всегда в черное платье, она ходила по району, останавливала жителей района, что-то им говорила, потом шла в кондитерскую мамы Надире, любила долго сидеть за столиком  пить кофе и кушать малиновые пирожные. Сехер и Фырат никогда не боялись ее, она вызывала у них любопытство, как в сказке про Алису, которая из любопытства побежала за белым кроликом, в отличие от Кевсер, которая старалась держаться от нее подальше, всегда проходила мимо и не обращала на нее внимание.
 -Извините госпожа Назмие-сказала Сехер- Мы вас не толкнули?
Госпожа Назмие стояла и молча смотрела на них. Внимательно, посмотрев на Фырата, она сказала
-Ты станешь им другом, будешь им членом семьи
- Кому? – спросил Фырат
- Ему ты понравишься, второму станешь другом, еще один будет рад, что ты появился в их семье, а еще один отнесется к тебе нейтрально.
Чуть озадаченный Фырат пожал плечами, ничего не сказав.
Госпожа Назмие перевела свой взгляд на Кевсер, девушка, чуть презрительно сморщив носик, вскинула подбородок и посмотрела в ответ
-  А ты Кевсер Керимуглу, скоро попадешь в тот мир о котором мечтаешь
 Девушка усмехнулась
- Конечно госпожа Назмие, я ведь будущий крупье, буду работать в казино и обязательно через кого-нибудь попаду в мой мир.Госпожа Назмие не обращая на усмешку девушки продолжила
-Ты не просто попадешь туда через кого-то, ты встретишь его, выйдешь замуж. Правда любви не будет, скорее расчет, он тебе даст все что хочешь, а ты, все-таки несмотря на свою гордость и неприступность, будешь ему благодарна за это, он будет по-прежнему лететь как ветер, но ты будешь его одергивать своей невозмутимостью, он будет останавливаться, он будет благодарен тебе, что сумела вовремя остановить, а потом опять полетит.
«Вот только подкаблучника мне и не хватало»- подумала Кевсер, госпожа Назмие усмехнулась - не подкаблучник - Кевсер вздрогнула- нет, ветер, легкий ветер. Чуть испуганная, от того что госпожа Назмие услышала ее мысли, Кевсер отошла в сторону
Госпожа Назмие перевела свой взгляд на Сехер. Девушка стояла и весело улыбаясь смотрела на нее.
-Ну а мне что предскажете,-весело спросила Сехер
- Мужчину- спокойно сказала госпожа Назмие
-Ах мужчину, - Сехер развеселилась еще больше
-Мужчину, стоящего на тропинке, вокруг которой будут расти деревья, освещенного со спины лунным светом, того, кого ты третий месяц видишь во сне, того чье лицо ты не можешь рассмотреть из-за луны за его спиной, того кто подходит к тебе и взяв тебя за руку оставляет на запястье ожог от поцелуя после чего отступает назад, скрываясь в лунном свете,- Зверя.
Побледневшая Сехер, расширенными глазами смотрела на госпожу Назмие.
-Откуда вы знаете?- спросила она
Госпожа Назмие чуть усмехнувшись, молчала и продолжала смотреть на Сехер
-Хорошо - девушка успокоилась - может, скажете, что от него ждать от этого Зверя? А то вдруг съест меня - девушка чуть усмехнулась - а я молодая, красивая.
-Любви, страсти, нежности, детей - ты ведь хотела, чтобы он умел убивать взглядом- он будет, он будет гореть, когда будет обнимать тебя, он будет выть от тоски, когда ты будешь уходить он будет уважать тебя, уметь слушать, ты научишь его говорить без слов, сама научишься понимать его без слов.
-А я что? Не смотрите так госпожа Назмие, я не наивная дурочка, я знаю, что, если в отношениях кто-то отдает тебе, ты должен взять, но и что-то отдать взамен. Что я могу дать взамен этому Зверю?
Ну примерно тоже самое что и он, будешь гореть когда он тебя будет обнимать, будешь скучать и не находить себе места когда он будет уходить, подаришь ему детей, научишся сдерживать его ярость, когда он будет зол, ты будешь единственная в этом, никто больше не сможет, ты будешь знать когда ему нужно побыть одному, и ты не будешь обижаться на это, будешь лечить его, даже если он будет против, будешь иметь над ним власть.
-Власть?
-Ну когда рядом никого не будет, кроме комнаты, освещенной желтой лампой - усмехнулась госпожа Назмие. Сехер слегка покраснела, но промолчала, она знала, что это нормально между людьми, мама Надире им с сестрой объясняла, что происходит, когда мужчина и женщина остаются одни.
Госпожа Назмие еще раз внимательно посмотрев на всех троих развернулась и пошла в сторону своего дома.
Все трое смотрели ей вслед, когда госпожа Назмие скрылась за воротами своего дома, Фырат взял девушек под руки и они пошли домой.

Взрослая жизнь. 10 лет спустя.
Сотовый телефон лежащий на столе заиграл веселую мелодию. Держа в одной руке лопатку и переворачивая ею котлеты Сехер второй рукой дотянулась до телефона
-Алло? Да, Кевсер, нет ты не очень меня отвлекаешь
-Ты не забыла, что сегодня Ялчин везет нас знакомить со своей семьей? -донесся из трубки голос сестры
-Нет, Кевсер я не забыла к семи часам мы с Фыратом и мамой Надире будем готовы, будем ждать в ресторане у Селима
-Хорошо, тогда Ялчин заберет меня, и мы приедем за вами.
Сехер улыбнулась и положила трубку. Сегодня парень ее сестры Ялчин везет их на ужин, чтобы представить своей семье.
«Да, -усмехнулась Сехер, кто бы мог подумать, Кевсер нашла себе парня, из очень богатой семьи, в казино, и вот уже 6 месяцев с ним встречается. Правда, она и не скрывает, что он всего лишь средство для ее мечты, но мне порой кажется, что она все-таки испытывает к Ялчину симпатию.
Предсказание госпожи Назмие в отношении Кевсер исполнилось почти на половину-размышляла Сехер,- в отношении Фырата на маленькую четверть, после того как он закрыл комиссара Али от пули, получив ранение в плечо, он и комиссар стали друзьями, настоящими друзьями, осталось только понять, что означают слова госпожи Назмие в отношении того, что Фырат понравится одному, еще один будет рад что ты появился в их семье, а еще один отнесется к тебе нейтрально. Может и мне предсказанное скоро сбудется, и я встречу его – мужчину, освещенного лунным светом, -Зверя который будет любить меня и которого буду любить я- думала Сехер. За эти 10 лет я уже так привыкла к этому предсказанию, что готова к встрече со своим мужчиной»
   После окончания школы крупье, Кевсер почти сразу удалось устроиться в казино в центре Стамбула. Девушке там очень нравилось, каждый вечер приходя домой Кевсер с улыбкой на лице и с восторгом в глазах рассказывала, как там красиво, какие там красивые люди, мужчины женщины, как они одеты. Сехер слушала ее и удивлялась тем преображениям, которые происходили с сестрой в этот момент, все привыкли видеть неприступную гордую Кевсер, а тут была восторженная девушка. Сехер тихо вздыхала, «ну пусть так, хоть так пусть будет счастлива, если ей это нравится-пусть будет так, мама Надире права, все люди разные, нельзя судить, это может только Аллах».
Сама Сехер после окончания факультета кондитерского дела устроилась работать в ресторан Селима. Благодаря организаторским способностям Селима, и таланту Сехер, ресторан стал самым популярным местом в их районе, сюда приходили люди даже из тех кварталов которые считались довольно обеспеченными, в которых были и свои рестораны и намного лучше, Сехер как-то спросила одного господина из такого квартала что его привлекает в ресторане Селима, на что господин сказал, что это первый ресторан в котором повар и хозяин искренне сами интересуются мнением посетителей, здесь уютно, по вечерам из окон виден закат.
  Однажды вечером Кевсер пришла в ресторан и спокойным тоном сказала, что встретила парня, того, за кого она выйдет замуж и который приведет ее в мир ее мечты, Сехер видела, что хоть Кевсер и старается говорить спокойно, однако в ее голосе проскальзывали нотки симпатии. Сехер попросила Кевсер рассказать об этом парне подробнее, ведь получается, что предсказание госпожи Назмие сбылось. Кевсер села за стол в их доме и налив себе чашку чая рассказала, что парня зовут Ялчин Кырымлы, он  брат Ямана Кырымлы, самого богатого бизнесмена Стамбула, услышав это имя Сехер почувствовала что у нее учащенно забилось сердце «Яман-пронеслось в ее голове- пред глазами мелькнул тот мужчина из ее снов, - у него есть еще старший брат Зия он болен-голос Кевсер вернул Сехер в реальность, - у них есть приемный отец, который их воспитал у которого есть сын Нидим, он телохранитель Ямана Кырымлы и им всем брат.
   Сехер перевернула последнюю котлету, сложила их в большую миску и выключив плиту, вышла из кухни. Пройдя через небольшой уютный зал ресторана, она постучалась в дверь небольшой комнаты. Получив разрешение войти Сехер открыла дверь.
-Извини, Селим, я тебя не отвлекаю?
Сидящий за столом молодой парень снял чуть затемненные очки и улыбаясь посмотрел на Сехер.
-Нет, заходи, я просто считал денежные средства, которые поступили в наш ресторан благодаря тебе, моему самому лучшему повару.
Сехер улыбнулась, они с Фыратом и Кевсер знали Селима с детства, он был старше их, на 10 лет, жил в конце улицы их района был сыном владельца ресторана, господина Толги, после смерти которого унаследовал ресторан, предварительно закончив университет по   курсу менеджмента, был очень счастливо женат на местной девушке Эльзе и являлся отцом смешного малыша Мелиха.
-Я хотела сказать, что я закончила, я все приготовила и поставила в холодильник. Я подожду Фырата и маму Надире, посижу в зале, скоро приедут Ялчин и Кевсер.
-Да, я помню, что сегодня смотрины Кевсер-  улыбаясь сказал Селим. Я Вам всем желаю удачи, и хорошо провести время.
  Сехер прошла в маленькую комнату в другом конце зала, быстро сняла себя фартук и простенькое платье переоделась в платье, которое утром предварительно взяла с собой в ресторан, чтобы потом веером не возвращаться домой, а переодеться здесь в ресторане. Подойдя к зеркалу Сехер внимательно посмотрела в зеркало. Зеркало отразило молодую, очень стройную красивую девушку с каштановыми волосами, с изумрудными глазами, которые к 28 годам чуть стали темнее, и по словам дяди Волкана, ювелира, жившего на соседней улице, стали напоминать изумруды, на которые упала тень, в синем платье чуть ниже колен. Сехер взяла белую ленту и подняв волосы завязала ленту, оставив вьющиеся локоны спускаться по плечам, одев на ноги белые туфельки и взяв в руки ручную маленькую белую сумочку вернулась в зал. Там за столиком уже сидели мама Надире и Фырат.  Фырат был одет в голубую рубашку и голубые джинсы, на маме Надире было красивое платье цвета красного вина. Сехер обняла их и налив им чашки чая присела рядом. Через двадцать минут возле ресторана остановилась большая черная машина. Из нее вышел молодой стройный парень с черными волосами, он обошел машину и открыв дверь помог выйти Кевсер.
«Так вот он какой, Ялчин Кырымлы,-Сехер с интересом рассматривала его- да, он похож на завсегдатая казино, есть в нем что-то легкомысленное, безбашенное, такой проиграет миллион лир и даже не заметит, а заметив легко махнет рукой, Кевсер с ее характером действительно сможет его удерживать-думала Сехер.
-Ялчин, познакомься-это мама Надире, это брат Фырат, а это Сехер, моя сестра,-сказала Кевсер. Ялчин чуть поклонился, -госпожа Надире, рад с вами познакомиться, мне Кевсер много рассказывала о вас.
Повернувшись к Фырату, Ялчин пожал ему руку, –слышал о вас господин Фырат, это ведь вы участвовали в задержании членов банды Джамгоза и даже были ранены, как вы себя чувствуете?
-Спасибо, господин Ялчин, ранение было не очень серьезным, сейчас все уже хорошо,-сказал Фырат
-Госпожа Сехер -Ялчин повернулся в ее сторону- Кевсер говорила, что вы повар, необычная профессия для девушки, в тех ресторанах в которых бывал я поварами работают мужчины.
Сехер улыбнулась и пожала плечами,- мне нравится, когда люди хорошо и вкусно кушают, господин Ялчин,-шутливо сказала она. Ялчин улыбнулся в ответ- я прошу вас в машину, едем.
Ялчин помог сесть Кевсер, Фырат подал руку маме Надире, усадив ее рядом с Сехер на заднее сидение. Ялчин сел за   руль и машина выехала на дорогу.
   Через полчаса машина въехала в ворота красивого особняка и остановилась недалеко от крыльца. Вышедшая из машины Сехер, с восхищением смотрела на большой особняк выкрашенный в нежно желтый цвет. Фонари во дворе чуть голубоватым светом освещали двор и особняк из-за чего он был похож на сказочный дворец белого цвета. «Как наш дом-подумала Сехер,-он тоже менял цвет, когда горели фонари».
 Какой красивый дом, именно дом,-думала Сехер,- неужели здесь живет Зверь? Мой мужчина? –думала она, - неужели и мне предстоит здесь жить? Перестань Сехер, ты ведешь себя нескромно,-одернула она себя, - как так можно, где твое воспитание, твои манеры?
Сехер смущенно опустила глаза, не увидел ли кто, нет все были заняты, все доставали из машины подарки. Достав из машины свертки, все двинулись к входу особняка. Сехер шла последней. Она увидела, что на крыльце стоят мужчины, пожилой мужчина с добрым лицом, рядом с ним еще один мужчина, он стоял чуть согнувшись. Сехер подумала, что он похож на дерево, на которое дует сильный ветер, оно слегка гнется, но не падает, рядом стоял высокий мужчина с широкими плечами. Четвертым на крыльце стоял еще один мужчина, Сехер не могла его рассмотреть из-за желтого света, падавшего из окон. Внезапно она замерла и остановилась. О, Аллах, -Сехер выронила коробку, она опустила вниз глаза и увидела тропинку,- «тропинка» чуть повернув голову в сторону она увидела деревья, «вокруг которой будут расти деревья» «освещенного лунным светом» «луна может быть и желтой,-вихрем пронеслось в голове Сехер.  Это он, это Зверь, это мой мужчина,-Сехер прижала левую руку к сердцу, сердце колотилось как сумасшедшее, она вдруг увидела, что и мужчина потирает левой рукой сердце. «Что с ним, он ранен,- испуганно подумала она. Внезапная волна нежности растеклась по груди Сехер. Ей захотелось подбежать к нему, прижать его к груди и прошептать ему что она здесь, она рядом. «Успокойся Сехер, ты ведь, поверила предсказанию госпожи Назмие, да, поверила, и я не боюсь, я даже больше сделаю чем в предсказании, я буду самой счастливой, самой любимой и любящей женщиной»,- Сехер глубоко вздохнула, подняла коробку и гордо вскинув подбородок пошла за остальными

Детство
  Их было трое: старший Зия, средний Ялчин и младший Яман. Они жили с родителями в бедном районе Стамбула, отец держал овощную лавку, мать работала в прачечной. Они жили в небольшом доме на 4 комнаты, небольшая гостиная, спальня родителей, комната для Ялчина и Ямана и отдельная комната для Зии.
    Зия был болен, с детства, он боялся толпы, боялся незнакомых людей, боялся надолго оставаться в доме один. Ялчин и Яман старались надолго его не оставлять, брали с собой на улицу. Зия не играл в игры, он любил сидеть на лавочке, любил рассматривать цветы, любил вырезать из дерева игрушки.
    Ялчин был подвижный, он любил футбол, любил везде бегать, любил рисковать, был отчаянным сорвиголовой. Особенно ему нравилось убегать в богатые районы Стамбула, залезать за ворота особняков этого района и там с деревьев срывать плоды. Ялчину везло, он ни разу не попался на глаза охранникам. Всегда прибегал обратно, принося полные карманы фруктов. Яман никогда этого не понимал, зачем таскать фрукты, когда у отца овощная лавка, но Ялчин говорил, что ему нравится чувство мурашек по спине, нравится, что он бедный мальчишка из бедного района умеет обдурить этих богачей.
     Яман был спокойным парнем, он риску и азарту предпочитал чтение книг. Он быстро понял, что, не имея образования, ничего в этой жизни не получишь. А Яман хотел быть богатым, он хотел, чтобы у него был большой дом, где у каждого будет своя большая комната, был сад, где будут бегать его дети, где брат Зия мог бы посадить цветы и деревья. Он хотел иметь столько денег, чтобы можно было вылечить брата, покупать хоть каждый день одежду, дорогую красивую, а не те жалкие обноски что они все трое носили, вкусную еду, машины, яхты, порой у Ямана захватывало дух от мыслей чтобы он купил будь у него столько денег.
    Их дом был старый, маленький. Комнаты, кухня, комната где мылись - все было заставлено старой мебелью.  Яман пытался сделать их дом хоть как-то уютным, игрушки расставлял, книги в гостиной, но все равно было тесно, некрасиво. Их комната с Ялчином тоже была неуютной, тесной, две маленькие кровати, между ними стол, в углу стоял шкаф, в котором хранилась их одежда.  Иногда ночью, лежа на маленькой кровати Яман мечтал, что у него обязательно будет своя комната, большая, с большой кроватью, с ванной, со шкафом, он будет там один, поскольку с возрастом становилось тяжело жить с братом в одной комнате, у Ялчина был вредный характер, иногда по ночам он настолько надоедал Яману своими разговорами о том, сколько фруктов он своровал у богатых, мешал мечтать, что Яман вставал и уходил спать в комнату к брату Зие. Комната брата Зии была неплохой, заставленная горшками с цветами, она имела радостный цвет. Яман любил быть в комнате брата, он прибегал из школы и всегда бежал к брату, рассказывал ему новости, читал книги, учил читать и писать. Зия посещал школу, но долго находиться там не мог, ему становилось страшно, братья учились в другом классе и не всегда могли быть рядом, поэтому Яман и Ялчин попросили разрешения у директора школы чтобы Зия когда может был бы в школе, когда нет-дома, чтобы ему давали задания школьной программы которые он будет выполнять и которые у него будут проверять каждый день. Директор согласился и таким образом Зия учился в школе.  
    Родители всегда были заняты, отец пропадал целыми днями в овощной лавке, мать в прачечной. На сыновей особо внимания не обращали, одеты, здоровы, сыты, в криминальные истории не попадали –и ладно. Впрочем, были вечера, когда отец с матерью после ужина начинали расспрашивать сыновей о их мечтах, о том, кем бы они хотели быть в жизни. Яман всегда говорил, что он хочет быть миллиардером, жить в большом доме, иметь семью и детей, вылечить брата, Ялчин говорил, что хочет много денег, развлекаться путешествовать, чтобы его окружали красивые женщины, Зия просто тихо улыбался и говорил, что хочет, чтобы братья его не бросали и не сдавали в больницу. Родители слушали, молча кивали головой, говорили, что может и получится, а может и нет. Яман дал себе слово, что обязательно получится. Он даже завел себе тетрадь целей жизни. На первом листе написал «Цель № 1. Стать миллиардером» подпункты этой цели было получить образование, поступить в университет.  Целью № 2 было «Семья», подпунктами этой цели Яман написал «Самая красивая жена и дети». Каждый вечер Яман открывал тетрадь и добавлял подпункты к своим целям, давал сам себе пояснения, что ему нужно сделать, чтобы они были выполнены. Например, под пунктом «образование», Яман написал «учусь в школе», под пунктом «поступить в университет» было пояснение «закончить хорошо школу». Яман никому не показывал свою тетрадь, он не стеснялся, просто это было его личное, а про свои цели можно и сказать в общей форме, подробности никого не интересуют.
                                              Юношество. 10 лет спустя.
    Открыв глаза, Яман с удовольствием потянулся и встал с кровати. Посмотрев на часы Яман увидел, что до начала занятий еще полтора часа. Идти было недалеко, студенческая гостиница находилась на одной территории со зданием университета. Яман прошел в ванну, быстро умылся и начал одеваться. Он жил в этой комнате один, она хоть и была маленькая, но это была отдельная комната. Ялчин и Зия жили дальше по коридору также в отдельных комнатах. Одевшись, Яман постоял перед зеркалом, проверяя все ли в порядке с костюмом. Он запомнил слова отца Ариф о том, что чтобы добиться успеха в жизни надо хорошо выглядеть. Зеркало отразило молодого 18-летнего парня, темноволосого, с карими глазами, со спокойным лицом и развитой фигурой. Поступив в университет, Яман первым делом записался на курсы айкидо, ему пришлось, после того как после окончания школы, они все трое возвращались домой с дипломами, на них напали парни с другого района. Они налетели на Ямана и Ялчина, толкнули, после чего повалили на землю брата Зию крича ему что он идиот. Яман помнил, свое состояние в этот момент, у него в душе поднялся мощный ураган ненависти, который скрутив его, заставил подняться на ноги и ринуться в толпу подонков. Очнувшись, Яман увидел, что подонки убегают, вытирая кровь с лиц. Увидел испуганного Ялчина помогающего подняться брату Зие. Убедившись, что с братом Зией все нормально, Яман спросил у Ялчина все ли с ним хорошо, чего он так испугался, на что Ялчин ответил, что Яман был похож на зверя, он один шестерых подонков раскидал. Яман пожал плечами, еще раз убедился, что с Зией почти все хорошо, подонки ему только одежду порвали, отряхнувшись все трое пошли домой.
    Очнувшись от воспоминаний Яман посмотрел на часы и понял, что ему нужно поторопиться. Выбежав в коридор, он постучал в соседнюю комнату, дождавшись разрешения войти, открыл двери. Войдя в комнату Яман увидел брата Зию, который сидя за столом писал под диктовку преподавателя задание по биологии. Извинившись, перед преподавателем, Яман быстро обнял брата, оставил на столе таблетки, напомнив брату выпить их после занятий и вышел на из комнаты.
   Он шел по коридору на занятия и прогонял в уме последние годы. Они все трое закончили школу и поступили в университет. Яман и Ялчин на факультет бизнеса, а Зия на биологический факультет. Денег как ни странно хватило на обучение. В тот вечер, когда они закончили школу они вернулись домой с дипломами, чтобы показать их родителям и как-то отпраздновать. Зайдя в дом, они увидели сидящего на диване растерянного отца и мать с чемоданом в руках. Яман спросил у матери что происходит. Мать подошла к нему, поцеловала в лоб, и сказала, что она уходит навсегда из дома к другому мужчине, ей надоела эта нищая жизнь, поэтому она идет туда, где не будет больше стирки, старого дома, мужа, пропахшего картошкой и морковкой, и сына идиота. После чего поцеловав Ялчина в лоб и пожав руку Зие, мать достала из кармана три конверта и протянула их Яману. Яман открыл конверт, там были деньги, мать иронически объяснила, что это все деньги, которые она откладывала всю жизнь им троим, ей они не нужны, у нее в другой жизни будет побольше денег, а им троим пригодится, Яману стать миллионером, Ялчину для развлечений, а Зие на лекарства. Яман побледнел и хотел швырнуть деньги обратно, но потом передумал, в планах был университет, нужны деньги чтобы первое время жить и учится. Посмотрев презрительно на мать, Яман взял ее чемодан и понес к выходу, мать пошла следом, дойдя до калитки, взяла чемодан, вышла и ушла. Вернувшись в дом, Яман подошел к отцу, отец растерянно посмотрел на него, после чего махнув рукой ушел в свою комнату. Через два месяца, отец умер, поднял тяжелый ящик с фруктами у себя в лавке и умер от разрыва сердца. После его смерти выяснилось, что у отца тоже были деньги, в банке, которые он всю жизнь копил сыновьям. Получив эти деньги, похоронив отца братья продали свой дом и овощную лавку дяде Мустафе, торговцу с соседней улицы, который знал парней с детства, поступили в университет и переехали жить в студенческую гостиницу, навсегда оставив этот бедный район, в котором прошло их детство.

                                                     Взрослая жизнь. 10 лет спустя
 Выйдя из машины и зайдя в здание компании, Яман поднялся на 107-й этаж и вошел в свой кабинет. Сняв пальто и повесив его в шкаф, Яман попросил секретаря налить ему чашку кофе и сев кресло, развернувшись в сторону окна, начал медленными глотками пить. Из окна были видны крыши небоскребов. Яман любил утро, он приходил всегда рано, чтобы успеть просмотреть план на день, еще раз все проанализировать прогнать в уме прошедшие годы. Такая привычка появилась у Ямана в последнее время, нет, он не был сентиментальным, просто ему нравилось вспоминать и анализировать свою жизнь, правильно ли все делал, не допустил ли где ошибок, не сделал ли что-то, чего можно стыдиться. Воспоминания помогали ему строить планы на нынешнюю жизнь. Вот и сейчас Яман держал на коленях потрепанную тетрадь целей жизни, раскрытой на первой странице, где «Цель № 1 Стать миллиардером» была зачеркнута, пил кофе и, глядя в окно вспоминал.
 После того как мать бросила их, а отец умер, его с Ялчином чуть было не определили в детский дом, а Зию в больницу, но их спас дядя Мустафа, который, отдал их на воспитание своему старому другу отцу Арифу. Братья смутно помнили его тогда, отец Ариф жил на соседней улице и считался обеспеченным человеком, у него был свой маленький ресторанчик, который он потом продал, купив побольше, и переехал двумя кварталами дальше, в кварталы в которых жили чуть более состоятельные люди, чем в их районе. В доме отца Арифа они нашли настоящий дом, уют, а его сын Нидим стал для братьев родным другом.  
Отец Ариф помог им поступить в университет. Это по его подсказке братья выбрали факультеты, просто однажды отец Ариф случайно увидел, как Яман делает записи в своей тетрадке целей жизни, взял из рук Ямана и начал читать. Прочитав, отец Ариф сказал ему что только человек с сильным характером, любящий все делать последовательно шаг за шагом может поставить себе такие сложные цели и добиться их. Отец Ариф сказал ему, что у Ямана очень сильный характер, и очень спокойный. На вопрос Ямана почему у него сильный характер, как это определяется, отец Ариф усмехнулся и сказал ему, что он младший из братьев держит жизни старшего и среднего брата в своих руках и это его судьба, ему всегда нужно держать Ялчина при себе, поскольку тот обладает легкомысленным характером и может попасть в такие неприятности, из которых будет сложно выйти, ну а Зию, да, Яман его понял, брат Зия напоминал молодое дерево, которое надо оберегать, а то сломают, не сможешь оживить.
  Яман допил кофе и попросив секретаря налить себе вторую чашку продолжил вспоминать.
Поступив в университет, братья переехали жить в студенческую гостиницу, нет, они не ушли из дома отца Арифа, они приезжали к нему на выходные. Братья ждали этих выходных, они скучали по разговорам отца Арифа, по его кафе посредине леса, по родному другу Нидиму. Яман тогда себе пообещал, что, став миллиардером и купив дом, он заберет отца Арифа и Нидима к себе, он найдет такие аргументы, которые убедят отца Арифа, Яман понимал, что будет сложно против мудреца играть, но он справится, у него ведь сильный характер, по словам отца Арифа, он ведь зверь, по словам Ялчина. А сильный спокойный зверь все может.
Студенческая жизнь была сложная, лекции, занятия до вечера, все это закружило Ямана, а еще нужно было не упускать из вида Ялчина, который посещал лекции ради большой стипендии чтобы потом промотать ее на игровых автоматах, сводить девушек в кафе. Яман все деньги складывал в банк, он сразу устроился на работу в престижную компанию, занимающуюся международной морской торговлей, сначала простым курьером, потом переходя из отдела в отдел, постепенно продвигаясь по карьерной лестнице. Через 7 лет после окончания университета он уже работал секретарем у главы компании. Его босс, Осман-бей видя его стремление достичь высот в этой жизни взял его под свою опеку, он многому научил Ямана, он научил его общению с сильными мира этикету, поведению, умению вести себя в обществе, он брал его на различные встречи, постепенно имя Ямана Кырымлы стало известным в деловых кругах, Стамбула, его знали и те кто относился к теневому морскому бизнесу, но не трогали, знали, что этого зверя просто так не тронешь. Яману нравилось его перевоплощение, из молодого парня, из бедного района он постепенно превратился в молодого красивого мужчину, с карими глазами, которые спокойно смотрели на собеседника, подергивались пленкой теплоты, когда смотрели на брата Зию, отца Арифа и Нидима, иронией и легкой усталостью, когда смотрели на Ялчина, с мускулистым телом, благодаря занятиям айкидо со стальным характером, умеющего продумывать каждый свой шаг, умеющего вести себя в обществе.
Главой компании и самым богатым человеком Стамбула Яман стал после того, как его босс Осман-бей состарившись, ушел на покой, перед этим  собрав собрание акционеров на котором передал свой пакет акций Яману. Вот так в 31 год Яман Кырымлы стал миллиардером.
Услышав за дверью шум от прихода сотрудников, Яман встряхнулся, очнувшись от воспоминаний и, потянувшись в кресле, придвинул к себе ноутбук. Рабочий день начался. Встречи, совещания, телефонные переговоры, подписание документов - день пролетел очень быстро, за окном начало темнеть. Яман закрыл ноутбук и начал собираться домой. В дверь постучали.
-Заходи. В кабинет вошел Ялчин
-Яман, ты собрался?
-Да, сейчас поедем.
-Значит я еду за Кевсер и ее семьей, а ты прямо домой.
-Хорошо-, сказал Яман, - дома уже все готово, Нидим отец Ариф и Зия уже дома, они мне звонили.
Ялчина Яман держал при себе, после окончания университета, после того как Яман начал работать, продвигаясь по служебной лестнице, он везде вел за собой Ялчина. Ялчин обладал легкомысленным характером, ему нравилась красивая жизнь, казино, развлечения, девушки-все это составляло смысл жизни Ялчина. Вот и сейчас Ялчин был у него что-то вроде помощника, отвезти документы, договориться о встрече-  все это Ялчин как ни странно выполнял, но Яман видел, что свою работу Ялчин делает из страха допустить ошибку, которая может навредить бизнесу Ямана и тогда не будет денег на развлечения.
 Они вышли из компании и сели в машины. Ялчин поехал за своей девушкой, а Яман поехал домой. Сегодня Ялчин решил представить свою девушку и ее семью. Яман ведя машину, усмехнулся, надо же его легкомысленный брат нашел себе девушку. Ялчин рассказал, что познакомился с ней в казино, она работает там крупье, Ялчин тогда играл с ней один на один и выиграл крупную сумму денег, что заинтересовало девушку, после чего они провели вечер в кафе и так начались их отношения. А сегодня спустя 6 месяцев после начала отношений Ялчин решил ее представить в качестве своей девушки семье. Яман ведя машину, вспомнил, что неделю назад, когда Ялчин объявил об этом, он посадил брата перед собой и заставил его рассказать все об этой девушке и ее семье. Это было золотое правило Ямана, перед каждой встречей иметь общее представление о людях, с которыми будет встреча, кто они, о чем можно с ними разговаривать. Этому его научил его босс Осман-бей. Вот и сейчас Ялчин рассказал, что девушку зовут Кевсер, она крупье в казино, ее семья состоит из сестры, которую зовут Сехер, которая работает поваром в небольшом ресторане того района, где они живут, женщины, что воспитала их после смерти матери, ее зовут мама Надире, у нее своя кондитерская лавка и сына мамы Надире, молочного брата Сехер, которого зовут Фырат, студента  полицейской академии. Яман удивился, почему Фырат именно молочный брат Сехер, на что Ялчин пояснил, что мать Кевсер и Сехер умерла сразу после рождения Сехер и поэтому мама Надире зная девочек, стала молочной мамой Сехер. Ялчин достал фотографию и передал Яману. Яман начал рассматривать фото. На фото была изображена светловолосая девушка с холодным надменным выражением лица. Яман определил про себя, что она похожа на статую, никаких эмоций на лице. Рядом с ней стояла пожилая женщина с очень доброй улыбкой, Яман словно увидел ее в окружении сладостей, она чем-то напоминала добрых тетушек из сказок, которые живут в маленьких домиках и помогают героям сказок. Третьим на фото был изображен веселый светловолосый голубоглазый парень, который весело улыбался в объектив камеры, Яман рассматривая его, невольно сам улыбнулся, даже через фото была видна жизненная энергия, бившая из этого парня. Последней на фото была изображена стройная девушка с очень густыми красивыми волосами, она стояла, вполоборота положив подбородок на плечо Фырата, отвернувшись от камеры, Яман видел только ее щеку, на которую падали волосы.
-Почему она так стоит?- спросил Яман Ялчина
-Это Сехер, она очень скромная, стеснительная.
Сехер, -тихо произнес Яман, он вдруг почувствовал, что его щеку легко обожгло, как будто кто-то оставил на ней легкий поцелуй.
Яман въехал в ворота своего Дома, особняка, который он купил пять лет назад и который стал ему вторым Домом после дома отца Арифа. Пройдя в гостиную и поздоровавшись с отцом Арифом, Нидимом и обняв брата Зию, убедившись, что в столовой накрыт стол и все готово к приему гостей, Яман вместе с Нидимом и братом Зией вышел на крыльцо и стал ждать приезда Ялчина. Этому его научил отец Ариф, встречать гостей, учил он, должен всегда хозяин, партнерам по бизнесу могут дверь открыть и слуги, а вот гостей ты сынок должен встречать сам.
 В ворота особняка въехала машина Ялчина и остановилась недалеко от крыльца. Первым из вышел Ялчин и открыв заднюю дверь подал руку чтобы помочь выйти Кевсер. Кевсер вышла из машины и стала ждать пока выйдут остальные. Стоящий на крыльце Яман смотря на нее, думал, что фотографии не всегда врут, девушка действительно оказалась холодной и равнодушной, правда сейчас она постаралась изобразить заинтересованность на лице рассматривая двор, но Яман видел, что это притворство. Следом из машины легко выпрыгнул Фырат, обежав машину, он открыл заднюю дверь, и помог выйти маме Надире. Яман стоя на крыльце невольно улыбнулся. Здесь фото чуть поскромничало, подумал Яман, мама Надире и Фырат оказались даже лучше, жизненная энергия парня его веселье долетало даже до крыльца. Фырат еще раз обошел машину и, открыв дверь, помог выйти Сехер. Сехер вышла из машины и смущенно начала рассматривать двор. Увидев ее Яман внезапно схватился за сердце и покачнулся.
-Яман, с тобой все в порядке?- испуганный Нидим, стоящий рядом удержал его за плечо
-Сердце- прохрипел Яман, - больно, горит. Нидим обеспокоенный начал осматриваться в поисках снайпера, но потом, увидев, что крови на рубашке Ямана нет, чуть успокоился.
-Яман что с тобой? Нидим был все-таки взволнован
-Посмотри на эту девушку, Нидим – Яман  чуть придя в себе, морщась потирал рукой левую сторону груди
-Ну и что?- спросил Нидим-Это Сехер, сестра Кевсер
-Это не просто сестра Кевсер-сказал Яман- это Она, понимаешь Нидим,- Она.
-Кто-, Нидим был в недоумении
-Цель № 2 из моей тетради целей, моя самая красивая жена.

 

 

 

 

Сколько он себя помнил, он всегда стоял здесь, спиной к другим домам, смотря окнами на деревья, за которыми были другие особняки. И он всегда был большим, он как-то услышал от тех, кто его строил что у него будет 15 комнат, гостиная, столовая, кухня   будут балконы, он будет защищен   забором с коваными воротами.  Когда его создали, он помнил, что ему почему-то было холодно и грустно, его покрасили в серый цвет, ему нравилось, нравилось, что при заходе солнца его стены становятся розовыми, но солнце заходило только вечером, а днем оно было высоко. И хотя светило ему в окно, он все равно был серым. А потом стали появляться люди, каждый раз разные, они наполняли его комнаты мебелью, перекрашивали комнаты в разные цвета, они ходили смеялись, шутили, они наполняли кухню странными предметами, ему особенно нравился странный предмет с   четырьмя кругами и ручками, он потом узнал, что это называется плита, от нее было тепло, в зависимости от людей что были в нем, эти люди иногда часто включали плиту, иногда редко, и ему каждый раз нравилось, что в кухне тепло и пахнет чем-  то вкусным. Много людей он повидал, одни уходили другие приходили, иногда сразу, иногда проходило несколько времен года. Последний раз были странные люди, они зачем-то начали копать его друга двор, а потом бросили и ушли.

Но однажды  открылась его дверь, и в его коридор вошли двое мужчин. Он почему- то сразу понял, что за этими мужчинами придут еще люди, и много, и навсегда. Он засмотрелся на этих мужчин, они не были похожи на других, они не бегали как другие и не таскали мебель, они просто стояли и внимательно осматривали коридор. Он увидел, что мужчины красивы, нет другие жившие в нем люди, тоже были красивые, и мужчины, и женщины, но эти были красивы как-то странно, он не мог определить почему, что в них такого, но они ему понравились. Один из них был высоким и черноволосым с усами и бородой, с широкими плечами и стройной фигурой, второй тоже был высокий и черноволосый, но без усов и бороды, также с широкими плечами и стройной фигурой. Одеты оба были дорого, в этом он разбирался, у него жили муж с женой, жена все время жаловалась по телефону подругам, что муж дорого одевается, он видел костюмы мужа, на этих мужчинах были такие же. Рассмотрев мужчин, он услышал, что они о чем- то говорят, прислушавшись к разговору он понял, что они говорят о нем.
-Яман, ты уверен, что хочешь купить этот особняк? Ему хоть и 10 лет, но он безумно дорогой, недвижимость в этом районе очень дорогая.
-Нидим, я куплю, я хочу, чтобы у меня был дом, понимаешь дом, чтобы я, когда у меня будет семья, когда у тебя будет семья, чтобы я тебя, братьев и отца Арифа привез в дом, а не в четыре стены, накрытые крышей.
Значит их зовут Яман и Нидим, и ему оказывается 10 лет, ему понравились их имена, ему понравился его возраст, он не знал много ли это или мало, но ему почему - то понравилось, понравилось, что он дорогой, это слово он знал, он знал, что оно ласковое, слышал от других людей, живших в нем, он также знал, что это слово относится и к деньгам, но ему почему-то захотелось чтобы оно звучало как у женщин, называющих так своих мужей. Ему почему-то захотелось плакать, когда он услышал, как странно его произносит мужчина по имени Яман, -дом, он привык что его зовут особняк, люди пожимали плечами называя его особняком, недвижимостью, а Яман как-то громко сказал, что он  - дом. Яман и Нидим прошли в гостиную и остановившись посредине начали внимательно ее рассматривать, он с интересом наблюдал за ними, гостиной он мог гордиться, она была новая, последние жильцы ее покрасили, осмотрев Яман и Нидим прошли в кухню, и остановившись на пороге также внимательно ее осмотрели. Ему стало стыдно, кухня была совсем пустая, последние люди что жили в нем, уезжая все вынесли, даже плиту. Яман и Нидим ничего не говорили, просто покачали головой и вышли, а он почему-то испугался, неужели уйдут, бросят его, и он снова станет особняком? А ведь он за считанные минуты уже привык что у него теперь новое имя-Дом. Но нет, они пошли в столовую, посмотрели, радостно улыбнулись и сказали, что она хорошая потому что большая, он не понял почему это хорошо, но он был счастлив, что они не пошли к выходу. Поднявшись наверх, они осмотрели все 15 комнат, весело переговариваясь после чего спустившись вниз вышли во двор, он видел из окна что Яман и Нидим стоят, и также внимательно осматривают его раненного друга двор, о чем-то говорят, он не расслышал. Повернувшись Яман и Нидим снова вошли в коридор, он опять прислушался:
- Ты видел этот двор, Нидим? Какого черта они его перекопали и бросили?
-Согласен Яман, выглядит ужасно, но ничего, мы там фонтан поставим, качели, брат Зия деревья и цветы посадит.
-Решено, Нидим, я покупаю этот дом, завтра же начнем переезд, сделаем ремонт в кое-каких комнатах, в кухне, во дворе.
Потушив свет, во всех помещениях мужчины вышли, закрыв двери на ключ. Он видел, как они садятся в машину и уезжают.
Ему хотелось кричать от радости, ему хотелось плакать, его берут, завтра здесь снова появятся Яман и Нидим, теперь он будет называть их только так, еще будут люди, брат Зия. Кто он? Какой он? Он увидит завтра. После стольких времен года, он теперь будет не один, он понравился, Яману и Нидиму, они даже его закрыли на ключ, те кто был до них, приходили, смотрели, а дверь просто закрывали или громко били дверью ему по стенам. Яман и Нидим выключили в нем свет, но ему хотелось немного помечтать перед сном. Что Яман и Нидим сделают, может покрасят его в другой цвет, вылечат его друга двор, это Яман и Нидим сделают обязательно, он сразу это понял, ему отремонтируют комнаты, в одной из них  будет жить этот брат Зия, а потом другие комнаты, он знал что будут другие люди, и они будут жить в  его комнатах. Он почувствовал, что засыпает, на улице стало темно, он уже не видел своего друга двор. В окна ему начала светить луна и поэтому он закрыл их, уснув, счастливо улыбаясь.

Большая черная машина въехала на территорию особняка. Вышедшие из машины Яман, Нидим и Али бросив взгляд на особняк переглянулись и тихо вздохнули, укоризненно покачав головой.  Сколько раз они просили  не встречать возле дверей, сколько раз просили встречать в гостиной-бесполезно. Их Счастье круглый год, на протяжении пяти лет каждый вечер было возле двери. Слава Аллаху хоть убедили в холодное время года накидывать на себя одеяло, не мерзнуть так, вот и сейчас глядя на укутанных  с покрасневшими носами Сехер, Неслихан и Кераз,  мужчины не смогли сдержать улыбок. Обойдя машину Яман достал из машины букет ромашек, Нидим удерживая в руках большой букет роз и плюшевого мишку старался закрыть дверь машины, Али с трудом держал большую коробку , также старался коленом закрыть дверь. Усмехнувшись ,смотря на это, Яман обошел машину и свободной рукой закрыл двери. Все трое подошли к особняку, разведя руки в сторону Яман дождался когда его Счастье прильнет обнимет его, после чего сцепив руки за ее спиной положил подбородок на ее макушку, прикрыв от удовольствия глаза, Нидим потоптавшись на месте и поняв что с занятыми руками не сможет обнять свою Неслихан, положил свертки на столик стоящий возле двери и также обнял свое Счастье, он всегда прижимал ее обеими руками к себе, Али просто обнял свою Кераз, положив ее подбородок к себе на плечо и зарывшись носом в ее волосы. Яман однажды спросил брата, почему тот так обнимает жену, больше похоже на дружеские объятия, на что брат рассказал, что навсегда запомнил то чувство счастье, которое он испытал, когда в первый раз обнял и зарылся носом в ее волосы. Постояв так несколько минут, все прошли в дом, навстречу радостно выбежал Юсуф, по очереди обнял сначала Ямана, потом Нидима и Али, мальчик весело рассказал, что он и дядя Зия посадили лимонное дерево. Поцеловав в висок свое Счастье, и вручив букет ромашек и коробку, Яман и Али прошли в комнату брата Зии. Это был их ритуал, каждый вечер, возвращаясь домой, они всегда сначала шли к брату. Этому никто не мог помешать, сначала к брату, потом все новости, все внимание родным- потом.

Открыв дверь комнаты брата, Яман и Али увидели, Зию, поливавшего стоящее на столе маленькое деревце. Поднявшийся с кресла Дженгер, доложил, что все нормально, ничего за день не произошло, господин Зия занимался цветами с Юсуфом, приступов паники не было, все было нормально. На вопрос Ямана, общался ли Зия со своей женой Икпаль, Дженгер ответил, что госпожа Икпаль подходила к господину Зие, восхищалась цветами. Яман слушая, сжал кулаки,  прищурив глаза, заметив это Али положил руку на плечо брата успокаивая его, а Дженгер ответил что он во время разговора госпожи Икпаль и господина Зии никуда не отходил, стоял рядом. Зия закончив поливать цветы, подошел к Яману и Али, радостно поздоровался с ними, заметив что руки Ямана сжаты, Зия сказал чтобы Яман не беспокоился, Икпаль ничего ему не сделала, он не волновался разговаривая с ней, он  теперь не боится Икпаль, ведь Дженгер был рядом,  Зия сказал, что с тех пор как Яман рассказал ему что Икпаль путала таблетки, с тех пор как Яман перенес вещи в другую комнату и объяснил почему  они будут жить отдельно, Зия не боится, ведь Яман поселил его в бывшей комнате Сехер, а Сехер хорошая значит и комната хорошая, и Зия не боится.  Яман слушая брата, и убеждаясь, что действительно все нормально с ним, медленно разжал руки и тихо выдохнул. Стоящий рядом Али, также облегченно выдохнул, он  за эти пять лет хорошо узнал, что означают сжатые кулаки и прищуренный взгляд старшего брата. Стук в дверь отвлек всех, стоящее на пороге Счастье по имени Сехер и Кераз, полушутливо полусердито объявило, что ужин уже давно готов. Все вышли из комнаты и прошли в столовую.

Посреди обитой коричневыми панелями под дерево столовой стоял длинный стол. Яман как всегда сел во главе стола. По левую сторону от него сели все, кто был в его сердце, его семья. Рядом сидело его счастье Сехер, потом их  племянник-сын Юсуф, дальше брат Зия, следом Нидим со своим счастьем Неслихан, потом Али с счастьем  Кераз, Ялчин,  сидела его жена Кевсер, отец Ариф, Дженгер, госпожа Адалет , мама Надире и Фырат, молочный брат его Счастья.

По правую сторону сидела та, кто жила  в его доме, но кого Яман не считал своей семьей, она не жила в его сердце, но он должен был держать ее в доме, его вторая невестка, Икпаль, которая, фальшиво улыбаясь, Яман видел эту улыбку, протягивала через стол Зие тарелку с его любимым сыром.

Стол ломился от еды, было все, были блюда на любой вкус, Яман знал, что их с Нидимом и Али Счастье все это приготовили. Он был не против, что его Счастье стояло за плитой и вело хозяйство по дому,  что Счастье Али и Нидима ей помогают. Яман с улыбкой наблюдал как отец Ариф, Дженгер, госпожа Адалет, мама Надире стараясь скрыть смущение, накладывают себе еду на тарелку, за пять лет они так и не привыкли быть за столом. Яман вспомнил, как он разбил костяшки пальцев об косяк двери в столовой, ударив по ней, как он был зол, когда объяснял маме Надире, что она является  пусть и молочной матерью его любимого Счастья, но все-таки матерью, будет жить здесь, не как прислуга, и будет пользоваться всем в этом особняке. Отцу Арифу он с бешенством  в голосе объяснил, что если бы не он, то где бы сейчас были три брата Кырымлы,  что все воспитание отца Арифа все разговоры сделали  Ямана Кырымлы одним из самых богатых бизнесменов Стамбула, и поэтому отец Ариф будет сидеть за столом. Госпоже Адалет  с первого раза было объяснено, что являясь матерью Неслихан, соответственно тещей его друга Нидима, который также живет в особняке и сидит за столом, значит и она будет сидеть. На Дженгера достаточно было просто грозно посмотреть и тот быстро понял, что он как муж госпожи Адалет тоже будет сидеть за столом. Единственное на кого не пришлось орать так это на Фырата,  он быстро все сообразил, раз он молочный брат Сехер, а Сехер жена Ямана значит и для него найдется место за этим столом. Этот веселый голубоглазый парень с первой встречи понравился Яману, всегда с улыбкой, с шутками, учащийся в полицейской академии, он всегда знал где можно пошутить, где нужно промолчать, вот и сейчас наблюдая как Фырат не стесняясь накладывает себе на тарелку все подряд, Яман не смог сдержать улыбки.

Я - пёс большой - у этих лягу ног.
Любовно застучу хвостом пушистым.
Умру, спасая образ твой пречистый,
Моя богиня! Если б только мог...

Хозяйка, только руку протяни!
Тотчас душа зайдется пёсьим счастьем.
Дай подержать лишь твои пальцы в пасти.
Надёжной цепью шею обними.

Сиянье глаз и аромат волос
Меня ведут надёжно вслед за нею.
Мне сладко больно! Всё, что я посмею, –
Лишь заслонить собою от угроз.

Так горестно короток пёсий век.
Прыжок, толчок, укус и припаданье,
Смех чёрных губ, оскал, ушей дрожанье...
Ах! Почему же ты не человек?..

2009 год
Возможно, герои хакеры, разработчики ПО, инженеры. Что-то более-менее приближенное к реальным технологическим возможностям - не в стиле матрицы или азимовских роботов, скорее в стиле силиконовой долины.
Заранее благодарю всех кто откликнется.
Не могу вспомнить,зудит как хочу прочитать продолжение🤭Трилогия ,вроде как,про трёх подруг,которые вместе умерли.
Главная героиня-попаданка,пела песни из ее мира.В конце книги гости из другого острова (оборотни вроде)сказали ,что это не новая песня и их (кто-то там из местных)тоже эти песни поет.Героиня поняла,что попала не одна и ее подруги тоже оказались в этом мире.Это все ,что вспомнилось,возможно , косо и криво 😂🤭
Прошу помочь вспомнить книгу.
Речь идёт о группе молодых людей, они друзья детства (с одного то ли двора, то ли дет.дома... - не очень помню). И их пятеро, по-моему. 2 девушки и 3 парня(или наоборот!)
Один из них знакомится с девушкой, и считает, что это его ЛЮБОВЬ! Она не нравится остальным, но они принимают выбор друга.
Эта девица заманивает их куда-то (на дачу.... или что-то, типа того). И всё!
Потом они очнулись в другом мире, в клетках.
При этом все стали оборотнями. Разными животными...
Книга чем-то напоминает ,,Три жизни Тани''...
Но это не она. Тут рассказывается не об одном человеке, а обо всех друзьях...
Как девушках, так и парнях. 
Как им удалось сбежать, как смогли устроиться, как сложилась судьба каждого....
Лале ищет: 
Здравствуйте, хочу найти книгу.
Девушка собирается  к своему парню нарядившись  по моему  у них должен был быть первый 🔞 раз, но по дороге ее крадут думаю что она девушка лёгкого поведения и везут к богатому мужчине на одну ночь на утро мужчина узнав что это был ее первый раз приказывает найти ее дальше не помню, а потом каким-то образом она становится няней ее дочки ну  и в конце они полюбят друг друга)
Помню, что это СЛР может серия про разных героев, но это не точно. Там было что Герою отдали за долги или оно забрал Ггероиню. Героиня росла сильно консервативной семье, а герой старше её и он мафиози + он женат. Они вроде мусульмани. И там у герое начались  проблемы и героиню забрали его друзья (друг). Друг вроде женат и имеет ребенка. Вроде бы не больше полгода вышла на Топлибе. Помогите, пожалуйста. Заранее спасибо 
Наталья ищет: 
Добрый день, помогите найти книгу. Читала где-то лет 10 назад)) Детектив для подростков, вроде как, русский. Помню совсем немного: главная героиня девушка, родители отправили ее в гости к родственникам, там она встречает братьев-близнецов и они вляпываются в какую-то историю, с ней вроде как была еще и подруга. Еще  родители отправили следить за дочкой какую-то девушку.